ING1.ru

Инжиниринг сознания человечества

90% человека — животная часть

   Почти все поступки, точнее 90% человек совершает неосознанно, т.е. инстинктивно. Это связано с тем, что вся наша жизнь, наше постоянное желание жить и выживать — это проявление самого мощного и самого главного нашего инстинкта — инстинкта самосохранения живого организма. Этот инстинкт, нравится нам или не нравится,  заставляет нас изо дня в день, из года в год, всю жизнь делать и повторять одно и тоже, только лишь с одной целью — жить, дать возможность выживания нашему организму. Это ежесекундное ощущение жизни, смысла существования, это первозданное, древнейшее и могучее чувство инстинкта выживания, двигавшее наших предков по ступеням эволюции —  позволило миллионы лет выживать и развиться нашему человеческому роду.

  Отсюда главное условие выживания человека, его основной стержень на котором держалась, держится и будет держаться эволюция человечества – это первородный инстинкт выживания нашего организма. Под его действием, от зари эволюции до нас протянулась целая цепочка организмов (от примитивных амеб до  юрких обезьян, превратившихся  в человека). Все эти существа передавали потомкам в наследство самое лучшее из того, что они могли передать: Они передавали потомкам свой жизненный опыт,  удачи и неудачи, свою жизнь и смерть, закодированные в бессознательном, инстинктивном поведении. В нас этот опыт заложен в виде инстинктов обеспечивающих выживание в любых условиях и ситуациях. Этот жизненный опыт и эти инстинкты всегда находятся с нами, они остаются с нами до самого последнего вздоха и умирают вместе с нами. Отсюда, все полученные нами многочисленные инстинкты происходят из главного стрежня выживания человека — из его инстинкта самосохранения —  и именно на нем, на инстинкте самосохранения, они создают густую крону из всевозможных инстинктов и желаний. А все они вместе: главный стержневой инстинкт и его последующие ответвления – инстинкты-частички, образуют громадное, общее  «древо жизни человека». На «древе жизни»  эти инстинкты зарождались и зарождаются в виде маленьких почек, превращаются в веточки, и постепенно вырастают в мощные, несущие ветви. При этом, на «древе жизни» самые древние первоинстинкты оказались первыми, нижними и самыми крепкими ветвями, более молодые «побеги»-инстинкты доросли до размера средних, менее крепких ветвей и, наконец, последние наши приобретения – «молодые веточки» образуют верхушку «древа жизни». И точно также как любая мощная ветвь ветвится мелкими веточками и листвой, так и наши первичные, первобытные инстинкты окутаны всевозможными рефлексами, навыками и привычками, нуждами и потребностями. Сейчас именно они управляют нами и образуют неуловимую ауру нашего индивидуального поведения – неповторимого характера человека. Нужно отметить, что индивидуальные человеческие «древа жизни» (состоящие из первородного инстинкта и его ответвлений – древних инстинктов, инстинктов помоложе и самых последних), равно как и деревья в лесу, имеют общие черты. Эта особенность позволяет их использовать, классифицировать и описывать в самом общем виде. Для их применения нам нужны у человека  лишь самые главные и самые сильные инстинкты, инстинкты определяющие главные векторы его поведения и по сути формирующие индивидуальный характер. Из всех человеческих инстинктов более всего выделяется их древнейшая часть (так называемая «первая группа») — это самые примитивные инстинкты, инстинкты отвечающие в целом за выживание нашего  организма. Они, самые первые и самые древние, образуют самые нижние и самые мощные ветви «древа жизни» человека. К ним можно отнести — инстинкт питания, потребность удаления отходов и поддержания организма в чистоте, инстинкт движения, инстинкт защиты тела от неблагоприятных условий,  инстинкт восстановления сил и инстинкт боли. Вторую группу инстинктов составляют  инстинкты помоложе, это инстинкты обеспечивающие продолжение человеческого рода, появление и выживание наших детей. Они, средняя часть «древа жизни», включают в себя  потребность продолжения рода,  сексуальный инстинкт, стадный инстинкт, родительский или материнский инстинкт. И наконец последняя, самая верхняя часть «древа жизни» — самая молодая группа инстинктов – это инстинкты общечеловеческие, инстинкты служащие нашей главной цели: выживанию человечества и общества в целом. Здесь выделяются следующие инстинкты: инстинкт получения удовольствия,  инстинкт обладания вещами,  инстинкт лидерства, потребность в славе и почете, чувство долга перед людьми.

     Так как все эти инстинкты проявление одного, главного инстинкта выживания, то механизм действия всех их одинаков. Поэтому описание действия любого инстинкта будет справедливо для всех имеющихся у человека, разница будет лишь в деталях. Обобщенное описание внутреннего действия врожденного инстинкта: Вначале инстинкт незаметен — «его как бы нет». Потом он постепенно «просыпается и начинает нас  будоражить», в нас  его действие проявляется в виде нужды или потребности, увеличиваясь в нас  он  «зудит, щемит, грызет и сидит в нас как заноза». Тем самым он выводит нас из равновесного, спокойного и уютного состояния. Это означает, что под действием  инстинкта  организм начинает активно выделять специальные вещества (обычно их называм гормонами)  раздражающие нервы и мозг. В настоящее время у человека таких гормонально-активных веществ обнаружено около 50.  Так чем больше их выделение, чем больше становится концентрация таких гормонов, значит тем сильнее раздражение нервов, а следовательно тем больше возбуждение человека и тем агрессивнее он становится. Под их воздействием, наш мозг страдающий от гормонов, подталкивает нас к активности, заставляя искать пути избавления от гормонального изобилия – по этой причине  мы развиваем какую-то деятельность, начинаем искать, требовать, работать и т.д., именно поэтому мы действуем и говорим:  «я хочу…, я требую…, я желаю…, мне надо…, у меня есть потребность…» и т.п.  Как только мы достигаем цели – удовлетворяем потребность – гормональное, стрессовое давление тут же снимается и мы чувствуем расслабление. Таким способом наш психический аппарат стремится снизить и удерживать количество возбуждения (т.е. гормона) на возможно более низком уровне. Помимо этого, в отдельных случаях, за послушание и правильное поведение наш мозг может вознаграждать нас, то есть наше тело особым, приятным, эйфорическим состоянием. Здесь нужно обязательно отметить, что чем важнее инстинкт, тем больше будет получаемое вознаграждение – а следовательно, тем приятнее будут получаемые ощущения и  наслаждения. Самая высшая награда природы и вершина наслаждения человека – это  счастье.  Как любая высшая награда —  ощущение счастья кратковременно. Это происходит оттого, что механизм счастья природой создан для постоянно побуждения человека к действию, для того чтобы он не успокаивался надолго, не останавливался, не замирал. Счастьем нас  природа манит, зовет вперед, иногда она дает нам его почувствовать,  нам дает для того чтобы мы насладились им, испытали неземное чувство и затем стремились к нему вновь и вновь.

  Помимо внутреннего действия инстинкта, то есть потребности, для нас очень важно его внешняя, физическая сторона. Внешнее проявление инстинкта — это активность, точнее сила активности человека. Именно под действием инстинкта поступки человека укладываются в стандартную  схему существования – был неподвижным – ощутил потребность – начал двигаться – удовлетворил потребность – прекратил движение. Отличие лишь в силе потребности и соответственно в силе активности. Разбивка действий человека на этапы показывает такую картину:

     а)  инстинкт  неактивен и сила его потребности равна нулю  —  состояние  «нулевое».

   б) инстинкт проснулся и привел нас в «пассивное» состояние – то есть мы внешне не безразличны, испытываем какое-то беспокойство или некоторое неудовольствие.

   в) инстинкт вырос до умеренного, терпимого воздействия – его потребность заставляет нас принимать активные меры.  Если его удовлетворение опасно для нашей жизни, мы отказываемся от этого пути. Уровень такой силы  инстинкта  — «активный».

   г) внутреннее сильное, нетерпимое действие инстинкта  — под таким действием у нас появляется агрессивное поведение  со стремлением к его удовлетворению невзирая на опасности и последующее приятное эйфорическое состояние при его насыщении.

      д)  конечная фаза неудовлетворенного инстинкта или ступор —  В ступоре человек ведет себя словно автомат, практически не интересуясь ни собой, ни окружающим миром. Его совершенного не трогают ни проблемы общества, ни проблемы семьи, ни собственная жизнь. Фаза угасания инстинкта.

   Кроме действия инстинкта у человека можно выделить фазы потребления или  насыщения потребности: Первая из них — фаза обильного насыщения  или «обжорства»,  вторая фаза — фаза «гурмана», при ней потребление обычная, немного нудная и надоедливая процедура, от которой человек получает небольшое удовлетворение.

   Вышеприведенное представляет для нас описательную животную часть человека. Но для целей проекта нам нужно гораздо большее. Нам, человечеству, нужно не просто описание, человечеству нужен инструмент для измерения его животной части. Причем, для оценки состояния  человека, для использования больших объемов информации о человеке, для ее систематизации и классификации нужен  не просто какой-то измеритель, а инструмент простой и эффективный. Инструмент позволяющий оценивать и сравнивать психику людей, измерять и подсчитывать их энергичность и эмоциональность. Такой инструментарий можно создать используя фундаментальные основы человека – его потребности и порождающих их инстинкты.  Базой для создания инструментария служат механизм потребностей. Инструментарий для измерения человека: Учитывая то, что потребности  основа существования человека и ради их удовлетворения он живет, то общая характеристика поведения любых живых существ (в том числе и человека) всегда разделяется на две стадии, которые, непрерывно чередуясь, составляют основу жизнедеятельности. а) Первую стадию можно обозначить стадией формирования потребностей и основных влечений, а вторую – стадией удовлетворения этих потребностей.  Все виды потребностей имеют побудительный характер, создающий беспокойство в поведении животного и формирующий различные типы добывательного или, наоборот, отвергающего поведения. б) Реакция живого организма на  потребность всегда складывается из трех основных этапов.   Первый этап — пассивный уровень потребности. На этом, начальном этапе, организм не испытывает необходимости в удовлетворении потребности, так как она мала и не может принудить к поиску путей ее удовлетворения.    Второй этап — активный уровень потребности. Потребность выросла и живой организм, испытывая ее гнет, начинает активно искать  способы ее удовлетворения. Третий этап –  максимальный, агрессивный уровень потребности, означающей что животное из-за ее действия сильно озлоблено и для ее удовлетворения готово рискнуть своей жизнью, при этом ведет себя дерзко и  агрессивно.  Введя в это разделение  промежуточные подэтапы получим оценку потребности по пятибалльной системе, увязанную с внешними признаками состояния человека. Такая разбивка поведения по внешним признакам позволяет сделать замер состояния любого живого организма. Проводя такой замер с какой-то периодичностью,  мы получим спектр  состояний человека за учетный период. А имея  спектры других людей и сравнивая их между собой, тем самым мы сможем говорить о %  в их поведении.

  Однако, одного инструментария потребности для наших целей недостаточно, ведь наше существование всегда сопровождаются эмоциями: гневом, радостью, печалью, отчаянием, тоской, удовлетворением, злостью и другими. Для них нужно что-то другое. Это другое представляет собой «треугольник эмоций», в котором все эмоции, охватывающие наш организм (как бы это не было банально) во время роста потребности, ее удовлетворения или неудовлетворения  представляют собой взаимосвязанное единое целое. С его помощью, учитывая зависимость эмоций  от  силы активности,  достаточно просто измерить эмоциональное состояние, силу инстинкта и целенаправленность человека.  Такой подход к чувствам позволяет систематизировать эмоции, связать  их  в единую и стройную систему с внутренним состоянием человека.  Помимо этого, треугольник чувств позволяет  по эмоциональным переживаниям замерить величину нервного состояния, злобность и агрессивность человека, его степень оживления, замерить величину радости и счастья, а также узнать степень его страданий, горя и тоски. Причем не только измерить, но также зафиксировав  сравнить их с другими людми и выявить  истинные мотивы поведения.

   Эти инструментарии для измерения психики позволяют создать стандарты поведения типичного человека в зависимости от силы потребности, то есть внутреннего состояния. Такой стандарт поведения включает в себя характерные признаки поведения, степень активности, эмоции и другие существенные признаки. Сами стандарты поведения поддаются четкому и отличному друг от друга словесному описанию, причем, каждому стандарту будут соответствовать только свои виды слов, фраз, словесных оборотов и т.п. Таким образом, поэтапно описывая стандарты поведения человека доступно для разных состояний потребностей получить резко отличающиеся описания. Данные инструментарии имеют большую ценность в  свете последних исследований генного аппарата человека и его гормонов. На сегодня учеными неопровержимо установлено, что действие основных потребностей, включая жизненные, семейные и общественные, обуславливается либо генетической, либо гормональной природой. Имеющиеся зависимости потребностей человека от гормонального фона организма и его генов показывают  на их прямую взаимосвязь. Откуда следует важнейший вывод, от которого прямая дорога к достижению нашей цели: изменяя гормональный фон и генотип человека мы можем изменять его потребности и инстинкты, а следовательно и его характер.  То есть, целенаправленно влияя на гормоны и генотип человека можно превратить его из одного человека в совершенно другого, с другими привычками и другим характером,  при безусловном сохранении его внешности. Также возможна обратное превращение – через запрограммированное, тщательно контролируемое поведение направленно изменять гормональный фона организма. Для этих случаев, инструментарии потребности и треугольника чувств являются жизненно необходимыми для определения дозированного изменения гормонального фона и степени вмешательства в генотип организма. Отсюда  следует, что установив лабораторным путем у обследуемого  наличие определенных генов и уровни гормонов, по стандартам поведения человека несложно перевести медицинские показатели в количественные и описательные, то есть  составить подробную карту характера требуемого человека, детально описывающую его поведение. После чего, с учетом нового стандарта поведения рассчитать дозировку необходимых лекарственных препаратов и генетического вмешательства.  На сегодня, пока разработана предварительная  таблица стандартов поведения человека. Данная таблица дает возможность несложного перейти от хаотичного,  литературного описания поведения человека к укороченному, стандартизированному и унифицированному описанию поведения реального человека. То есть к описанию, которое будет пониматься и читаться одинаково всеми людьми без исключения.    Стандарты поведения дают возможность кратко словесно и, в баллах зафиксировать основные черты характера человека, создать картотеку характеров, в которой можно хранить информацию о основных чертах поведения в течение нескольких месяцев и даже лет. Этот метод позволяет проследить изменение характера во временной динамике за любой промежуток времени, на его основе также можно получить  его прогноз поведения. Такой подход открывает пути выявления  людей с потенциально опасными чертами характера, хотя бы для их последующей постановки на учет и периодического проведения повторных обследований. Нужно отметить другую сторону этого способа прогнозирования. Он дает «граничным типам» возможность осознанного исправления и предупреждения социально-опасных отклонений, что  увеличивает вероятность возврата человека в нормальное состояние.

   Описание и понимание действия наших инстинктов будет неполным без следующих дополнений: У всех людей без исключения есть все перечисленные основные инстинкты. Но только  одни из них от рождения находятся на низком уровне – т.е. в зачаточном или спящем состоянии, и поэтому мы их не замечаем, а другие наоборот, очень активны и агрессивны, они явно выпирают наружу. По этой причине, мы замечаем и говорим только о них — об агрессивных инстинктах и никогда не помышляем о других — о спящих и пассивных. От природы заложено, что  любой из  инстинктов может пребывать в любом из следующих состояний: нулевом или спящем, пассивном, активном, агрессивном и ступоре. И любой из этих инстинктов может наградить нас  эйфорическим состоянием, дело лишь в уровне развития инстинкта. То есть, чем сильнее инстинкт, значит тем больше будет назначена награда от природы и тем большее удовольствие мы получим при его удовлетворении.  У нас с вами есть понимание что инстинкты вещь переменная. Но, приведенной информации явно недостаточно для объяснения их воздействия на человека. Так, как человек, подобно сосуду, имеет ограниченный объем для выполнения потребностей, то в нем всегда идет борьба инстинктов за жизненное пространство, при которой победители занимают возможно большее место, подавляя и загоняя проигравших в дальний угол.  Для нашего удобства все противоборствующие инстинкты условно  разделены на три основные  части: естественные функции организма, семейные инстинкты и общественные потребности. Так вот, из них всегда главную линию поведения человека определяет самая активная и самая мощная группа — либо он  живет как растение, либо он увлечен семьей, либо он отдает все силы обществу. И вот в этом, внутреннем объеме инстинктов,  мозг человека играет роль судьи определяющего очередность исполнения их желаний. При этом мозг заступается за одних и игнорирует других. Причем, его решение – это безапеляционный приказ для организма, который без возражений будет исполнять любое решение своего «судьи». Тем самым мозг может усилить самое незначительное желание человека и подавить любые, самые мощные его инстинкты самосохранения. Но, несмотря на это, даже с учетом влияния мозга,  поведение человека всегда подчиняется инстинктам, внешне выражающихся в нуждах организма и всегда происходит по стандартной и предсказуемой схеме, позволяющей разработать прогнозные алгоритмы поведения человека в различных ситуациях.  А так как инстинкты человека за период его жизни практически неизменны, то на основе стандартных схем инстинктивного поведения расчет прогноза поведения человека на годы вперед вполне реалистичен. Необходимо отметить, что инстинкты в обществе также вещь непостоянная. Они также меняются и соответственно их изменениям происходят изменения в человеческом обществе.

                     Современные изменения в обществе связанные с изменениями инстинктов

    Стремительное развитие общества в 20-м веке  привело к его резкому усилению влияния на уклад семейной жизни. В наше время все указывает на то, что у людей общественные инстинкты начинают преобладать над остальными. Но за счет чего это происходит? Это очень просто установить: Вспомните ограничение объема инстинктов, поэтому, в связи с тем что инстинкты отвечающие за жизнь человека  уменьшиться сильно не могут, так как это опасно для здоровья, то прогрессивный рост общественных инстинктов идет за счет ослабления инстинктов связанных с семьей. У современных мужчин, по сравнению с женщинами,  семейные инстинкты от природы и так небольшие, поэтому им уменьшаться некуда. Отсюда, общественные изменения могут происходить лишь за счет женской половины человечества. Вот эту тенденцию мы наглядно видим. Согласно ей, определение величин инстинктов показывает что  женщины по их силе становятся все ближе и ближе к мужчинам. А это означает, что женщины приобретают все больше мужских признаков поведения, все больше мужских привычек и начинают сравниваться с мужчинами. В итоге это приводит к тому, что в человеческом обществе идет снижение роли полового фактора — иначе говоря, размывается разделение общества на мужчин и женщин. Крупные, внешние признаки этого: стираются внешние различия между мужчинами и женщинами в одежде, в поведении, в отношении к профессии; сильно растет число матерей-отказников от детей; продолжается  рост разводов, их количество уже более половины заключаемых браков; перекладывание материального обеспечения немощных родителей на плечи государства; уменьшение пребывания детей в семьях и увеличение их времяпровождения в коллективах и государственных организациях. У современной молодежи нарастает и сильно развивается высшая потребность — потребность отдачи себя обществу, потребность выполнения общественного долга. В данное время эта потребность мало востребована и соответственно, сопутствующая ей невостребованная молодежная энергия, достигая активного уровня оказывается неуправляемой и враждебной, оборачиваясь против общества и выливаясь в различных массовых антиобщественных поступках. Но это явление можно заранее централизованно направить в нужное русло и использовать на благо общества. Пока этого нет, нет и внятной политики в этой области. В завершение  главы хочется заметить, что несмотря на миллионолетнее возраст инстинктов у них, помимо плюсов, есть и негативная сторона – крайняя, опасная  степень развития инстинкта.

                       Негативная сторона животной части человека – «Маниакальность»

   Мания или маниакальность – крайнее проявление любого природного инстинкта. Разложим поэтапно развитие типичной маниакальной зависимости: 1) начальный этап:   тяга к удовлетворению близка к нулю. 2) второй этап — скрытный:  тяга или зависимость появилась, но эта тяга настолько мала, что еще не может заставить вас бросить работу и пойти искать удовлетворения этой зависимости.  Таким образом, это удовлетворение мании  отодвигается на потом. Оба этих этапа не являются строго маниакальными. 3) Этап заметный окружающим — предманиакальный: Маниакальная тяга  есть и довольно сильная, человеком четко осознается, при отсутствии ее удовлетворения  у него пропадает чувство душевного равновесия, внутреннего покоя, он чувствует себя раздраженным и даже злым, его расслабление может появиться только после удовлетворения.  4) Этап отторжения от человечества — маниакальный. У человека уже  есть маниакальная зависимость — его мысли постоянно и навязчиво возвращаются к поиску возможностей удовлетворения. Он это понимает и не может с этим бороться, просто идет на ее поводу. В таком состоянии, отбросив в сторону принципы и моральные устои, он способен на все: попрошайничать, воровать, вымогать и даже отнимать. При этом его ничто не пугает, его не останавливают ни мнимые, ни реальные опасности — он дошел  до самой сильной озлобленности, при которой, ради избавления от внутреннего кошмара,  он готов совершить любое преступление…  Добившись удовлетворения он испытывает неописуемое блаженство избавления от внутреннего кошмара.

   Отсюда признаки   пред и маниакального состояния — высокая,   агрессивная активность, а также стремление к удовлетворению невзирая на опасности для жизни, сопровождающееся сильной эйфорией при насыщении. При агрессивном поведении  человек не боится нарушения законов и смертельного риска.  Цикл действия в маниакальном состоянии:  а) рост потребности, – проявляющейся в поиске любого повода для ее удовлетворения. б) нахождение и насыщение. в) пресыщение и выход из маниакального состояния. г) нормальное состояние и сопротивление негативной потребности. д) не выдерживая напора негативного инстинкта, теряя волю, человек идет на его поводу и приступает к очередному поиску возможности удовлетворения. А далее цикл  повторяется по уже известной схеме. Таким образом, действие маниакальной зависимости связано с подавлением волевых центров человека, то есть   больших долей головного мозга. Отключением больших долей головного мозга, тем самым выпускается на волю «зверь», точнее звериные инстинкты низших групп, дотоле успешно подавляемые сознанием. Описанный процесс отражает развитие инстинкта до самого сильного уровня, когда он начинает напрямую, как у примитивных животных, управлять нашим сознанием.  До уровня, когда   «личину цивилизованного человека» разрывает «древний, звериный инстинкт», представая  перед нами в  зловещем феномене «зверя-оборотня», в виде животного не признающего человеческую мораль и живущего ради удовлетворения животной страсти.

     В противовес негативной, животной части, наши инстинкты нам также дарят возможность достижения идеальной, искомой цели человечества, достижения его мечты, мечты выражающейся гениальности человека, в его сверхвозможностях мышления, умения, сознания, да и не только  в них.

                     Идеал животной части человечества – «Гениальность»

(гениальность – это одна из сторон поставленной цели по улучшению, по модернизации человеческого сознания, здесь дается описание части чувств, отношений, идеалов и взглядов создаваемого «человека будущего»)

    Гениальный человек намного сложнее и многограннее человека среднего уровня, и тем гениальнее человек, чем больше особенностей людей он в себе воплощает, и чем живее и ярче они выражены в нем. Именно поэтому гениальное, хотя оно порождение неосознанных инстинктивных стремлений, стоит вдали от них, ему всегда присущи ясность и яркость. В человечестве, располагающемся между бессознательным, инстинктивным и сознательным, гениальность представляет еще более общую, а потому и более высшую сознательность. В человечестве сознательнее всего мыслит гений.  Так как, сознательность в человеке закладывается до рождения и зависит от наследуемых половых и других признаков, то отсюда следует, что гениальность также закладывается до рождения, во врожденной, то есть инстинктивной сфере. Главный, лучший и самый обоснованный признак гениальности – это универсальная память о всем пережитом. Благодаря ей  для гениев все вокруг имеет значение: все окружающее и происходящее неизгладимо и прочно укладывается в их память, причем так, что им не приходиться делать никаких усилий, чтобы вспомнить что-нибудь.  Благодаря универсальной памяти для гения каждое слово, это не просто слово — это ассоциации, образы, впечатления, это целая гамма чувств. Поэтому для гения каждое слово представляет собой кусочек окружающего мира и поэтому слова должны быть правдивы. По этой причине солгать для него, все равно что попытаться переделать и изменить существующий мировой порядок. Такая гениальность временно посещает всех. И великая боль и, великая страсть делает каждого человека хотя бы на миг гениальным.  Но хотя каждый из нас может быть гением, есть главное отличие гения и негениального человека, оно заключается в том, что у гениального человека, в отличие от ручейка бледных воспоминаний посредственности,  жизненные воспоминания сливаются в один обозримый и всеобъемлющий поток. Из этого потока ни одно переживание не может быть вырвано, исключено и рассмотрено отдельно. В мощном потоке воспоминаний и то что уже прошло и то, что только что случилось, для него одинаково действительно. То есть у гения любое переживание бесконечно живет в памяти. По этой причине гений противостоит потоку времени, он его охватывает своим сознанием, тем самым гений может делать время предметом своих наблюдений. Так окружающая беспредельность вселенной находит себе отклик в сознании гения. Вся полнота мира, хаос и космос начинают жить и отзываться у него в душе. Таким способом, гений, из-за возможности противостояния времени, из-за возможности охватывания его сознанием, оказывается в сознательной связи с мировым единством.   Более того, гениальный человек, осознавая мир и сливаясь со всем миром, больше всех понимает его страдания, ибо «нельзя познать мира, не понимая его страданий». Именно поэтому,  гений обладая универсальной памятью, ею движим высокими чувствами, чувствами связанными с наиболее поздними достижениями человечества, в их числе и желание славы и чувство долга перед человечеством. Причем,  из них, главенствующая, направляющая и подавляющая роль в его устремлениях принадлежит чувству долга перед человечеством. Этот инстинкт, только формирующийся в нашем обществе, у гениев дорастает до своего самого высшего уровня, до уровня граничащего с маниакальностью, до агрессивной и полубезумной идеи, до идеи исполнения своего долга ценой своей жизни, до возврата долга назначенного ему природой – до идеи посвящения своей жизни улучшению общества.

    Вышеприведенное описание инстинктивной, животной части человечества достаточно подробно, однако является неполным без затрагивания истинно его животной темы – разделения по половому признаку – разделения человечества на мужчин и женщин.

                         Мужчина и женщина

     Бисексуальное строение человека подтверждается признаками другого пола, которые в нем всегда остаются. Они подсказывают, что разделение полов никогда не бывает окончательным, что особенности мужского пола можно найти у женщин, что также половые признаки женщин имеются и у мужчин. По этой причине существуют бесчисленные переходные ступени между мужчиной и женщиной, называемые «промежуточными формами пола». В соответствии с ними  все человечество представляет  промежуточную субстанцию между двумя крайностями, между несуществующими идеальными точками – между «идеальным мужчиной» и «идеальной женщиной». Согласно этим признакам у «идеальной женщины», в идеале должны переразвиты семейные инстинкты (продолжения рода, сексуальный, общения и воспитания детей и другие), а более поздние, общественные приобретения должны свестись к нулю. У «идеального мужчины» наоборот. Его должны привлекать развлечения, слава, всласть, богатство и долг перед Родиной, и для этого он не должен быть отягощен семейными проблемами. Они для него как бы не существуют. То есть у «идеального мужчины» (за счет переразвития общественных инстинктов)  семейные инстинкты должны свестись к минимуму. В совокупности это означает, что «идеальная женщина» в своем поведении руководствуясь семейными, то есть более древними и менее осознаваемыми инстинктами,  вынуждена меньше думать и больше подчиняться их требованию. А «идеальный мужчина» напротив, посредством размышлений, обязан осознавать и целенаправленно, чрезвычайно усиливать слабые от природы общественные инстинкты.  В силу этого,  у «идеальной женщины» мысли и эмоции представляют собой единое и неразделимое целое, а у идеального мужчины наоборот, они четко разделяются. Но, на практике, в скоплении промежуточных человеческих форм любые мужчина и женщина будут далеки от этих крайностей, находясь между этими двумя полюсами, они по сути будут их смешением.  По этой причине, в нашем обществе нет существ, которых можно было бы однозначно и безоговорочно отнести к тому или иному полу. В реальности мы наблюдаем колебания между двумя крайними точками, ну разве что могут встретиться отдельные индивидуумы находящиеся довольно близко к этим полюсам. В силу этого, любой человек, и мужского и женского пола, несет в себе какую-то часть «идеального мужчины» и какую-то часть «идеальной женщины», а его принадлежность к мужскому или женскому полу зависит от соотношения этих частей. Поэтому, при определении смешивания в человеке и мужского и женского начал, всегда необходимо исходить из вопроса: а сколько «идеального» мужчины и сколько «идеальной» женщины в данном человеке? Необходимо при этом учитывать что существование в одном человеке мужской и женской частей не предполагает их жесткой закрепощенности — у каждого человека в течение жизни происходят колебания между «внутренними идеальными мужчиной и женщиной», то есть их соотношение переменчиво.

    В совокупности, эти внутренние противоположности, не зависимо от их соотношения, постоянно подталкивают нас к поиску партнера обеспечивающего жизнеспособное и здоровое потомство, а также внушают исподволь нежелание и даже отвращение к непривлекательному человеку. Но, так как инстинкты и их соотношение у каждого индивидуальны, то  определенному типу мужчин, соответствует возбуждающий его женский тип, и наоборот. Это действует закон притяжения контрастов. Согласно ему, залогом крепкой семьи служит объединение мифических «идеального мужчину» и «идеальную женщину» супругов в «идеальную пару». Это означает, что в свадебной паре, к сильным семейным инстинктам «идеальной женщины» добавляются сильные общественные потребности «идеального мужчины», добавляясь они совмещаются и образуют  идеальную семью без изъянов, семью в которой имеются  все  сильные инстинкты для полноценного выживания и воспитания детей, причем  в этой появившейся «идеальной паре» ни один инстинкт  не будет находить противодействия. В переложении для реальных людей наш закон притяжения контрастов подсказывает следующее: для создания крепкой семьи  партнер, должен принести в нее недостающие доли «идеального мужчины» и «идеальной женщины». Если это условие не соблюсти, то в семье происходят многочисленные разногласия и возникает напряжение, связанное с противодействиями инстинктов противоположного пола. Также закон полового притяжения гласит:  в обществе имеются громаднейшее число промежуточных половых ступеней, и в нем всегда могут быть найдены два индивидуума идеально подходящие друг к другу. Вопрос лишь в том, как определить и найти свою идеальную половину. С помощью выделенных иструментариев потребности и измерения психики это возможно. На их базе создан механизм определения «мужской и женской» частей человека и подсчитывается совместимость будущих и настоящих супругов. Помимо этого, анализ инстинктов и их разделения по половым признакам предоставляет определенную информацию. Согласно ей, миллионолетние, сильно развитые семейные инстинкты (деторождения, общения, материнский и др.,) требуют чтобы человек не откладывал надолго создание семьи и рождение ребенка, и любые аргументы против них здесь бессильны.  Такое поведение свойственно «женственным» женщинам. Но, если напротив, у человека преобладают общественные потребности – желание богатства, славы и  т.п., заставляющие все его усилия направлять в сторону от семьи, то создание семьи откладывается до достижения твердого общественного статуса (т.е. получение хорошей профессии, зарплаты, жилья). Нужно отметить, что подобное поведение наиболее характерно для мужчин «мужественного типа», а также для «мужественных и мужеподобных» женщин. У них, природное правило преобладания семейных инстинктов  нарушено, естественно такая диспропорция приводит к позднему браку и большой вероятности остаться старой девой. Из правила преобладания инстинктов следует, что чем больше в женщине «мужественной части», тем больше она желает сравниться с мужчиной. Таких женщин увлекают мужские занятия, они находят в них своеобразную романтику и лишнее подтверждение того, что они не хуже «сильного пола». Такое несоответствие природным наклонностям не проходит для них даром – природа, то есть ее инстинкты! жестоко мстят за свои попранные права. Поэтому такие женщины постоянно находятся в состоянии гормонального передоза, то есть в гормональном стрессе и они ведут вечную борьбу со своими подавленными инстинктами.  У «женственных и женоподобных мужчин» преобладание семейных инстинктов над общественными приводит к замыканию в узком семейном кругу. У них наблюдается низкий профессиональный рост, невысокий социальный статус и факт нахождения под «каблуком жены». Также «женственность» мужчин приводит к их отказу от рыцарского кодекса поведения по отношению к женщинам, также они никогда  не признают за женщиной права на слабость и беззащитность. Такие мужчины желают видеть в женщине соратника, друга и равного ему по всем статьям человека.

  Под действием миллионолетних инстинктов, по обоюдной инициативе, создается семья. Но фактические, крепкие семейные узы возникают при существовании у супругов более одной сильной семейной потребности. Нужно отметить, что сильная любовь и привязанность у человека появляются  только тогда, когда у него в одно, большое чувство объединяются несколько семейных инстинктов. Из этого правила выходит одно важное следствие:  женщина имеющая развитые семейные инстинкты, влюбляется чаще и любит своего  супруга сильнее, чем человек с общественными наклонностями.  Семейные инстинкты, точнее их большое количество также показывают, что человек может сильно любить всех своих близких, при этом его любовь будет к разным людям разная.

Идеальная семейная  пара на всю жизнь может быть только при существовании определенного баланса ваших потребностей. Для достижения этого баланса, должно соблюдаться «золотое правило» – в семенных отношениях нужно стараться поддерживать режим «легкого голода», то есть, надо стараться избегать пресыщения семейных потребностей, поддерживая тем самым желание сохранения семьи. При создании семьи нужно учитывать, что в ней всегда будет доминировать тот, у кого сильнее инстинкт власти. Если же оба супруга характеризуются высоким влечением к власти, то в семье часты конфликты по малейшим поводам и она постоянно находится под угрозой распада. Однако, чем выше у супругов уровень семейных потребностей, тем меньшую остроту приобретают конфликты, и тем быстрее они рассасываются. Прямая угроза распада семьи появляется тогда, когда не удовлетворяются семейные инстинкты и если на пути их насыщения ставятся препятствия. В этом случае семейные инстинкты постепенно  уйдут в область «ступора», то есть сойдут на нет  и любовь умрет. В итоге от семьи останутся лишь вызывающие тоску воспоминания, а семейная жизнь превращается в сосуществование или союз лиц разного пола, объединенных общими интересами проживания на одной площади.   При развале семьи женщина с ребенком почти всегда остается в худшем положении, при этом у них на передний план, прекращая и заглушая действие общественных потребностей, выходит группа семейных, т.е. животных инстинктов. Это, своего рода  деградация человека. Несмотря на это,  женщина надеясь что это ненадолго, легко смиряется с этим и переходит на более примитивный уровень существования. Эти мотивы определяют ее дальнейшую жизнь (поиск надежной, стабильной работы) и критерии отбора будущего спутника.  Напротив, у мужчин после развода, после подавления и исчезновения семейных потребностей преобладают общественные. Эти потребности, заполняя оставшуюся нишу от семейных инстинктов, быстро подрастают и достигнув максимального уровня начинают напрямую управлять его поведением. В силу этого, разведенному мужчине, помимо подавления семейных инстинктов, приходится бороться с новыми привычками вдруг  выросшими до сильного и агрессивного уровня. Это приводит к его постоянному напряженному и стрессовому состоянию. К состоянию борьбы с негативом. По этим причинам, после развода моральное восстановление у женщин идет гораздо быстрее, чем у мужчин и вскоре они оказывается в лучшем психологическом положении.

Биологически активные точки и меридианы организма

     Около пяти тысяч лет назад на Востоке (в Китае и Тибете) было замечено, что раздражение некоторых участков кожи иглой уменьшает боль и облегчает течение болезней. Эти крошечные зоны на поверхности тела назвали точками акупунктуры (иглоукалывания), или как сейчас принято их называть — биологически активными точками.

    Изучая; на протяжении веков связь точек с внутренними органами и между собой, а также реакции организма на их раздражение, врачи древнего Востока создали стройную теорию, согласно которой точки, расположенные на особых «меридианах», выполняют роль “форточек” для поглощения и выделения энергии. То есть биологически активные точки представлялись отверстиями в организме для взаимообмена внутренней и внешней энергии «ци». (Используя современные понятия под энергией «ци» мы теперь понимаем кусочки супершуб, квантовые жидкости и сгустки бозе-конденсата, способные производить энергетическую подпитку организма.) Давайте не будем спорить с древними исследователями, тем более, учитывая то, что не имея современных приборов, они многое чего предугадали,  примем за основу их объяснение энергообмена живых организмов.

   В классических китайских атласах содержится описание около 700 точек. К настоящему времени дополнительно выявлено еще значительное количество точек, расположенных вне меридианов. То есть у обычного человека имеется не менее 700 активных входов и выходов организма, способных как впитывать, так и отдавать биоэнергию из окружающего пространства.  Как выглядит биологически активная точка? Прежде всего, отметим что “точка” может иметь размеры от 1 до 10 мм. Внешне она неотличима от окружающей кожи. При ощупывают в области точки иногда можно найти ямку, уплотнение или разрежение ткани и нередко — болезненность. Последнее обстоятельство мы подчеркиваем, так как боль при надавливании — один из признаков того, что точка найдена правильно. Кроме того, болезненная точка как бы “заинтересована” в данном заболевании, связана с ним, и воздействие на нее будет наиболее эффективно. Под микроскопом нередко определяется скопление различного рода нервных окончаний. У биологически активных точек есть ряд своеобразных и труднообъяснимых особенностей, которые попробую прокомментировать с учетом особенностей квантового мира.

   Так врачи, проводящие соответствующие процедуры по иглотерапии, часто отмечают нечто необычное их сопровождающее, например, вибрацию иглы, введенной в активную точку, ее разогрев и т.д.; — Комментарий: Наверняка это связано с движением энергетических потоков через активную точку. Далее, исследователи, проводившие серьезные научные исследования обнаружили:

            — что на участках кожи, ранее не имевших активных точек, пересаженных, например, при лечении ожогов, после приживления также обнаруживаются эти точки, характерные для мест пересадки;  — Комментарий: Это может означать, что активные точки являются частью общей структуры организма, а не какого-то органа или части кожного покрова.

            — активные точки, расположенные вблизи перерезанных симпатических нервов, в большей или меньшей степени теряют свои особые свойства; — Данный факт  подтверждает тезис о подчиненности активных точек организму и потере этих свойств при отсутствии связи с нервным  центром организма.

            — разнообразные физические воздействия на активные точки (механические, тепловые, электрические и др.) дают устойчивый и воспроизводимый эффект, выражающийся в изменении состава крови, секреции различных веществ, электрической активности нервной системы, параметров других биофизических и биохимических процессов;- Комментарий: Это  свидетельствует о каком-то управляющем центре организма, из которого производится ответное изменение состояния организма при раздражении отдельной активной точки.

            — эффект воздействия на активные точки снижается или совсем исчезает у больных, находящихся в состоянии глубокого наркоза или комы; — Комментарий: То есть эффект активных точек каким-то образом связан с сознанием: нет сознания – нет  ответной реакции организма на  раздражение активных точек.

       — аномальные явления, вызываемые воздействием на активные точки, обычно локализуются в органах (функциональных системах), соответствующих тем каналам ЦЗИН-ЛО традиционной китайской медицины, которым эти точки принадлежат;

            — полное электрическое сопротивление между активными точками одного и того же канала значительно меньше сопротивления, измеряемого между внеканальными участками кожи, лежащими на таком же расстоянии друг от друга; этот феномен сохраняется длительное время после смерти, причем не только на цельном трупе, но и на отдельных его частях;

    Однако нужно сказать, что при современном уровне исследований ярко выраженных отличий в строении точки и окружающих тканей не выявлено. Единственная особенность обнаружена при воздействии слабого постоянного тока: в области точки резко снижено электрокожное сопротивление, т. е. существует как бы “дыра” для прохождения тока. Однако, независимыми исследованиями показано, что на коже имеется большое число точек, не являющихся активными, но имеющих сходные особенности, например, аномально низкое электрическое сопротивление и др. Но не зря говорят, что факты упрямая вещь. Так факт отсутствия каких-то особых клеток биологически активных точек доказывает лишь одно – (и это очень важно!) – то, что любая клетка организма может стать биологически активной точкой; это также означает, что любая клетка организма может как излучать, так и поглощать биоэнергию из окружающего пространства. Единственно, что отличает биологически активную точку от других точек организма —  воздействие  на точку изменяет ее показатели и вызывает лечебный эффект. Замечено также, что при этом меняются показатели и других точек данного меридиана, что также подтверждает его существование. Современный и наиболее точный способ нахождения активной точки связан с использованием различных электрических приборов. Их применение основано на выявлении описанного выше пониженного сопротивления кожи постоянному электрическому току в области точки.

      Трактат Жёлтого Императора о внутреннем [Хуан-Ди ней-цзин, предположительно III в. до н.э.], самая ранняя из дошедших до нас чисто медицинских книг, является каноном китайской медицины и помимо основных теоретических положений чжень-цзю содержит первые систематизированные сведения о сущности биологически активных точек и объединяющих их меридианов. Но, если факт существования активных точек как особых образований в настоящее время сомнений не вызывает, то упомянутые акупунктурные каналы (меридианы, сосуды) остаются предметом дискуссий. Попытки нахождения меридианов путем сканирования распределения радиоактивных меток однозначных результатов не дали: во-первых, частичное совпадение путей миграции меток с ходом каналов можно объяснить переносом по кровеносным и лимфатическим сосудам, а во-вторых, такое совпадение удавалось зафиксировать на слишком коротких участках (до 30-40 см). По результатам исследований, на сегодняшний день можно выделить три направления развития западных представлений о меридиональных биоканалах :

           — каналы являются отдельной, неизвестной, пока не изученной морфологической системой;

            — каналы представляют собой цепочки специфических образований, относящихся к известным структурам;

            — каналы являются абстракцией, а их мнимые функции осуществляются изученными структурами организма, в первую очередь — нервной и кровеносной системами.

      Не вдаваясь в подробности этих представлений и исследований, я хотел бы коротко привести  дословное мнение исследователей о меридиональных каналах и их строении. Так, по определению A. Lestrongarstrongier «меридианы — это линии электромагнитных волн, тип нематериальных каналов, не определяемых анатомически, но легко обнаруживаемых с помощью электронной аппаратуры«. F. Kracmer так же приходит к выводу, что меридианам соответствует специфическая «биоэлектрическая структура», характеризующаяся тем, что её поляризационное сопротивление ниже, а поляризационая ёмкость выше, чем на соседних участках кожи. В. Г. Вогралик,  резюмирует: «меридиан — это нервные проводники, идущие в покровах тела, оплетающие лимфатические и кровеносные сосуды, мышцы, переходящие затем в нервные сплетения, спинной и головной мозг, а затем в нервы, идущие к органам». Данные J. E. H. Nistrongоyet, впервые определившего площадь активной точки равной примерно 1 мм2, о её электрических свойствах положили начало новому направлению в изучении проблемы, а исследования, проведённые совместно с A. Mery позволили прийти к выводу, что энергетические меридианы объективно существуют и проходят преимущественно в подкожной клетчатке, подтверждением чего является наличие специфических электрических характеристик кожного покрова в местах, соответствующих ходу ЭМ, в виде снижения электрического сопротивления. Было обнаружено, что данный феномен сохраняется даже на трупе — до тех пор, пока не нарушится целостность кожного покрова. Описанные особенности оказались даже более выраженными после смерти: разница в электрическом сопротивлении между биологически активной точкой и окружающей кожей мёртвого человека больше, чем у живого. Установлена так же сохранность точек и меридианов не только на целом трупе, но и после его расчленения. Эти факты нашли подтверждение в работах ряда авторов разных стран [В. Г. Вогралик, Г. М. Покалев; T. Ischikava; J. F. Dumitrescu; J. strongorsarello; G. Cantoni; W. Melhardt и др.]. G. Grall выяснил, что после пересадки кожного лоскута топография биологически активных точек и меридианов остаётся неизменной на рассматриваемых участках.

   Вышеизложенная разноречивая информация о существовании энергетических меридианов и их сохранности после смерти неизменно приводит  к однозначному выводу – да, меридианы есть, они существуют, но они существуют не виде внутриклеточных, нервных или других каких-то органических систем, совсем нет — они находятся внутри нас в виде неких устойчивых, долговременных виртуально-энергетических образований (возможно в виде бозе-конденсатов или аналогичных образований),  частично совпадающих с нервными сплетениями, кожными образованиями, лимфатическими и кровеносными артериями. Современные последователи чжень-цзю выделяют в человеческом организме таких 14 постоянных основных меридианов, 12 ответвлений от них, 15 коллатералей,  12 мышечно-сухожильных меридианов [Гаваа Лувсан], 12 специфических кожных зон [А. М. Овечкин]. В настоящее время на постоянных меридианах описаны 361 корпоральная точка.

      Приведенные факты любой здравомыслящий ученый объявит абсолютной ахинеей. Но, тем не менее этим фактам уже несколько тысяч лет и ими успешно пользуются для лечения людей во всем мире!

     Краткие итоги главы:

   Раздражение некоторых участков кожи уменьшает боль и облегчает течение болезней — эти зоны на поверхности тела называются точками акупунктуры или биологически активными точками. Биологически активные точки, расположенные на особых «меридианах», выполняют роль “форточек” для поглощения и выделения энергии, то есть являются отверстиями в организме для взаимообмена внутренней и внешней энергии «ци», под которой мы понимаем кусочки аналогов супершуб, квантовых жидкостей и сгустков бозе-конденсата, способных производить энергетическую подпитку организма. У обычного человека не менее 700 таких активных входов и выходов организма, способных как впитывать, так и отдавать биоэнергию из окружающего пространства. Био “точка” может иметь размеры от 1 до 10 мм. Внешне она неотличима от окружающей кожи. Движение энергетических потоков через такую точку может приводить к вибрации иглы, введенной в активную точку, ее разогреву и т.д.  Сами активные точки, находясь на поверхности кожи, по сути дела являются структурной составляющей всего организма, а не какого-то органа или части организма. Притом,  любая клетка организма может стать биологически активной точкой; это также означает, что любая клетка организма может как излучать, так и поглощать биоэнергию из окружающего пространства. Находящиеся в состоянии глубокого наркоза или комы не могут  управлять активными точками.

  Меридианы организма — это линии электромагнитных волн, тип нематериальных каналов, не определяемых анатомически, но легко обнаруживаемых с помощью электронной аппаратуры». Меридианам соответствует специфическая «биоэлектрическая структура», характеризующаяся тем, что её поляризационное сопротивление ниже, а поляризационая ёмкость выше, чем на соседних участках кожи. Энергетические меридианы объективно существуют и проходят преимущественно в подкожной клетчатке, этот феномен сохраняется даже на трупе — до тех пор, пока не нарушится целостность кожного покрова. Эти особенности после смерти оказываются даже более выраженными. Установлена так же сохранность точек и меридианов не только на целом трупе, но и после его расчленения. После пересадки кожного лоскута топография биологически активных точек и меридианов остаётся неизменной на рассматриваемых участках, что лишний раз подтверждает основную роль какого-то органа организма в их появлении и сохранении.  Сами меридианы находятся внутри нас в виде неких устойчивых, долговременных виртуальных-энергетических образований, частично совпадающих с нервными сплетениями, кожными образованиями, лимфатическими и кровеносными артериями.  В человеческом организме  14 таких постоянных основных меридианов, 12 ответвлений от них, 15 коллатералей,  12 мышечно-сухожильных меридианов.

Маниакальность

   Под маниакальностью мы понимаем постоянное и навязчивое стремление, перебивающее все мысли и желания, стремление постоянно принуждающее и заставляющее человека что-то делать. К маниакальным зависимостям мы можем отнести зависимости от алкоголя, от наркотиков и других наркотизирующих, «опьяняющих» увлечений… Причем… Как утверждает канадский ученый Джордж Бубеник: «… алкоголизм, наркомания, азартные игры и любовь – близнецы братья… Во всех этих случаях организм человека начинает вырабатывать гормоны, увеличивающие производство допамина – мозгового вещества, дающего человеку чувство блаженства. От него-то и возникает «наркологическая зависимость»…» Но не будем ходить рядом и около этой проблемы. Гораздо лучше, если мы попробуем рассмотреть развитие мании на каком-нибудь хорошо знакомом примере. Например, рассмотрим ее в развитии нездорового, наиболее досаждающего обществу желания — желании получения быстрого удовольствия или эйфорического состояния. В желании получить «награду природы» обходным путем, как-нибудь обманув природу. Пусть даже обманув Природу с помощью суррогатов. На самом деле существует много разнообразных способов достижения эйфорического состояния, аколголь и наркотики относятся к ним. Мы остановимся на самом распространенном из них — на получении наркотического,  эйфорического состояния с помощью алкоголя. И на его примере покажем развитие типичной маниакальной зависимости, в данном случае алкогольной. (Это описание также справедливо и к действию других наркотизирующих занятий).

    Начнем с того, что при «принятии на грудь» трудно определить степень опьянения, точнее меру насыщения или «сытости» организма. Этот факт усугубляется традиционным использованием крепких алкогольных напитков — водки, спирта, самогона, джина и других. Все это, включая российские питейные традиции, когда гостя чуть ли не насильно заставляют пить, постоянно приводят к избыточному употреблению и, соответственно, к пресыщению алкоголем (то есть, при сравнении с питанием —  «к постоянному объеданию организма и росту объема нашего желудка»). А раз так, то  нужда в алкоголе будет расти повсеместно. Как она будет развиваться выясним, обратясь к схеме развития голода, которую мы с вами изучили ранее. Ведь и развитие потребности в алкоголе и питании «большие ветви одного древа жизни» и как не крути, но в основе своей они родственны.

           Первый этап — начальный:  На следующий день и потом после выпивки мы, испытывая чувство неприятия алкоголя, продолжаем заниматься своими делами. Все правильно, мы алкоголем пресытились и тяга к нему у нас близка к нулю.

                 Второй этап — скрытный: Тяги к алкоголю нет, но при упоминании о возможности выпить, возникает ощущение близкого удовольствия и комфортного состояния. Стоп!… Это означает, что тяга появилась! Но!… Она еще не может заставить бросить работу и пойти искать выпивку. Таким образом, это занятие великодушно отодвигается на конец рабочего дня.

            Третий этап – явно видный всем: Тяга к алкоголю есть и уже довольно сильная – нашему герою все время охота получить приятное, комфортное состояние. Оно понятно, ведь ученым известно, что при длительном употреблении алкоголя, нарушается выработка белка мозга S-100. При его отсутствии у человека пропадает чувства душевного равновесия, внутреннего покоя, и в результате расслабление может достигаться только после приема алкоголя. Таким образом, без алкоголя он будет чувствовать себя раздраженным или даже злым. Очень часто его разговор будет сводиться к теме: «Я сильно болею и плохо себя чувствую, надо бы поправить голову… Давай выпьем!… Дай выпью!…». В этом состоянии ему ничего не стоит затеять ссору и закончить ее дракой. Единственный выход из этого состояния – выпить (т.е. обрести душевное равновесие) и успокоиться.

            Четвертый этап – отторжение от человечества. У человека уже есть маниакальная зависимость. В конечном итоге наш герой приходит к тому, что независимо от занятия, его мысли постоянно и навязчиво возвращаются к водке (то есть «он постоянно голоден»). Куда бы он не пошел, что бы он не делал, голову сверлит одно и то же: «Выпить, выпить, где бы выпить?». Любого человека: друга, собеседника, соседа и жену он рассматривает только с точки зрения собутыльника — «можно ли с ним выпить или нет?», «может ли он меня угостить водкой или нет?». В конце концов эти навязчивые мысли занимают все его существо — с головы до кончиков пальцев… Он  становимся одной мыслью, одной идеей, которая выражается одной фразой: «Где бы найти водку…?!!» и, естественно, никого в таком состоянии не слышит. А как ему слышать? Если в этом состоянии он не может ни соображать, ни мыслить, а все видимое для него окрашивается красным или даже багровым оттенком, и в голове, заглушая все и вся, бухая по черепу набатным грохотом одно и тоже — «выпить, выпить… Вы-ы-пи-и-ть!!!». Ну что он может?… В таком состоянии, отбросив в сторону все принципы и моральные устои, он способен на все: попрошайничать, воровать, вымогать и даже отнимать. При этом его ничего не пугает и, не останавливают ни мнимые, ни реальные опасности — он дошел до  агрессивной стадии — до самой сильной озлобленности, при которой, ради избавления от внутреннего кошмара, от всех тех ужасов сознания, от которых не убежишь и не спрячешься, он готов совершить любое преступление...  Добыв же водку, он, дрожа и захлебываясь от нетерпения, лихорадочно ее пьет, испытывая при этом неописуемое блаженство избавления от внутреннего кошмара…

   Описанное нами состояние, позволяет отнести к признакам самого сильного давления инстинкта или предманиакального состояния, — высокую,   агрессивную активность, а также стремление к удовлетворению невзирая на опасности для жизни, сопровождающееся сильной эйфорией при насыщении. Мы также отметим, что при агрессивном поведении  человек не боится нарушения законов и смертельного риска. Теперь представьте, как же поведет себя алкоголик, если в таком состоянии ему отказать в выпивке? Ну конечно, он подобно изголодавшемуся, будет испытывать сильнейшее раздражение — сильную злобу, гнев или ярость. При этом его действия могут стать неподконтрольными мозгу, то есть он может впасть в состояние аффекта и не осознавать свои действия. Неудивительно, что такой человек начнет искать любые, повторяю любые пути — законные и незаконные, для насыщения своей главной потребности. И для этого подойдут любые пути решения проблемы: от громких возмущенных призывов к окружающим до образования банд единомышленников…

              фазы мании

    Но вот допустим, как бы мы этому не сопротивлялись, у нашего «подопытного человека» все-таки развился алкоголизм  (иначе говоря вырос «очень большой желудок», т.е. появилась маниакальная зависимость). Изучая его поведение, можно выделить несколько фаз:

а) рост потребности, – проявляющейся в поиске любого повода для выпивки. Есть даже анекдот на эту тему: « Алкоголик привязал к мухе нитку и тянет ее к себе – и тут же выпивает с тостом: «За приезд», потом отпускает и опять пьет, но уже провозглашает тост «За уезд», затем тосты повторяются с начала»;

б) насыщение — выпивка, запой;

в) пресыщение алкоголем — выход из состояния опьянения или запоя. В конечном итоге содержание алкоголя в организме достигло критической точки, и организм озабоченный выживанием вынужден отказаться от выпивки. Но не это интересно. Гораздо удивительнее поведение самого «алкоголика». После выхода из запоя на него начинают давить, в корне меняя его поведение, жизненные, семейные и общественные инстинкты. И он, на самом деле меняется — говорит о водке и о спиртном с чувством презрения, бичует себя и проклинает алкоголизм и, даже всех алкоголиков (в том числе и своих собутыльников). Такое изменение поведения и нежелание пить спиртное убеждает всех, в том числе и алкоголика, что раньше был «дурной сон» и что его надо бы побыстрее позабыть. Обрадованный этим «бывший» алкоголик начинает внушать окружающим, в том числе и себе, что нужно «работать, обеспечивать семью, заботиться о детях», мало того — в подтверждение вышесказанного он начинает  это делать. В результате окружающим кажется, что «наш горький пьяница» бросил пить и «взялся за голову».

г) Однако, не нужно забывать, что его организм просто в очередной раз «объелся»  алкоголем и в нем возобладали прежние, ранее подавленные инстинкты. По истечении времени, «голод» к алкоголю, поднимаясь как на дрожжах, начинает подавлять в «жизненном сосуде» остальные желания. Тут наш друг начинает сопротивляться алкогольному напору. Для этого призывает на помощь мозг, который напрягает всю его силу воли. Но, чтобы выдержать постоянный напор агрессивного инстинкта, нужна сильная воля. Откуда ей взяться у пьяницы, постоянно потакающего  нехорошему желанию? Поэтому, как правило, мозг устав бороться с «катком инстинкта»,  вскоре отказывается от борьбы за человека. И тогда мы видим воочию,  как алкоголик «махнув на все рукой» идет на поводу «доминирующей» потребности — начинается его очередной запой. А дальее цикл  повторяется по уже известной схеме

        В общем случае действие алкоголя и других дурманящих веществ связано с подавлением воли человека. А где у нас волевой центр? Правильно! В голове, точнее в больших долях головного мозга. Т.е. одурманивая себя, иначе говоря, отключая свои большие доли, мы тем самым выпускаем на волю «зверя», точнее звериные инстинкты низших групп, дотоле успешно подавляемые сознанием. Отсюда, чем больше уровень и время употребления алкоголя, значит, тем слабее мозг и тем больше гасятся в нем общественные инстинкты. Автоматически это значит, тем ниже по социальной лестнице скатывается человек и тем больше в нем проявляются животные инстинкты. При попытке помочь, не дать «падшему» совсем спиться, он реагирует примерно также, как «голодный» человек на изымание «последнего куска хлеба», то есть враждебно. Низший уровень этого состояния — всем известные бомжи. Характерно о них пишут в печати: «Новые первобытные люди разбили стоянку близ Екатеринбурга… Полностью приблизившись к быту и обычаям своих прародителей, около десятка человек оборудовали шалаши из веток и питаются чем Бог пошлет…. Местные садоводы конечно, страдают от набегов экзотических соседей, но отдают им должное — те воруют только продукты и одежду, ценности не трогают. У нового первобытного человека лишь одно отличие от старого: он беспробудно пьет…». Так чем же люди низшего социального уровня отличаются от животных? Разве только тем, что одеваются, разговаривают и применяют для насилия какое-нибудь орудие…? По существу они оказываются переходной, промежуточной стадией между человеком и животным.

   Описанный процесс превращения человека в алкоголика, совершеннейшим образом отражает развитие инстинкта до самого сильного уровня — до уровня, когда он начинает напрямую, как у примитивных животных управлять нашим сознанием. Данная схема развития инстинкта до опасного уровня справедлива для любого человеческого инстинкта, повторяю еще раз, для любого, даже для самого незначительного (который вначале может выражаться в виде привычки, пристрастия, потребности и тому подобных проявлений). И как бы мы к этому ни относились, действительность лишний раз упрямо подтверждает этот вывод. Все вышесказанное приводит нас к итогу, что в основе всех маний лежит простое правило: Постоянно потакая желанию, мы автоматически увеличиваем его размер в «сосуде желаний», и следовательно одновременно задавливаем, затаптываем остальные желания, низводя их до пассивного, спящего уровня.

    Но, из реальной жизни  известно, что если «все больше и все чаще кушать», то можно дойти до постоянно «голодного» состояния при полном желудке. Состояния, при котором, несмотря на полноту желудка, все мысли будут вертеться вокруг около «еды». Т.е. налицо оказываются  признаки предманиакального состояния. Это тенденция развития всем известного инстинкта питания. Но так как все инстинкты имеют общий корень, то правило роста инстинкта еды справедливо для любого человеческого инстинкта. Если, даже в этом, весьма опасном переразвитии инстинкта (мы здесь рассматриваем произвольный человеческий инстинкт), не прекращать его «подкармливать», в конце концов, его переразвитость приведет к появлению так называемой «фобии» или мании. Из переразвитых человеческих инстинктов нам наиболее известны боязнь замкнутого пространства — «клаустрофобия», водобоязнь и болезненное пристрастие к чистоте рук или тела. Крайнее усиление этих и подобных им маний позволяет напрямую управлять поступками человека. Когда это происходит на деле, то мы с удивлением и ужасом наблюдаем странное поведение близкого человека, который может равнодушно переступить через вас, не подать руку помощи и даже умышленно причинить боль, лишь бы добиться своего. Странное поведение, в котором мы улавливаем большое сходство с «живой торпедой» или с автоматическим устройством направленным лишь на одну цель –  на «насыщение своего желания». Конечно, потом, после насыщения,  в нем восстанавливаются нормальные черты и перед нами возникает прежний человек, тот которого мы знаем и может быть любим. Но!… Не нужно при этом забывать, что под его приятной личиной начинается следующий виток роста «древнего инстинкта». Того самого «Звериного инстинкта!», который, дорастя до определенной силы, разрывает «человеческий образ» и выходит наружу – представая пред нами в  зловещем феномене «зверя-оборотня», существа не признающего человеческую мораль и живущего ради удовлетворения животной страсти.

          Если вы еще не очень-то верите приведенным выводам, приведем факты из абсолютно нейтральной прессы:

    «При обследовании рок-тусовки учеными выявлена большая группа подростков с признаками заболевания, которому дали название «музыкомания». Картина и симптомы очень напоминают последствия приема наркотиков: появляется полная зависимость. Суть заболевания такова: если человек слушает определенную музыку, у него со временем может развиться патологическое влечение к ней с постепенными изменениями в психике. В обиходе его называют музыкальным маньяком. А все начинается вполне прилично: хочется регулярно слушать определенную музыку, но при этом звук делается все громче и громче… Это вызывает эйфорию, кратковременный подъем настроения, возбуждение. Зависимость от музыкального наркотика со временем все увеличивается, при этом наступают определенные изменения личности. Если невозможно получить очередную «дозу» музыки, настроение портится, появляется раздражительность, нарушается сон. А дальше, с целью облегчения состояния, — путь к обычным наркотикам. Дело в том, что механизмы воздействия музыкального и обычного наркотических средств схожи.» Вот другая заметка: «Американские психиатры бьют тревогу: в последнее время все стремительнее увеличивается количество людей подверженных болезненной зависимости от секса. Это так называемые наркоманы любви или сексоголики. Достигнув цели, они тут же переключаются на поиски нового объекта любви, мечутся лихорадочно меняя партнеров. После очередной победы наступает состояние апатии, подавленности. Стремясь выйти из него, сексоголик бросается на поиски новых приключений… Не правда ли, этот замкнутый круг сродни алкоголизму или наркомании? До последнего времени считалось, что недугу подвержены в основном мужчины. Но оказалось, что и женщин с такой болезненной зависимостью от секса в Америке не меньше двух миллионов.»

    Посмотрите сами, авторы заметок сами, независимо от нас, пришли к  выводам о схожести механизмов действий разных фобий или маний. Кстати сейчас появилась новая разновидность патологического секса, так называемый киберсекс. Врачи в его характере развития также находят много общего с алкоголизмом, причем очень многие симптомы и последствия сходны…

   Из перечисленных основных инстинктов патологическое усиление некоторых превращает человека в социально-опасного типа. Перечислим их:

          а) Инстинкт власти, основанный на стремлении обладания людьми. Его конечное развитие заканчивается появлением известных садистких наклонностей. Эти наклонности, объединяясь с другими сильными инстинктами, приводят к появлению разнообразных разновидностей садизма: самодуры, садисты, мазохисты и т.п.

      б) Из семейных инстинктов таким является потребность секса. Патология в его развитии отмечается у различного вида сексуальных маньяков, педофилов, некрофилов, зоофилов и т.д.

             в) И, наконец, чрезмерное развитие жизненных инстинктов, характерное для социально-опасных «сумасшедших» — параноиков, шизоидов и других. К ним же, по-видимому, можно отнести патологическое пристрастие к людоедству, панический страх боли или смерти…

    Краткие итоги главы:

Маниакальность

   Мания или маниакальность — крайняя или самая сильная степень действия любого основного инстинкта. Поэтапное развитие типичной маниакальной зависимости: Первый этап — начальный:   тяга к удовлетворению близка к нулю. Второй этап — скрытный:  тяга появилась. Но она еще не может заставить бросить работу и пойти искать удовлетворения зависимости.  Таким образом, это занятие  отодвигается на последующее время. Оба этих этапа не являются строго маниакальными. Третий этап – заметный окружающим- предманиакальный: Тяга  есть и довольно сильная, при отсутствии удовлетворения  у человека пропадает чувства душевного равновесия, внутреннего покоя, он будет чувствовать себя раздраженным или даже злым, его расслабление может достигаться только после удовлетворения.  Четвертый этап – отторжение от человечества. У человека уже  маниакальная зависимость — его мысли постоянно и навязчиво возвращаются к поиску возможностей удовлетворения.  В таком состоянии, отбросив в сторону все принципы и моральные устои, он способен на все: попрошайничать, воровать, вымогать и даже отнимать. При этом его ничего не пугает и, не останавливают ни мнимые, ни реальные опасности — он дошел  до самой сильной озлобленности, при которой, ради избавления от внутреннего кошмара,  он готов совершить любое преступление…  Добившись удовлетворения он испытывает неописуемое блаженство избавления от внутреннего кошмара.

   Отсюда признаки   пред и маниакального состояния — высокая,   агрессивная активность, а также стремление к удовлетворению невзирая на опасности для жизни, сопровождающееся сильной эйфорией при насыщении. При агрессивном поведении  человек не боится нарушения законов и смертельного риска.  Цикл действия мании:  а) рост потребности, – проявляющейся в поиске любого повода для удовлетворения потребности. б) насыщение. в) пресыщение и выход из маниакального состояния. г) нормальное состояние и сопротивление негативной потребности. д) не выдерживая напора негативного инстинкта, теряя волю, человек идет на его поводу, с чего  начинается очередной поиск возможности удовлетворения. А далее цикл  повторяется по уже известной схеме. Таким образом, действие маниакальной зависимости связано с подавлением воли человека, то есть   больших долей головного мозга. Но отключая большие доли головного мозга, мы тем самым выпускаем на волю «зверя», точнее звериные инстинкты низших групп, дотоле успешно подавляемые сознанием. Описанный процесс отражает развитие инстинкта до самого сильного уровня — до уровня, когда он начинает напрямую, как у примитивных животных, управлять нашим сознанием.  До уровня, когда под   личиной человека идет очередной виток роста «древнего, звериного инстинкта» который, дорастя до определенной силы, разрывает «человеческий образ» и выходит наружу – представая  в  зловещем феномене «зверя-оборотня», существа не признающего человеческую мораль и живущего ради удовлетворения животной страсти.

Особенности наших инстинктов или Фрейд был прав

   Если вы согласны с данными «постулируемыми» положениями, то двинемся дальше. Итак, нами наконец-то достигнута первая промежуточная цель нашего повествования. Она в следующем: Оказывается, у всех людей без исключения есть перечисленные основные инстинкты, просто одни инстинкты находятся на нулевом уровне – т.е. в зачаточном или спящем состоянии, и мы их не замечаем, а другие, активные и агрессивные явно выпирают наружу. По этой причине мы замечаем и говорим только об одних — об агрессивных и никогда не вспоминаем о других — о пассивных.

   Каков же итог нашего рассмотрения действия инстинктов? А как вы сами думаете?

 Он таков: любой из наших инстинктов может пребывать в одном из следующих состояний: нулевом или спящем, пассивном, активном, агрессивном и ступоре. А также то, что любой из основных инстинктов сможет наградить нас тело эйфорическим состоянием, дело лишь в уровне развития инстинкта. Так чем сильнее инстинкт, значит тем больше будет наша награда, и тем большее удовольствие мы получим при его удовлетворении. Но это также означает, что если поощрять развитие инстинкта в определенном направлении, то его обладатель начнет действовать в этом же направлении подобно роботу.

   Вот сейчас-то я подхожу к объяснению причин, заставивших нас начать изучение человека с инстинктов.

  Величина инстинкта, как и «толщина ветвей на древе жизни» может быть от рождения разная. У кого-то он находится в зачаточном состоянии и незаметен, а у другого, наоборот, от рождения активен заставляя своего владельца действовать преимущественно в нужном ему (инстинкту) направлении, тем самым определяя поступки своего хозяина. По этой причине, зная индивидуальный набор сильных инстинктов, мы сможем описать обобщенное направление действий их владельца. Но попытавшись на основе данного набора инстинктов описать характер или получить более полный портрет этого человека, мы оказываемся в тупике… Ведь имея определенный набор сильных инстинктов и их уровни действия, описать на их основе психологический портрет идеального партнера вещь крайне затруднительная. Но преодолимая! Каким образом?…

  Обратимся к нашей дорогой науке. Там есть так называемый принцип идеализации, т.е. мы рассматриваем предмет только с одним свойством (например твердостью), а другие (электропроводность, влажность и др.)  считая неизменными как бы отбрасываем. Тогда, изучая данный предмет только с одним свойством, мы можем описать его поведение. Затем можем провести такую же операцию с другим свойством предмета (например с влажностью) и т.п. В итоге мы получим достаточно полное описание поведения предмета в различных условиях. Взяв этот способ за основу, мы с вами тоже можем разработать типичные схемы поведения человека, ведомого как бы лишь одним инстинктом, проще говоря получим «идеальные линии поведения» человека. А затем, имея их в наличии, мы с вами, зная инстинкт и уровень его действия, сможем весьма быстро найти детальное описание поведения человека руководствующегося этим инстинктом. Основываясь на данном подходе, может быть составлена «шпаргалка», как бы таблица умножения для инстинктов, по которой, на основе отдельных элементов поведения человека,  можно в баллах определить силу действия инстинкта. В самой же таблице, в зависимости от силы действия инстинкта можем описать отдельные, резко отличные типы идеализированных характеров. Переходя к математике,  можем сказать, что этот подход позволяет с помощью таблицы определить свои цифры чтобы потом их поставить  в комбинацию  своего уравнения поведения. Как это сделать? Поочередно примеряя  к себе различные состояния инстинкта мы можем определить степень его активности, и самое главное измерить ее в баллах. Так постепенно перемерив все инстинкты мы получим карту активности человека. Но что с ней делать?… Давайте отложим этот вопрос до практической части…

  Подведем некоторый промежуточный итог. Мы с вами установили некоторые цифры нашего психологического «Я» (основные побудительные причины) — главные инстинкты и потребности, определяющие наш характер и линию поведения. Нам всем ясно, что мы не можем одновременно удовлетворять требования всех инстинктов. Ну не можем же мы одновременно кушать, бегать, умываться и разговаривать… Мы делаем это поочередно. Следовательно, в нас постоянно идет какой-то выбор очередности исполнения желания. А вот как он происходит, мы сейчас выясним.

  Один мудрец, не помню какой изрек: «человек — это сосуд желаний». И оказался недалеко от истины. Человека конечно можно назвать «сосудом», «кастрюлей» или «бочкой», кому как понравится, но только не желаний, а инстинктов и потребностей. Да-да, вы не ослышались! Ведь другого в нашей эмоциональной сфере попросту нет. Вот эти самые инстинкты и потребности нас заполняют до отказа — «до самой крышки». Но весь фокус в том, что объем человеческого «сосуда» ограничен. Конечно, в нем может помещаться много потребностей, но вот какая штука – если их в этом «сосуде» может поместиться много, то только мелких или если немного, но зато крупных. Третьего не дано! По этой причине у человека крупных потребностей и инстинктов немного. Ведь если одна  вырастет очень большой, то она одновременно уменьшит и придавит остальные. Сами понимаете деваться им некуда…

   Поэтому внутри нас идет настоящее «кипение страстей», постоянная, вечная борьба инстинктов — жизненных с семейными, семейных с общественными и т.п., борьба, при которой одни стремятся потеснить других. Именно про эту борьбу Фрейд  писал: «…  личность, человеческое Я вынуждено постоянно терзаться и разрываться между Сциллой и Харбидой — неосознанными побуждениями Оно и нравственно-культурной цензурой Сверх-Я. Таким образом, оказывается, что собственное  «Я» — сознание человека не является «хозяином в своем доме». В качестве пояснения добавлю, что по Фрейду,  «Оно» — бессознательное, подчиненное принципу удовольствия и наслаждения — то есть наши древние инстинкты, а «Сверх-Я» — верхний пласт человеческого духа, относящийся к самым последним общественным инстинктам. Здесь я хотел бы еще раз подчеркнуть основную мысль — человек, как сосуд, имеет ограниченный объем и, в этом сосуде идет постоянная борьба инстинктов за жизненное пространство, в котором победители занимают возможно большее пространство, подавляя и загоняя проигравших в дальний угол. Между тем, мы уже выяснили, что все наши воюющие инстинкты можно весьма условно и грубо разделить на три основных «лагеря» или части: инстинкты связанные с естественными функциями организма (жизненные потребности), семейные инстинкты (семейные потребности) и инстинкты относящиеся к общественным отношениям (общественные потребности). Давайте-ка попробуем сделать разрез «сосуда желаний» обыкновенного человека и посмотреть внутрь (Рис.а). Что же мы там увидим?

идеальная пара

   Оказывается там группы инстинктов объединены в лагеря и занимают примерно равные территории. Но вот разрез «сосуда» очень больного человека (Рис.б) показывает, что у него вверх взяли жизненные инстинкты. Да и как же им быть, ведь они борются за его выживание, а остальные только мешают. Вот их и отодвинули в сторону… Кого бы еще посмотреть? Ага…, давайте посмотрим коммерсанта и монаха. Что у них там?… У коммерсанта голова забита деньгами, прибылью и т.п. (Рис.в), соответственно для семьи и забот о своем теле места почти не осталось. Монах  (Рис.г) занят молитвами, думами о всевышнем, о борьбе с грехом, мечтает о несении слова божьего в массы. Эти занятия привели к тому, что семья его не интересует, а потакание своему телу им сочтено греховным делом. Таким образом, наибольшая группа инстинктов определяет главную линию поведения человека — либо он  живет как растение, либо он увлечен семьей, либо он отдает все силы обществу. И вот в этом  «сосуде желаний» мозг играет роль «третейского судьи». Судьи, который определяет очередность выполнения желаний. Но этот «судья» несправедлив, заступается за одних и игнорирует других. Почему мозг действует так? Эта проблема выходит за рамки нашей темы и мы ее обсуждать не будем. Скажу лишь, что решение данного «судьи» — безапеляционный приказ для организма, для нашего любимого тела которое как бы не упиралось, но решение исполнять все равно будет! Прикажет мозг не есть, телу деваться некуда – будет выполнять. В связи с этим, отмечу одну особенность мозга — он может так усилить самое незначительное желание и так подавить инстинкты самосохранения, что эта маленькая кроха желания, «пигалица» по сравнению с могучими инстинктами, может затмить все сознание и заставить подчиняться только ей.

  Именно из-за действия мозга, подавляющего инстинкты наше поведение довольно непредсказуемо. Но,… не надо забывать, что мысли приходят и уходят, а гормоны выделяются все время. Ведь инстинкты не спят, они действуют на мозг постоянно, они как каток, от которого можно убежать, отскочить, но он все равно безостановочно и неумолимо будет двигаться по вашим следам. А от себя не убежишь и, в конце концов, каток инстинктов настигает нас и заставляет делать то, что им нужно. Отсюда, как бы мы не сопротивлялись требованиям инстинктов, через какое-то время, устав от борьбы с ними, приступаем к выполнению их требований. Приведенные рассуждения доказывают, что поведение человека подчинено инстинктам, выражающихся в нуждах организма и более, или менее предсказуемо.   Подведем итог под рассуждением о вечной борьбе инстинктов. Мы  подошли примерно к тому же, что в математике означает знак «=» (равно) и даже привели небольшие примеры. У нас таким знаком или узким местом стал мозг, именно он выравнивает и уравнивает все инстинкты и решает, какой инстинкт удовлетворить в первую очередь, какой во вторую, а какой оставить напоследок — «на закуску».  Таким образом, все основные понятия мы определили. Следующим шагом надо будет попробовать применить к нашим инстинктам или «переменным»  «правила сложения и вычитания». И посмотреть, что же из этого получится.

     Краткие итоги главы:

 У всех людей без исключения есть перечисленные основные инстинкты,  одни инстинкты находятся на нулевом уровне – т.е. в зачаточном или спящем состоянии, и мы их не замечаем, а другие, активные и агрессивные явно выпирают наружу. По этой причине мы замечаем и говорим только об одних — об агрессивных и никогда не вспоминаем о других — о пассивных. Изначально любой из  инстинктов может пребывать в одном из следующих состояний: нулевом или спящем, пассивном, активном, агрессивном и ступоре. И любой из основных инстинктов сможет наградить нас  эйфорическим состоянием, дело лишь в уровне развития инстинкта. Так чем сильнее инстинкт, значит тем больше будет наша награда, и тем большее удовольствие мы получим при его удовлетворении.  Величина инстинкта, как и «толщина ветвей на древе жизни»  от рождения разная. У кого-то он находится в зачаточном состоянии и незаметен, а у другого, наоборот, от рождения активен заставляя своего владельца действовать преимущественно в нужном ему (инстинкту) направлении, тем самым определяя поступки своего хозяина. По этой причине, зная индивидуальный набор сильных инстинктов, мы сможем описать обобщенное направление действий их владельца. Для этого подходит принцип идеализации, с помощью которого можно разработать типовые схемы поведения человека, ведомого как бы лишь одним инстинктом. А затем, имея их в наличии, зная инстинкт и уровень его действия, можно быстро найти детальное описание поведения человека руководствующегося этим инстинктом.

   Человек, подобно сосуду, имеет ограниченный объем для потребностей, поэтому в нем идет постоянная борьба инстинктов за жизненное пространство, в котором победители занимают возможно большее место, подавляя и загоняя проигравших в дальний угол. Все наши противоборствующие инстинкты можно условно  разделить на три основных  части: инстинкты связанные с естественными функциями организма (жизненные потребности), семейные инстинкты (семейные потребности) и инстинкты относящиеся к общественным отношениям (общественные потребности). Из них наибольшая группа инстинктов определяет главную линию поведения человека — либо он  живет как растение, либо он увлечен семьей, либо он отдает все силы обществу. И вот в этом объеме мозг играет роль судьи определяющего очередность выполнения желаний. При этом мозг заступается за одних и игнорирует других. Его решение — безапеляционный приказ для организма, который любое решение исполнять все равно будет. То есть мозг может усилить самое незначительное желание и подавить любые самые мощные инстинкты самосохранения. Но, даже с учетом этого, поведение человека подчинено инстинктам, выражающихся в нуждах организма и происходит по типовым схемам и более, или менее предсказуемо, что позволяет разрабатывать различного рода прогнозные программы поведения человека в различных ситуациях.  А так так инстинкты вещь довольно постоянная и с течением жизни особенно не изменяются, то на основе схем действия инстинктов можно рассчитывать прогноз действия человека на годы вперед.

Что поведали инстинкты о семье

   Теперь, дорогие читатели, немножко отвлечемся на то, чтобы выудить по отдельности из семейной и общественной групп инстинктов что-нибудь стоящее. Здесь имеются два варианта.

   По первому из них, если сильно развита группа семейных инстинктов –деторождения, общения, материнский и др. (которые, как мы уже знаем, должны преобладать у женщин), то поведение нашей героини направлено на  удовлетворение их требований. Короче говоря, она не откладывает надолго создание семьи и рождение ребенка, и любые доводы здесь бессильны. Учеба, работа, наличие или отсутствие жилья ею в расчет совершенно не принимаются. Что они против инстинктов?  Большей частью это относится к «женственным женщинам и девушкам». Про подобных девушек часто говорят «она хочет выскочить замуж», даже есть анекдот на эту тему:

     «Маленького мальчика спрашивают:

    — А когда твоя сестра думает выйти замуж?

    — Всегда!»

  По второму, если преобладают общественные потребности – желание богатства, славы, карьерные устремления (развитые преимущественно у мужчин), заставляющие все усилия направлять в сторону от семьи, то создание семьи откладывается до достижения твердого общественного статуса — наш «маленький герой» прежде хочет получить хорошую профессию, зарплату, обеспечить жилье, и лишь потом создать семью. Данное поведение наиболее характерно для мужчин «мужественного типа». Эти позиции своеобразно отражаются на отношении мужчин и женщин к работе. Психологи так пишут об этом: «Единственный мотив отличающий мужчин от женщин — стремление работать лучше с целью продвижения по работе. А для женщин работа — средство ухода от личных проблем и огорчений» — то есть для женщин работа лишь способ забыть семейные дрязги и больше ничего….

   Если это правило преобладания инстинктов  нарушено, то у женщин (наверняка у «мужественных и мужеподобных женщин») такая диспропорция приводит к позднему браку, с большой вероятностью остаться старой девой. Чтобы не быть голословным, я приведу интересное сообщение, только в нем все поставлено с ног на голову — следствие идет раньше причины. В «Российской газете» от 9.02.98 пишется следующее: «Именно старые девы великолепно реализуют себя на службе или общественном поприще». А надо бы: «оттого, что у этих женщин сильно развиты общественные потребности, они, великолепно реализуя себя на службе или на профессиональном поприще, остаются старыми девами». Да и исследователи, с удивлением обнаруживают, что «старые девы» более образованы, больше зарабатывают, занимают более высокое профессиональное и социальное положение, чем замужние женщины. Типичный пример — красавица-манекенщица Клаудиа Шиффер. В очередной раз, оставшись без мужа, она вновь ушла в работу: продолжает съемки сразу  в нескольких клипах, занимается демонстрацией нижнего белья, рекламой последнего автомобиля «Рено» и т.п.  О.Вейнингер по этому поводу писал следующее: «… Так если «мужественная» женщина стремится к уравнению в правах с мужчиной, то «женственная» женщина нисколько не испытывает в этом потребности. При этом, под равенством в правах с мужчинами «мужественные» женщины понимают не юридическое оформление равных прав с мужчиной. Нет, за этим стоит гораздо больше, эти женщины внутренне желают сравниться с мужчиной, достичь его духовной и нравственной свободы, разделить его интересы и овладеть силой творчества…». Потом Вейнингер об этой проблеме говорит еще более конкретно: «… уравняться в правах с мужчиной в женщине хочет только мужская часть заключенная в ней…». То есть чем больше в женщине «мужественной части», тем больше она желает сравниться с мужчиной.

   Все эти нетипичные черты поведения женщин будут естественным путем объяснены, если учесть, что у «мужественной» женщины чрезвычайно сильно развиты инстинкты «идеального мужчины» — склонность к развлечениям, богатству, власти и славе. Под действием этих инстинктов «мужественные» женщины устремляются в литературу, живопись, в науку. Также сильно привлекают их армия и спорт. То есть их увлекают мужские занятия и они находят в них своеобразную романтику, лишнее подтверждение того, что они не хуже «сильного пола». Причем очень часто эти женщины: «… в детстве охотно принимали участие в диких играх мальчиков, ныне курят, носят похожую на мужской костюм одежду и полностью пренебрегают своим внешним видом…». Приведу пример в подтверждение сказанного:  «Стройная, симпатичная и улыбчивая девушка в узких брючках – 23-летняя Анастасия Тактаулова из Йошкар-Олы — чемпионка России-2000 по боксу среди профессионалов… Больше общих тем для разговора находит не с девушками, а с парнями, у самой же характер «мальчиковый»….  Но такое несоответствие природным наклонностям не проходит для женщин даром. Опять предоставлю слово газете: «… природа жестоко мстит за свои попранные права…», и поэтому такие женщины постоянно находятся в состоянии стресса, в состоянии борьбы со своими подавленными инстинктами. Между тем законы психологии довольно строги: 87% женщин в первый брак вступают до 27 лет. А остальные, как говорят, —   «поезд уйдет», т.е. опоздают, и вряд ли выйдут замуж.

   У «женственных и женоподобных мужчин» преобладание семейных инстинктов над общественными приводит к замыканию в узком семейном кругу. В этом, конечно, нет ничего плохого, кроме того, что, у нашего мужчины, будет наблюдаться низкий профессиональный рост, невысокий социальный статус и то, что он будет находится под «каблуком жены». Типичный представитель таких мужчин, Мирослав Сенчковский, доведенный до отчаяния пошел в суд и, пересиливая стыд, признался, что часто бит женой. Синяки на его лице и теле – дело ее рук. Мало того, она часто выгоняет его на мороз в одной майке  и держит на полуголодном пайке: на хлебе и воде. Корень проблемы в том, что основной кормилицей семьи, да еще имеющей высокий социальный статус является его жена. Насчет устремлений «женственных мужчин» О.Вейнингером сказано очень мало. К таковым отнесем «… мужчин, стремящихся к браку (во избежание недоразумений добавляем: не нуждающихся в средствах): женятся они рано, причем отдают предпочтение жене-знаменитости — поэтессе, художнице, певице и т.д. Такие мужчины отличаются от других большим физическим тщеславием. Бывают мужчины, которые специально отправляются гулять, чтобы себя показать; прототипом таких мужчин считается Нарцисс. Такого рода мужчины уходят в заботы о своей одежде, о прическе, о том, как они выглядят в данный день, и положении своей фигуры в данный момент… Они внимательны ко взглядам брошенными на них прохожими… Это мужчины, оказывающие слишком много внимания своему костюму, беседующие о туалетах с женщинами, носящие длинные волосы…»   От себя могу добавить, что «женственность» мужчин приводит к их отказу от рыцарского кодекса поведения к женщинам. Тем паче они никогда не признают за женщиной права на слабость и беззащитность. Более того, такие мужчины хотят видеть в женщине соратника, друга и равного ему по всем статьям человека.

    И еще одно…  Я пока затрудняюсь объяснить причину данного явления. Но его суть вот в чем. В одной из мудрых книг  написано, что потенциальные гомосексуалисты и другие виды промежуточных форм человечества, под «воздействием психологических причин, склонны к ищущему боль поведению — либо ищут боль для себя, либо причиняют боль другим». То есть, склонность к болевым ощущениям, также является одной из характеристик, по которой можно определить принадлежность человека к той или иной половой форме. Думаю, теперь для вас не будет большой сложности определить свой тип мужественности или женственности и комбинацию своего самого желанного избранника.

    Еще раз хотелось бы напомнить, что у нас речь идет о психологических типах человека, то есть о его внутренней сущности, а точнее, о нашей мужественной и женственной составляющих. Хотя… О.Вейнингер отмечал, что внутренняя сущность некоторым образом имеет сходство с внешним обликом. Так он отмечал у мужественных женщин такие черты, как «широкий властный лоб», «строгое мужественное лицо», «движения и мимика резки и неопределенны, им не хватает мягкой женственности», «вполне мужественная внешность» и т.п. Однако сходство внутреннего и внешнего очень малоизученная область. Например, в реальной жизни встречаются мужские типы, внешне абсолютно не напоминающие женщин, однако при ближайшем знакомстве с ними обнаруживаешь в их поведении очень много женского. По этой причине мы этому сходству уделять внимания не будем.

      Ну, а теперь, мы попробуем скомпоновать все ранее приведенное в единую систему и привести некоторые выводы с учетом реальных жизненных ситуаций.

      Реальные семейные ситуации

   Так вот, семья создается по инициативе обоих партнеров, подталкиваемых друг к другу хотя бы одним из активных семейных инстинктов. В реальной жизни случаи преобладание одного семейного инстинкта встречаются крайне редко, по крайней мере, мне они не известны. Обычно встречаются их комбинации, например комбинация желаний близкого общения и секса или комбинация желаний иметь ребенка и общения с близким человеком и т.п. Но фактически крепкие семейные узы возникают при существовании у обоих супругов не менее, чем одной сильной семейной потребности. Это может быть любая сильная потребность — потребность секса или потребность общения или потребность продолжения рода, то есть желания иметь детей или потребность заботы о ближнем.

   Когда-то мне встретилось такое мнение — сильная любовь между мужчиной и женщиной состоит из трех частей: платонической, физической и духовной. В переводе на наши инстинкты  это может означать комбинацию из сильных семейных инстинктов: общения, секса и заботы о ближнем, усиленную совпадением общественных потребностей. То есть сильная любовь или привязанность женщины к мужчине появляется лишь тогда, когда, не исключая других, объединяются вместе несколько семейных инстинктов. Это же правило показывает, что по своей природе женщина, как существо с более развитыми семейными инстинктами, влюбляется чаще и любит своего  супруга сильнее, чем он ее. В подтверждение этого приведу следующий факт: Психологами установлено, что чаще и легче слова «Я тебя люблю» произносят представительницы слабого пола…

    Между тем, вас никогда не интересовал вопрос, почему любовь к родителям, детям и жене или мужу, хотя и сильная, но к каждому разная?  Взяв за основу группу семейных инстинктов я попробовал разобраться в этом. Вот что в итоге получилось: в основе любви к родителям лежит семейный инстинкт общения и может быть потребность заботы о них. К ребенку мы испытываем странную смесь чувств, состоящую из сильных инстинктов общения и обеспечения его потребностей. Только здесь  наоборот — преобладает долг родителя, а уже потом следует желание общения. Ну, а к жене или мужу, если будут сильными стремление к сексу и общению, мы станем чувствовать любовь. Теперь вы видите, что можно любить всех своих близких, но по-разному. Кстати, если вас это интересует, можно также одновременно сильно любить и жену и любовницу. Причем оба эти чувства будут истинными, но отличными по сути, так как в их основе  будут лежать разные семейные инстинкты. Какие? – Полагаю, вы сами в этом разберетесь.

   Однако, несмотря на это, идеальная семейная  пара получится лишь при существовании некоторого баланса ваших потребностей и возможностей супруга. Так высокому стремлению к семейным обязанностям должен соответствовать умеренный уровень обеспечения, высокому желанию семейного общения — умеренный уровень удовлетворения и т.п. Здесь всегда должно соблюдаться «золотое правило» — соблюдая режим «легкого голода» избегать полного насыщения и пресыщения своих потребностей, поддерживая тем самым желание сохранения семьи. Вот живой пример: один известный актер, красавица супруга которого – живое воплощение женщины-мечты посетовал: «  Мне не хватает страсти в семейной жизни. Бурная в первые два года интимная жизнь со временем сменилась деловыми разговорами. Как-то незаметно любовь трансформировалась в дружбу. Жена стала живым воплощением холодного совершенства, ею хотелось любоваться на расстоянии». Комментарий к этой жалобе: «золотое правило» ограничений не соблюдалось, их семейные инстинкты постоянно пресыщались, а значит чувства и удовольствия от любви стали незаметными — они стали такими же привычными, как еда или чистка зубов.

    Может быть еще более худший вариант семейных отношений: если на пути насыщения потребностей постоянно ставить препятствия (т.е. чувства держать в «голодном состоянии») — отказ от сексуальных контактов с супругой, постоянные ссоры и нежелание проявлять заботу о партнере, то эти потребности постепенно уменьшаясь уйдут в область «ступора», то есть сойдут на нет  и любовь умрет. Останутся лишь вызывающие тоску воспоминания. В любом случае, для того чтобы встряхнуть чувства и усилить потребность, а также, чтобы проверить ее наличие, надо «немножко проголодаться», то есть  расстаться на небольшой срок (2-5 недель). Тогда вам станет ясно, каковы ваши чувства и надо ли что-то делать для их увеличения. Ну, а если после ничего не испытываешь — ваши потребности в семейных отношениях с этим человеком находятся в «нулевой» фазе или в «ступоре». Тут я думаю больше ничего объяснять не надо. Полнее всего эти нюансы можно выяснить встречаясь со своим будущим партнером в течение долгого времени. Ученые, аргументируя это, приводят следующие цифры: из тех, кто женился через 3-4 месяца после первого объяснения в любви, через три года сохранили брак только 20%, а из тех, кто женился через два и более года, более 80%.

     Так вот, следуя логике, наш герой, наконец-то, выбрал партнершу и создал семью. В ней, конечно, будет доминировать тот, у кого сильнее инстинкт власти. Если оба супруга характеризуются высоким влечением к власти (активное поведение в этом направлении) и низким уровнем семейных потребностей, то в семье очень часто возникают конфликты по малейшим поводам — «скандалы» и она постоянно находится под угрозой распада. Но, чем выше уровень семейных потребностей, тем меньшую остроту приобретают конфликты, и тем быстрее они рассасываются.  Стабильные и долговечные семьи создаются парами с умеренным или высоким уровнем долга перед семьей и сочетанием властных инстинктов умеренного и низкого уровня. В таких семьях ведущими потребностями оказываются желание сохранить семью и обеспечить ее покой. В качестве дополнения могу отметить, что любая руководящая работа приводит к росту властных амбиций, а они, в свою очередь, могут  привести к распаду семьи.

    Дальше семейную тему продолжу с крайне неприятной ситуации: с развода и распада семьи. Угроза распада семьи появляется тогда, когда не удовлетворяются семейные инстинкты, например, ухудшается общение (постоянно возникает ругань, ссоры, скандалы, нежелание разговаривать и т.п.) или появляется недостаток продуктов питания для детей, а также когда у одного из родителей развивается сильная общественная потребность, связанная с получением удовольствий или с карьерой. В качестве примера можно привести распад семьи популярного актера А.Делона. Несмотря на полный достаток, его жена, не выдержав постоянного отсутствия мужа, пропадающего на работе, попросту ушла из дома. Но самая печальная ситуация возникает, когда сексуальные отношения между супругами становятся слабыми — исчезает одна из основных семейных потребностей и тогда семья превращается в сосуществование или союз лиц разного пола, объединенных только общими интересами, наподобие друзей или соседей по квартире.   Но вот, несмотря на все попытки, настало неизбежное! Наш герой, полный уверенности и решимости наладить новую распрекрасную жизнь, уходит из семьи, оставляя на самостоятельное жизненное плавание жену и детей. Так кто же от этого выигрывает? Никто. Во-первых, факты упрямо говорят, что разведенные и одинокие люди чаще умирают преждевременной смертью. Особенно, согласно исследованиям, велика смертность от этих причин в возрасте от 30 до 40 лет.

    В общем случае, при развале семьи женщина с ребенком обычно остается в худшем положении. Вот что об этом пишет Ф. Энгельс в письме Каутскому: » Мужу развод в общественном смысле не наносит абсолютно никакого ущерба, он сохраняет целиком свое положение, просто становится холостяком. Жена теряет все свое положение, должна опять начинать все сначала и притом в более тяжелых условиях…». Всезнающие статистики говорят по поводу развода следующее: В ситуации развода каждая третья женщина испытывает депрессию, каждая шестая госпитализируется, каждая седьмая предпринимает попытку самоубийства… Между прочим, неполные семьи – женщина и ее дети, сегодня составляют третью часть нашего общества. Давайте взглянем на разведенных женщин с точки зрения инстинктов. У таких женщин на первый план, прекращая и заглушая действие общественных потребностей, выходит группа семейных, т.е. животных инстинктов. Это, своего рода падение, деградация человека — и она мало кому приятна. Но для обеспечения семейных потребностей, или же для воспитания ребенка, в нашем обществе нужны довольно большие средства. Поэтому женщина, внутренне надеясь, что это ненадолго, смиряется и переходит на более примитивный уровень существования. Эти мотивы определяют ее дальнейшую жизнь (поиск надежной, стабильной работы) и критерий отбора будущего спутника. Однако, эти же причины (высокая мотивация долга перед семьей) удерживают от резкого изменения  ее смысла жизни.

   Напротив, у мужчин после развода преобладают общественные инстинкты, семейные же почти исчезают. Но, как известно, свято место пусто не бывает. Занимая освободившиеся места, начинают подрастать общественные потребности, при этом, одна из них достигнув максимального уровня, начинает управлять поведением разведенного товарища. И что тогда мы с вами увидим?…  Ушедшего «с головой в работу», или занявшегося доступными развлечениями и «светской жизнью». Но, чаще всего наблюдается увлечение спиртными  напитками. Названные причины приводят к резкому изменению смысла жизни нашего «героя» и тут ему, кроме подавления семейных инстинктов, приходится бороться с новой потребностью, вдруг выросшей до сильного и даже агрессивного уровня. На это уходит много сил, может быть даже больше, чем у женщины. По этим причинам, после развода моральное восстановление у женщин идет гораздо быстрее, чем у мужчин и вскоре они оказывается в лучшем психологическом положении

     Ну вот, наконец-то мы установили некоторые законы и особенности поведения мужчин и женщин, и даже получили какие-то общие закономерности. Теперь я думаю, самое время приступать к определению этих самых  закономерностей лично у себя, то есть к вычислению значений х1, х2, х3…, для того чтобы подставить в общее уравнение и узнать какими, такими «блестящими качествами» вы обладаете.

           Краткие итоги главы:

   Миллионолетние инстинкты человека приводят к тому, что, если у женщины сильно развита группа семейных инстинктов –деторождения, общения, материнский и др., то она не откладывает надолго создание семьи и рождение ребенка, и любые другие доводы здесь бессильны. Но у ней если преобладают общественные потребности – желание богатства, славы  т.п., заставляющие все усилия направлять в сторону от семьи, то создание семьи откладывается до достижения твердого общественного статуса, т.е. получение хорошей профессии, зарплаты, жилья, и лишь потом создание семьи. Нужно отметить, что подобное поведение наиболее характерно для мужчин «мужественного типа». Поэтому, если первое правило преобладания инстинктов  нарушено, то у женщин такая диспропорция приводит к позднему браку, с большой вероятностью остаться старой девой. Из этих правил следует, что чем больше в женщине «мужественной части», тем больше она желает сравниться с мужчиной. То есть  у «мужественной» женщины чрезвычайно сильно развиты инстинкты «идеального мужчины» — склонность к развлечениям, богатству, власти и славе. Их увлекают мужские занятия и они находят в них своеобразную романтику, лишнее подтверждение того, что они не хуже «сильного пола». Такое несоответствие природным наклонностям не проходит для женщин даром — природа жестоко мстит за свои попранные права. Поэтому такие женщины постоянно находятся в состоянии стресса, в состоянии борьбы со своими подавленными инстинктами.  У «женственных и женоподобных мужчин» преобладание семейных инстинктов над общественными приводит к замыканию в узком семейном кругу. У них наблюдается низкий профессиональный рост, невысокий социальный статус и то, что они будут находится под «каблуком жены». Также «женственность» мужчин приводит к их отказу от рыцарского кодекса поведения к женщинам, они  не признают за женщиной права на слабость и беззащитность. Такие мужчины хотят видеть в женщине соратника, друга и равного ему по всем статьям человека.

   Семья создается по инициативе обоих партнеров, подталкиваемых друг к другу хотя бы одним из активных семейных инстинктов. Несмотря на это, фактически крепкие семейные узы возникают при существовании у обоих супругов не менее, чем одной сильной семейной потребности. Нужно отметить, что сильная любовь и привязанность женщины к мужчине появляется  тогда, когда, объединяются вместе несколько семейных инстинктов. Отсюда, женщина, имеющая более развитые семейные инстинкты, влюбляется чаще и любит своего  супруга сильнее, чем он ее.  Инстинкты, точнее их большое количество показывает, что можно любить всех своих близких, но по-разному. Но, идеальная семейная  пара получится лишь при существовании некоторого баланса ваших потребностей и возможностей супруга. Для этого всегда должно соблюдаться «золотое правило» — режим «легкого голода», то есть, избегать полного насыщения и пресыщения своих потребностей, поддерживая тем самым желание сохранения семьи. В семье всегда будет доминировать тот, у кого сильнее инстинкт власти. Если оба супруга характеризуются высоким влечением к власти и низким уровнем семейных потребностей, то в семье часто возникают конфликты по малейшим поводам и она постоянно находится под угрозой распада. Но, чем выше уровень семейных потребностей, тем меньшую остроту приобретают конфликты, и тем быстрее они рассасываются. Угроза распада семьи появляется тогда, когда не удовлетворяются семейные инстинкты, так если на пути насыщения семейных потребностей постоянно ставить препятствия  то они постепенно  уйдут в область «ступора», то есть сойдут на нет  и любовь умрет. От семьи останутся лишь вызывающие тоску воспоминания. И семья превращается в сосуществование или союз лиц разного пола, объединенных только общими интересами проживания на одной площади.

   При развале семьи женщина с ребенком обычно остается в худшем положении. У таких женщин на первый план, прекращая и заглушая действие общественных потребностей, выходит группа семейных, т.е. животных инстинктов. Это, своего рода  деградация человека. Однако женщина надеясь, что это ненадолго, смиряется с этим и переходит на более примитивный уровень существования. Эти мотивы определяют ее дальнейшую жизнь (поиск надежной, стабильной работы) и критерий отбора будущего спутника.  Напротив, у мужчин после развода преобладают общественные инстинкты, семейные почти исчезают. Вместо них начинают подрастать общественные потребности, при этом, какие-то из них достигнув максимального уровня, начинают управлять его поведением. Поэтому разведенному мужчине, кроме подавления семейных инстинктов, приходится бороться с новыми потребностями, резко выросшими до сильного и даже агрессивного уровня. По этим причинам, после развода моральное восстановление у женщин идет гораздо быстрее, чем у мужчин и вскоре они оказывается в лучшем психологическом положении.

Как инстинкты управляют нами — как бы по Фрейду

       Мы остановились на том, что внутри нас множество основных инстинктов. При этом большинство из них как бы молчат, отчего мы их не замечаем. Но вот приходит время, один из инстинктов просыпается и начинает нас будоражить. Что и как при этом происходит? Обычно его действие проявляется в виде нужды или потребности. Как это у нас обычно бывает?  Например так…: Вдруг нам становиться «нужно, ну очень нужно…, прямо-таки позарез необходимо…» куда-то сходить или что-то сделать, то есть появляется прямо-таки срочная и насущная необходимость. Вот как она действует мы подробно опишем: Момент зарождения мы обычно не замечаем. Затем обнаруживаем: «Ага!… Тут что-то нам мешает… Что же это? А-а, это вон что… Ничего пока потерпим!…». Но инстинкт не успокаивается, он продолжает внутри ковырять, действует на нервы и мозг (кстати, он тоже из нервных клеток), образно говоря, нужда «зудит, щемит, грызет и сидит в нас как заноза». Тем самым она все время выводит нас из спокойного и уютного состояния. И чем дольше это продолжается, тем труднее сдерживаться. В какой-то момент, не выдерживая внутреннего давления, мы срываемся с места и начинаем что-то делать — лишь бы прекратилось, лишь бы исчезло это неприятное ощущение. Это так сказать первая реакция организма…

    А что при этом происходит внутри организма? Может быть нам здесь повезет больше, и мы поймем некоторые особенности поведения человека? Так, химическая теория З. Фрейда утверждает, что в нас выделяются особые химические вещества, которые выбрасываются в кровяное русло и заряжают часть нервной системы напряжением (возбуждением), которое по всем признакам сопоставимо с интоксикацией организма ядами. Причем Фрейд особо упирает на то, что эти яды доставляют наслаждение. Мы примем эту точку зрения за основу, исключая последнюю часть — ядов, доставляющие наслаждение. Я считаю, что наоборот, большей частью эти вещества доставляют нам неудобства. Под действием наших незабвенных инстинктов (скажем при появлении голода или при замерзании) организм начинает активно выделять эти специальные вещества, мы обычно их называем гормонами (в их числе адреналин), раздражающие нервы и мозг. В настоящее время у человека таких гормонально-активных веществ обнаружено около 50. Одни из них отвечают за дыхание, другие за ритм сердечных сокращений, третьи за эмоции и т.д. Естественно чем больше концентрация таких гормонов, значит тем сильнее раздражение нервов, а следовательно тем больше возбуждается человек и сильнее становится его агрессивность. Врачи пишут примерно то же самое: артерии людей с агрессивным поведением, то есть у сильно  раздраженных, буквально омываются гормонами стресса. Это раздражение, как мы понимаем, штука очень неприятная. Под его воздействием, наш «бедный» мозг, страдающий от гормонов, начинает искать путь их избавления от них. А выход тут один. Надо устранить причину досаждающую «драгоценнейшему» организму.  Например, заставить организм покушать или поискать теплое местечко и т.п. Причем чем больше гормонов стресса накопилось, тем больнее нашему мозгу и значит, тем больше будет беготни и тем решительнее мы будем действовать. К примеру попробуйте представить характер действий слегка проголодавшегося человека и изголодавшегося  собрата при виде еды. Несомненно, более голодный товарищ будет активней и решительней своего соседа.

    То есть, явно из-за действия гормонов мы развиваем какую-то деятельность, направленную на устранение внутреннего дискомфорта, из-за которого мы обычно говорим — «я хочу…, я требую…, я желаю…, мне надо…, у меня есть потребность…» и т.п. Потом уже, добившись своего (т.е. удовлетворив потребность или успокоив инстинкт, в нашем примере — наевшись или согревшись), мы тем самым нейтрализуем гормоны и возвращаем наш мозг в обычное расслабленное состояние. Если описать этот процесс по Фрейду, наш психический аппарат стремится удерживать количество возбуждения (т.е. гормона) на возможно более низком уровне. За подобное послушание мозг (наш «психический аппарат») вознаграждает нас, то есть наше тело приятным, эйфорическим состоянием. То есть, по большому счету, приятное и расслабленное состояние есть «награда природы» за нашу работу, за беготню, за все наши действия для удовлетворения давившей потребности. Образно говоря, эйфория — это «кусочек мяса», который  опытный дрессировщик (т.е. наш мозг) дает своему питомцу (т.е. нашему организму) в качестве поощрения за проделанную работу. Но самое интересное то, что чем важнее инстинкт, тем больше будет вознаграждение, а это значит, тем приятнее будут ощущения и  наслаждения. К примеру, сравните ощущения получаемые от секса и от движения. Слышу, слышу возражения — нашел что сравнивать! Конечно их кому-то тяжело сравнивать, но тем не менее эти два разных и непохожих вида — оба они что ни на есть инстинкты. А потому, для природы, а значит и для человека инстинкт продолжения рода важнее,  чем возможность движения. Следуя дальше по этому пути, мы приходим к высшей награде природы и вершине наслаждения человека — к счастью. Здесь я не возьму на себя смелость говорить о таком предмете. Просто приведу слова другого человека. Причем приведу его мнение подробно, все равно лучше и полнее об этом трудно сказать: «Счастье — состояние абсолютной полноты, когда счастливее быть нельзя. Говорят даже: он переполнен счастьем. В этом-то и счастье от счастья: переполнен, ничего больше не нужно, нет других желаний (или потребностей — прим. авт.), нет желаний вообще — кроме одного, чтобы счастье продлилось, чтобы время остановилось: счастливые часов не наблюдают. Но счастье кратковременно. Даже Фауст с его «стремлением к ускользающему благу» вынужден был сказать: «Продлись мгновенье, ты прекрасно». Человек в состоянии счастья чувствует себя совершившимся и совершенным, у него нет желаний. Но механизм счастья для того и создан природой, чтобы человек стремился к чему-нибудь, не ленился, использовал все обстоятельства в свою пользу, был напорист, находчив, иногда настырен. Человек не создан для счастья, как птица для полета, наоборот, счастье создано для человека. Чтобы не только бился, но и добивался… Поэтому счастье универсальная награда природы за настойчивое стремление к самым разнообразным целям и за достижение их. Счастье не в деньгах, оно само — деньги природы, которыми она, как хозяин расплачивается с нами за то, что мы активны… А так как конечная цель природы — поддержание жизни, продолжение рода, то самое острое счастье человек испытывает в любви. Животное получает в награду за продолжение рода удовольствие, а человек — если он человек — счастье, и даже может быть невозможное, невыносимое счастье, которое называют словом «блаженство»… Механизм счастья создан, чтобы постоянно побуждать человека к действию, чтобы он не успокаивался надолго, не замирал. Если бы счастье было достижимо раз и навсегда, человечество давно бы вымерло. При малейшей удаче люди выпадали бы из строя действующих. Счастье косило бы людей, как пулемет наступающие цепи. Нет, природа манит нас, она дает нам почувствовать счастье по всякому пустяковому поводу, чтобы мы насладились им, испытали его и стремились к нему вновь и вновь«.

     Я нашел подтверждение этому также и у З. Фрейда. Он тоже признавал, что в нашей психической, сознательной жизни господствует принцип получения удовольствий. Что все наши стремления, желания и поступки всегда находятся в прямой связи с возможностью получения удовольствия. Теперь вы наверное понимаете, что удовольствие, радость и само счастье — это приманка или даже награда природы за поступки под давлением внутренних инстинктов. Вспоминая нашу несколько поднадоевшую математику, мы можем сказать — что сумма действия наших инстинктов равна получению удовольствия. Но ведь удовольствия в чистом виде не бывает, наше удовольствие внутри нас и другим не видать. А там его не измеришь. Как же быть?…

              Внешняя сторона инстинкта

      Есть выход из этого тупика! У нас есть другая сторона действия наших инстинктов, видимая всем, в том числе и нам. Мы ее можем воочию увидеть и измерить, чтобы узнать какое удовольствие может получить человек, какова сила действия у него инстинктов и тому подобное. Это внешнее действие инстинктов — поступки человека. Наши поступки или поведение — внешнее выражение внутренних сил — горя, радости, печали, удовольствия или блаженства. В математическом смысле это означает, что в нашем уравнении итоговую сумму действий для получения удовольствия или получение удовлетворения (т.е. суммарное действие инстинктов), вместо удовольствия, мы приравняли к поведению человека — где сумма инситнктов (х1+х2-х3+х4… +х18)= равна поступку или силе активности человека. То есть итог воздействия инстинктов на человека это его активность или даже сила активности — а она бывает разная в зависимости от потребности.

      Поэтому перейдем к рассмотрению наружной стороны действия инстинктов — к их внешнему проявлению. То есть к тому, что мы делаем, когда нам что-то очень нужно. Если позволите, я чуть-чуть отступлю от этой темы. Как мы все ясно понимаем, человек что бы он не хотел, поступает примерно одинаково. Обычно, его действия укладываются в схему: – был неподвижным – ощутил потребность – начал двигаться – удовлетворил потребность – прекратил движение. А как же, ведь у него и мозг, и ноги, и руки всегда одни и те же, независимо от желания и цели. Поэтому его реакция на действия различных инстинктов примерно одинакова, есть отличия лишь в конечном итоге насыщения (т.е. насыщение едой, общением, сексом и т.п.).  А так как все они  порождены инстинктом самосохранения и действуют примерно одинаково, то нам для изучения подходит любой природный инстинкт. Для облегчения нашей задачи возьмем самый изученный и самый известный инстинкт — инстинкт питания. Наша задача — выделить в нем какие-то этапы или периоды, которые потом  распространим на другие.  Приступая к исследованию отмечу, что это очень скучное занятие — описывать то что всем известно.

            С чего начнем? Ну, конечно же, с начала.

        а) Мы, только что наевшись до отвала, с трудом встаем из-за стола и  испытывая чувство вялости,  начинаем заниматься текущими делами.  О чем это говорит? Говорит о том, что наш «замечательный» инстинкт питания молчит и сила его потребности равна нулю. Для удобства назовем такое состояние  — «нулевым». Здесь наш переменный инстинкт «x» совершенно незаметен и мал, скажем, примерно равен 0.035…

       б) Продолжим его описание таким отрывком: «… А как насчет того, чтобы забыть обо всем этом и перекусить, Перри?» — Мейсон покачал головой. »  —  Это одна из тех ночей, когда он будет все время работать, — вздохнула Делла. – Он будет ходить взад и вперед, истаптывая ковер, и пить кофе…». Конечно, первые признаки голода малозаметны и, о них за работой можно на какое-то время забыть. Но внимание! Хотя наш инстинкт еще довольно слаб, но он уже проснулся. Правда его сил хватает ровно настолько, чтобы лишь напомнить о себе, но явно недостаточно заставить искать еду. Ну может еще, пожалуй, его давления хватит на то, чтобы заставить говорить о нем. Отчего в наших разговорах может появиться «обеденная» тема: «как бы попить чайку…», «надо бы пойти поискать перекусить…». Обозначим это состояние «пассивным». В этом состоянии мы уже не безразличны, испытываем небольшое беспокойство или некоторое неудовольствие. (То есть наша переменный инстинкт «x» уже вырос до единиц и стал приблизительно равен 2 или 3 единицам…).

        в) Сильно проголодавшись, скажем, оставшись без завтрака и обеда, где-то ближе к вечеру обычно решаем: «Так не пойдет. Надо срочно искать еду!» И тогда будет, как в этом отрывке: «… Несмотря на проливной дождь, не перестававший ни на минуту, большинство друзей снарядилось на охоту. Проголодавшимся очень уж хотелось отведать вкусного и сочного мяса…» То есть мы бросаемся на поиски еды: бежим в магазин, столовую, ресторан и т.д. и т.п. Что и говорить,  «голод не тетка», он ведь заставит нас принимать активные меры.  Но!… Если поиски пищи оказались опасны для нашей жизни, мы посчитав, что лучше не рисковать, согласимся еще чуточку поголодать. Уровень силы действия такого инстинкта мы назовем — «активной».    Однако, сами понимаете, общаться с таким голодным другом не подарок, как там в пословице: «Голодный сытого не разумеет». Ну, как можно будет общаться с ним, если он сильно раздражен голодом и может говорить только об одной теме: » Я хочу есть, надо найти где-то пожрать…»? Причем, в таком состоянии он может запросто взорваться и наговорить кучу гадостей. (Мы здесь будем говорить о переходе переменного инстинкта в разряд тяжелой артиллерии, т.е. он наверное подрос уже до больших величин  — где-то до 20…50)

        г) «…Тем временем Рамиро, не выпуская пистолета из рук, отправился на деревенскую площадь, взял из стоявших корзин фрукты и каштаны, зарезал козу и нарвал яблок, не встретив ни малейшего сопротивления…» — Лучше этого отрывка о таком состоянии голода и не скажешь. Итак, после двух-трех дней голода наш инстинкт проявляется в полной силе – человек будет испытывать настоящий голод и свои чувства скрывать уже будет. Все его силы и помысли устремятся на одно – на поиск и добычу еды.  Куда бы он не пошел, что бы он не делал, голова его будет занята одним и тем же: «Поесть…, поесть…, где бы найти поесть?…» В таком состоянии, отбросив принципы в сторону, человек способен на все: попрошайничать, воровать, вымогать и даже грабить. При этом ему совершенно наплевать на разные там опасности — он дошел до  агрессивной стадии голода, и ради еды готов совершить преступление…. Добыв еду, он давясь и торопясь, быстро ее  ест, испытывая при этом неописуемое блаженство избавления от внутреннего кошмара. Отсюда, давайте к признакам сильного действия инстинкта  отнесем агрессивное поведение человека с его стремлением к удовлетворению невзирая на опасности и приятное эйфорическое состояние при насыщении. Это самое сильное проявление инстинкта будем именовать  «агрессивным».  (То есть наш переменный инстинкт «х» перешел в разряд супертяжелой артиллерии и его величину, наверное, уже можно сравнивать с сотенными цифрами.)

       д) И вот конечная стадия голода, предоставим слово литературе: «… Вскоре не стало и воды. Положение стало нестерпимо тяжелым и мучительным: томительная жажда мало-помалу сменилась водобоязнью, а сильный голод – полным отвращением к пище… Все шли молча, угрюмо продвигаясь вперед шаг за шагом. Как только кто-нибудь пытался прилечь на землю и отдохнуть, тотчас же члены его костенели, глаза потухали, взгляд туманился и даже язык с трудом ворочался во рту…». Такое поведение естественно, ведь после долгого голодания чувства у человека притупляются и инстинкт совершенно не действует. В таком состоянии у людей исчезает желание что-либо делать, ими овладевает полное безразличие к окружающей обстановке, мы называем это состояние «ступором». В ступоре человек ведет себя как автомат, совершенно не интересуясь ни собой, ни окружающим миром. Его не трогают ни проблемы общества, ни проблемы семьи, ни собственная жизнь. Встречая людей с подобным поведением мы обычно говорим «он совершенно опустился и не следит за собой».  (Здесь все говорит о том, что величина инстинкта «х» стремительно уменьшается и может даже упасть до нуля – проще говоря, до смерти человека.)

      Все это так. А что будет происходить, если мы накормим голодающего товарища, то есть уступим действию инстинкта?

   Первая фаза — фаза обильного насыщения  или «обжорства« — голодный человек, постоянно озираясь и загораживая еду, хочет съесть или «сожрать» как можно больше. Остановить его может только переполненный желудок, остальные аргументы бессильны. После обильного насыщения наш герой от стола отваливается в приятном изнеможении — он испытывает «эйфорию». В человеческом языке есть много слов обозначающих это состояние: блаженство, кайф, удовольствие и другие. Как же, ведь он выполнил главное требование инстинкта и получает заслуженную награду.

 Следующая фаза питания — фаза «гурмана», когда прием пищи стал обычной, немного нудной и надоедливой процедурой. Поэтому, чтобы обед или ужин не стал скучным, его превращают в своеобразное, ненавязчивое развлечение. Например такое: « Теперь на самых изысканных столичных тусовках Лондона собравшимся предлагаются… жареные тараканы и жуки, коконы шелкопряда и кузнечиков, запеченные в шоколаде». Т.е., в этой фазе, развлечение заключается в том, чтобы выбрать еду на основе пристрастий (любимое пирожное), экзотичности ощущений (пикантный вкус), внешнего вида (красивые конфеты) и других критериев. Затем, не торопясь, уже с аппетитом начать есть. Об этой фазе питания нам активно и надоедливо напоминают  с телеэкранов. Так и вспоминаются набившие оскомину фразы: «Еда — это наслаждение. Наслаждение вкусом…» или «Съел батончик… ты сыт и доволен!». Однако, к великому  сожалению, в этом  состоянии оголодания,  эйфорического удовольствия от еды, того удовольствия которое испытывает голодный человек, мы уже не получим. У нас после еды наступит только состояние удовлетворения или сытости. Да оно так и должно быть, ведь инстинкт путем не проснулся, следовательно и наградить нас не может.

   Думаю, ничего не забыл и перечислил все этапы действия инстинкта. Теперь посмотрите: нулевая и пассивная потребности, активное и агрессивное поведение, состояние ступора, фаза «обжорства» и «гурмана» —  это этапы развития одного и того же инстинкта — инстинкта еды. Но надеюсь, вы помните исходное положение – то, что все инстинкты есть порождение мощного инстинкта выживания организма? И то, что исполнителем требований всех инстинктов является только наш организм? Тогда, наверное, не будем спорить с утверждением, что действие остальных инстинктов не сильно отличается от инстинкта еды? А также с тем, что единственным их различием будет лишь время действия? Так, например, если первобытные инстинкты  отзываются мгновенно, буквально через несколько секунд или минут (например болевой), то действие более поздних инстинктов проявляется только через дни и недели (инстинкты общения, сексуальный). А что же касается последних общественных инстинктов, то их обратная реакция проявляется через месяцы и даже годы (тяга к деньгам, к власти и т.п.).

     Краткие итоги главы

     Когда инстинкт просыпается и начинает нас будоражить,  его действие проявляется в виде нужды или потребности, он в нас  «зудит, щемит, грызет и сидит в нас как заноза». Тем самым он все время выводит нас из спокойного и уютного состояния. Это под действием наших  инстинктов  организм начинает активно выделять специальные вещества,  обычно их называют гормонами,  раздражающие нервы и мозг. В настоящее время у человека таких гормонально-активных веществ обнаружено около 50. Чем больше концентрация таких гормонов, значит тем сильнее раздражение нервов, а следовательно тем больше возбуждается человек и сильнее становится его агрессивность. Под их воздействием, наш мозг, страдающий от гормонов, начинает искать путь их избавления от них — и  мы развиваем какую-то деятельность, направленную на устранение внутреннего дискомфорта, из-за которого мы обычно говорим — «я хочу…, я требую…, я желаю…, мне надо…, у меня есть потребность…» и т.п. Таким путем наш психический аппарат стремится удерживать количество возбуждения (т.е. гормона) на возможно более низком уровне. За подобное послушание мозг вознаграждает нас, то есть наше тело приятным, эйфорическим состоянием. Чем важнее инстинкт, тем больше будет вознаграждение, а это значит, тем приятнее будут ощущения и  наслаждения. Высшая награда природы и вершина наслаждения человека —  счастье.  Но счастье кратковременно. Это оттого, что механизм счастья создан, чтобы постоянно побуждать человека к действию, чтобы он не успокаивался надолго, не замирал. Им природа манит нас, она дает нам почувствовать счастье по всякому пустяковому поводу, чтобы мы насладились им, испытали его и стремились к нему вновь и вновь.

     Внешнее проявление действия инстинктов — это активность или даже сила активности человека Под действием инстинкта действия человека укладываются в простую схему – был неподвижным – ощутил потребность – начал двигаться – удовлетворил потребность – прекратил движение. Разбивка его действия на этапы показывает следующую картину:

        а)  инстинкт питания неактивен и сила его потребности равна нулю —  состояние  «нулевое».

     б) состояние «пассивное» —  этом состоянии мы уже не безразличны, испытываем небольшое беспокойство или некоторое неудовольствие.

        в) потребность заставляет нас принимать активные меры.  Если удовлетворение потребности оказывается опасно для нашей жизни, мы отказываемся от удовлетворения. Уровень силы  инстинкта  — «активная».

     г) сильное действие инстинкта  — агрессивное поведение  с его стремлением к удовлетворению невзирая на опасности и приятное эйфорическое состояние при насыщении.

      д)  В ступоре человек ведет себя как автомат, совершенно не интересуясь ни собой, ни окружающим миром. Его не трогают ни проблемы общества, ни проблемы семьи, ни собственная жизнь.

   Фазы насыщения потребности: Первая фаза — фаза обильного насыщения  или «обжорства», вторая фаза — фаза «гурмана», когда прием пищи стал обычной, немного нудной и надоедливой процедурой, в ней получает лишь состояние удовлетворения. 

Предисловие

     Точнее говоря это не предисловие, а обращение к ученой и академической среде. Оно может быть  воспринято кем-то как вызов, а может быть вообще всеми проигнорировано… Я, воспитанник старой, настоящей советской школы науки. Имею многочисленные статьи, патенты, изобретения, книги, доклады и т.п. Прекрасно представляю этапы обсуждения, защиты и предзащиты, докладов на семинарах, конференциях и симпозиумах, не понаслышке знаю о порядке включения в тематику исследований, утверждений на ученых  советах, об интригах, подводных камнях, лоббировании, соответствии «тренду» новых веяний и политических предпочтений. Однако предлагаемые мною темы кардинально отличаются от стереотипов и требований официальной науки. Они ею будут сразу отвергнуты без всякого рассмотрения и изучения. Причин этому много: многие факты не признаны официальной наукой — их как бы нету совершенно, нет ссылдок на литературы, оформление не соотвествует стандарту, недостаточно официальных публикаций, нет докладов и обсуждений, нет лоббистов в верхах, нет… нет… и нет…

     Поэтому не утруждаясь доведением предлагаемых записей до нужных стандартов поясняю, что этот  логический анализ не предназначен для сбора пыли на архивных полках после всеобщего обсуждения и одобрения, также он не написан  ради галочки о проведенных исследованиях или  ради получения грантов. Эти записи по своей сути  обращение массы фактов людям смотрящим в будущее, неважно от их степени учености… Я просто хочу напомнить Вам, ученым мужам простую истину, которую знает любой настоящий ученый — отрицательный результат это тоже результат. Без него любые споры о научности и ненаучности фактов, о том что это не существует, огульные отказы от их непризнания только потому что официальная наука их не признала — все это от лукавого. Пока официально не доказано что явление не существует, есть некоторая, пусть даже гипотетическая малая вероятность его  реального существования. И этого у нас никто не отнимет — сначала докажите что описываемого явления нет, после чего мы с вами согласимся. А до этого извольте предполагать и допускать некоторую вероятность его существования.

     Для доказательства того что нижеприведенные итоги «фейк» или же вымысел, уважаемые ученые и академики, у вас, в отличие от меня — простого инженера, аналитика и логика, настоящего производственника, есть все — звания, приборы, лаборатории, финансы, отработанные методики и методы научных исследований, в конце концов опыт и знания, то есть все возможности. Так, пожалуйста не отвергайте огульно эти данные и факты, а докажите, что приведенные закономерности это ложь и неправда.

     А до той поры все здесь изложенное имеет такое же право на использование как и любые другие очевидные факты вокруг нас, не требующие доказательств своего существования. Основание для этого — описания и тексты полученные на фактическом материале….

Самые ценные и древние части человека — 1

   Таким образом, в предыдущей главе, путем несложных рассуждений, мы пришли к выводу, что для понятия сущности человека, надо заняться выделением его общих черт – точнее говоря, его инстинктов. Конечно ветвей и веточек «древа жизни» (то бишь инстинктов, рефлексов и привычек) очень много, поэтому обратим внимание лишь на самые главные «ветви» — на самые сильные инстинкты, определяющие главные направления и формирующие наш характер. Слышу-слышу понуканье самых нетерпеливых – «мол, давай ближе к делу!». Все это верно. Однако, нам с вами надо  четко уяснить, что, не поняв и не разобравшись с основами человека, мы никогда не сможем понять его поступки, а не понимая человека о  нашей главной цели придется забыть!

  Итак, что же мы унаследовали? Начнем с самых примитивных инстинктов, отвечающих за выживание нашего «любимого тела», то есть организма. Они, древние, «замшелые и обросшие мохом», ответвляются от инстинкта выживания точно также, как самые нижние и мощные сучья от дерева. Какие они? Проще простого их найти, рассматривая примитивные существа, озабоченные лишь проблемами своего выживания, например микроорганизмы. Переходя на математический язык, мы приступим к поиску основ арифметики, то есть, определим для  человека цифры 1,2,3…

     1.Самый первый из основных инстинктов выживания, – каков же он? Долго искать его не будем. Ну, конечно же это инстинкт питания. Ведь для того чтобы жить надо есть, и для этого не надо чьих-то указаний, все должно происходить само собой.  Естественно, данный инстинкт предполагает, что мы должны есть, пить и дышать. Причем достаточно много. К вашему сведению, — за всю свою жизнь человек съедает около пятидесяти тонн всевозможных продуктов. Естественно вокруг пищевого рефлекса возникает масса привычек и пристрастий. Более того, данный инстинкт образовал целую сферу обслуживания, так называемого общепита, вспомните всевозможные забегаловки, кафе, рестораны, столовые, массу работающих в них поваров, официанток и другой обслуживающий персонал. А сколько людей сеют, выращивают, пекут, мелят, доят, ловят, солят и т.п. и   все лишь для того, чтобы ублажить этот самый единственный инстинкт – инстинкт питания… Управляемые им многие толстеют, набирают лишний вес, а с ним и проблемы. Вот один из них: на родине его считают самым толстым человеком. Его зовут Альберт, ему 33 года, вес – 380 килограммов. Ходит толстяк с трудом, в автомобиль его переносят два крепких родственника, мать с утра до вечера готовит пищу для обжоры. Но лучше задумаемся вот над чем: дикие звери никогда не толстеют. Почему? Инстинкт подсказывает им, сколько надо съесть. В организме человека тоже есть подобного рода регулятор. Но, как мы видим, не все им пользуются умело. Теперь другая сторона действия этого инстинкта. Статистика показывает, что каждая десятая девушка в возрасте от 12 до 18 лет оказывается на грани нервного срыва из-за страха перед лишними килограммами. Еда для них уже не «наслаждение вкусом», а нечто опасное угрожающее. В таком состоянии она рискует заболеть анорексией, трудноизлечимым заболеванием, при котором может даже полностью отказаться от еды…. Проще говоря, у них инстинкт питания совсем слабеет. Кстати, в число таких девиц, в пору своей молодости входила и леди «Ди». Бывает еще такой способ использования инстинкта еды, слово газете: «…Неберг, вступив в пенсионный возраст, продолжает экстремальные тренировки, проводя сутки в болотах без капли чистой воды и крошки нормальной пищи… Во время 350-400 км переходов он питался только тем, что растет на обочине. А что там есть? Дикая трава, сорняки, лопух покрытые пылью и  пропитанные выхлопами. Из животного мира попадались только лягушки… Причем, он потреблял их целиком и, не только лапки…».  В целом, для удовлетворения инстинкта еды человек затрачивает как минимум 1.5 часа в сутки, т.е. не менее 1/16 своей жизни.

     2. Следующий, не менее нужный инстинкт — потребность удаления отходов и поддержания организма в чистоте. Оно обязательно — раз мы едим и движемся, значит надо очищать организм, освобождаться от накопившихся отходов и грязи. Но посмотрите, как это делают животные, особенно красиво процесс ухода выглядит у кошек, – с каким удовольствием они чистятся и умываются, просто блеск!… У нас развитие этой потребности привело к появлению стремления к аккуратности, к порядку, к желанию быть чистеньким, умытым, подстриженным, подтянутым. На все эти дела люди (от самых неопрятных до чистюль) затрачивают времени не меньше, чем на питание – от 5 до 8 %  всей жизни.  Но, до чего в этом стремлении доходят передовые страны!… Просто слов нет! Приведу выдержки из газетной  статьи: «… современные японские общественные туалеты могут причинить массу неудобств и хлопот (естественно для незнающих – прим. авт.), … и тут наступает первый культурный шок – сиденье подогрето… Справа от толчка обнаруживается целая компьютерная панель с кнопками и надписями… Вашу нижнюю половину может окатить холодный душ – если не отрегулировать температуру подачи, или подсушить струей воздуха… Сиденье может изменять угол наклона и интенсивность подачи струй… Может взять анализ мочи или кала – на предмет обследования здоровья, и тут же распечатать анализы… Такие туалеты имеют помимо всего прочего, подсветку, ароматизирующие впрыскивания и даже дистанционное управление…». Да-а, это целый минизавод… И все это основано лишь на одной привычке к чистоплотности.

     3. Далее, у многих примитивных организмов, есть потребность движения, стремление переместиться, перебраться в другое место или область. У нас эта манера тоже в крови. Ведь человек не может быть абсолютно недвижимым, он всегда должен быть чем-то занят — либо читать, либо смотреть, либо двигаться, либо даже просто болтать ногой или шевелить пальцами. Даже философы говорят: «Движенье – это жизнь!». Чтобы проверить это попробуйте против воли закатать кого-нибудь в ковер. Да он тут же впадет в панику и начнет всеми силами рваться из него! Однако, постоянно свободно двигаясь, мы как-то не ценим этой свободы движения. Между тем, ученые приводят  следующий факт: после 40 минут бега человек начинает испытывать эйфорию. Таким образом природа лишний раз пытается подсказать, что движение очень нужное для организма занятие. У некоторых людей способность к движению доведена до небывалых высот. Так живущие в Мексике индейцы племени тарахумаро свободно пробегают по 270 км за 27 часов. Так они загоняют дичь, которая, не выдерживая погони под палящим солнцем, падает замертво…  Таким образом, мы с вами выделили еще один очень нужный инстинкт – инстинкт движения.

     4.Естественно, все живое стремится как-то защититься или укрыться от капризов природы и от врагов. Для этого у них есть рога, клыки, раковины, панцири, шерсть, мех и другие приспособления. А у человека всего этого нет, зато инстинкт остался. Поэтому, чтобы как-то защититься от холода, непогоды и  острых предметов мы носим одежду, обувь и строим дома. Больше того, в стремлении вообще не зависеть от погоды, мы дошли до  создания искусственного климата в помещениях и сезонной — зимней, летней, осенней и весенней одежды. На таких обыденных вещах сегодня паразитируют целые индустрии модной одежды, обуви, строительства элитных домов и дворцов. Наверное, из-за этого среди нас появились люди очень чувствительные к переменам погоды, так называемые «метеопаты». Они с изменением метеусловий становятся совершенно недееспособными. И хотя все физиологические показатели в норме и их организм совершенно здоров, они в этот период порой даже двигаться не могут. Внешне: вид цветущий, розовые щеки, кровяное давление в норме, а человек буквально с ног падает. Некоторые врачи их даже к симулянтам причисляют. В противоположность к ним, встречаются среди нас чудаки вроде Вячеслава Черных, который зимы не боится и в одежде не нуждается, потому что круглый год ходит в шортах и майке. Но, он в этом не одинок, вспомните «моржей» – любителей закаливания и зимнего купания. Наверняка, у них организм очень здоров и почти не нуждается в защите от холода. Вот за эти вещи у нас отвечает инстинкт защиты тела от неблагоприятных условий.

     5.«В последнее время я совершенно не высыпаюсь, встаю с постели с чувством усталости, разбитости и лишь усилием воли заставляю себя выполнять обычные дела. Может быть это авитаминоз?» — Отвечает психолог: «Несмотря на то, что витамины попить никогда не вредно, вряд ли в этом случае они помогут радикально. Чувство усталости, бессилия и разбитости являются признаками депрессии, что говорит о сильном снижении энергетического уровня человека…», то есть о том, что организм человека устал и находится на грани истощения… Отчего это происходит? Начнем с основ. Обычно после периода активной деятельности наступает время отдыха и сна. За это отвечает инстинкт восстановления сил. У кого-то он очень силен, тогда этот человек ленив и слывет изгоем. У других наоборот, он слаб, и тогда… Вот как об этом пишет писатель с мировой известностью: «Никаких любимых занятий, кроме работы… Я плохо сплю, встаю в четыре утра и пишу до семи-восьми, затем несколько часов отдыхаю и снова к столу. И так все время, потому что Я – трудоголик…». В конце концов, инстинкт усталости может не сработать и, у человека  развивается описанное состояние, так называемое физическое истощение. Оно наваливается подобно параличу, человек начинает чувствовать сильную слабость во всем теле, его дыхание становится прерывистым и он может потерять сознание… Но не о том речь. Мы здесь говорим об инстинкте усталости. Из вышеприведенного мы видим, что этот инстинкт есть у нас,он нам весьма нужен и без него нам наверняка пришлось бы туго. Наверное поэтому, с этим инстинктом у нас очень многое связано. Из-за него более одной трети жизни мы проводим в неподвижности. Вспомните комнаты отдыха, спальни, гостиницы, кровати, одеяла, подушки и другие вещи необходимые для спокойного отдыха. И все это  требуется лишь для одного — для отдыха и накопления сил.

     6. Наконец, еще один важный первобытный инстинкт — желание избежать боли или как его еще называют «инстинкт воли к жизни». Боль –  сторож и верная нянька человека… Вы не верите в это? Напрасно… Существует заболевание при котором человек не чувствует боли. Такие больные, сами того не замечая, постоянно наносят себе вред – сильно обжигаются, ранятся, отлеживают руки и т.п. Мы же, в отличие от них, из-за чувства боли стараемся избежать болезненных вещей. Даже такая вещь, как необходимость идти к зубному врачу для лечения зуба, у многих и очень многих портит настроение. У некоторых же перспектива испытать сильную боль вызывает не просто страх, а настоящую панику. Отсюда вы видите, что инстинкт боли может изменяться от полной нечувствительности до панической боязни даже незначительной боли. Эту человеческую особенность отмечал еще З.Фрейд. Он выделял у человека такие состояния: испуг, страх, боязнь.

    Ну вот, вроде бы, все основные инстинкты, отвечающие за целостность нашего бренного тела перечислены. Надо бы их как-то обозначить. Давайте назовем их группой жизненных инстинктов, то есть инстинктов отвечающих за сохранность нашей жизни.  «А как же родительский, стадный и другие инстинкты?»: — наверное, спросите вы. О, это более поздние приобретения и они связаны с другими целями организма. Так, к примеру, перечисленные инстинкты отвечают за продолжение рода и посему, мы будем их рассматривать отдельно.

    Итак, инстинкты, обеспечивающие продолжение человеческого рода, появление и выживание наших детей. Они, конечно, появились и закрепились гораздо позже первородных рефлексов. Когда они у нас образовались сказать трудно, но то, что у нас с вами имеется, было полностью оформлено и завершено в животном мире. Это означает, что эти инстинкты заложены на генном уровне и имеют большую власть над нами, то есть они тоже определенным образом кодируют наше поведение. Но все же!  Эти инстинкты моложе и слабее тех первородных, следовательно, и программируют наше поведение значительно меньше. Значит, нам легче сопротивляться и не подчиняться их внутреннему давлению.

    В первую очередь к ним относится половой инстинкт — инстинкт продолжения рода. Этот инстинкт или потребность у всех животных в том или ином виде встречается. Ученые для него придумали разные названия — спаривание, гон, случка, половое сношение и т.д. Но суть одна — в основе этого действия лежит продолжение рода. А то, что с этим инстинктом связано получение сильного удовольствия (оргазма) далеко не случайно. Это не слепая игра природы, это по сути дела, ее приманка или ловушка, гарантирующая зарождение новой жизни и появление последышей. Именно действием или бездействием инстинкта деторождения можно объяснить такие факты: Например, москвички Тамара Баранова и Галина Маврина имеют по 15 детей, Ольга Авдеева и Мария Ильященко по 12…. А австриячка фрау Шейнберг родила аж 69 штук… Благодаря тюменским врачам, использующих метод искусственного оплодотворения, почти полторы сотни отчаявшихся семей смогли обрести собственного здорового ребенка. Но вот Клаудиа Шиффер, хотя ей уже за 30 лет, явно не горит желанием обзавестись собственным чадом.

     Да, но вот как мы совместим с этим инстинктом следующий факт: «По замыслу  организаторов… должен был состояться своего рода секс-рекорд: порнозвезда из Бельгии Сабрина Джонсон собиралась за 24 часа «обслужить» ни много, ни мало 2000 мужиков, потратив на каждого по 40 секунд». Или  такое: «… Среди 30-летних женщин множественный оргазм испытывает примерно 10%, а к 50-ти годам уже более 30. Чувственность расцветает, приобретает новые краски…».  Или например: всемирно известный «овальный» секс Клинтона… Эти факты указывают  на то, что половой инстинкт, кроме деторождения и создания семьи, стал служить еще и для других, совершенно новых целей. Он стал источником получения удовольствия. Это не мой вывод, это мнение З.Фрейда. Вот оно дословно: «… Прежде всего сексуальный инстинкт совершенно не зависит от функции размножения, целям которого он служит впоследствии. Он преследует только достижение удовольствия различного рода.». Понятно, что в столь деформированном и гипертрофированном виде, данный инстинкт встречается только у людей. А мы грешные, не понимая подоплеки этого,  видоизмененный инстинкт, причем полностью оторванный от природной функции и используемый только для получения удовольствия, назвали сексом. И даже придумали для его обозначения много расхожих выражений, типа: сексапильность, сексуальность, привлекательность, любвеобильность и т.п. Этот видоизмененный инстинкт сегодня среди нас имеет очень большое влияние. А многих даже обеспечивает работой, вспомните порноиндустрию, стриптиз и т.п. Кстати, вы знаете сколько стоит секс? Он обходится человечеству в миллиарды и создает миллионы рабочих мест. Только в США ежегодные медицинские и социальные затраты на него составляют 83 млрд. долларов.

      Вот эти факты послужили тому, что половой инстинкт был разделен на две независимые части:

     7. На потребность продолжения рода, отвечающую за количество детей в семье и за желание или нежелание их иметь.

   8. И на сексуальный инстинкт, который, как сами понимаете, преследует лишь получение удовольствия. Самое забавное заключается в том, что этот деформированный половой инстинкт у многих из нас является ведущим мотивом поведения. Видимо, эта особенность человеческой натуры дала Фрейду повод считать его, наравне с инстинктом выживания, основным мотивом поведения.

     9. Следующий важный инстинкт — потребность в общении с себе подобными или как его еще называют — стадный инстинкт. Да и я не могу себе представить, как бы я существовал один! Один, ни с кем не общаясь, не видясь, не прикасаясь. Кто-то ухмыльнется, кто-то недоуменно пожмет плечами, но все же подумайте! Скольким обязаны мы этому инстинкту! Подумайте, ведь без него мы не хотели бы разговаривать с людьми, общаться с друзьями, с женой. Да и не только говорить, но, наверное, даже находиться рядом не пожелали бы. Из-за действия этого инстинкта, мы порой готовы многое вытерпеть, лишь бы не потерять возможность пообщаться. На этой привычке даже возникло наказание, при котором с человеком перестают общаться, иначе говоря, ему объявляют «бойкот». Не всем «по зубам» подобное испытание. Ведь нас друг к другу притягивают феромоны, так называемые гормоны общения, своеобразные химические почтальоны. Только «информацию» они передают не от клетки к клетке, а от одного живого существа к другому. Но вот интересное различие между мужчинами и женщинами, заключающееся в различной степени развития этого инстинкта: «…Женщины в общении нуждаются намного больше мужчин. Как показывают исследования, дама совершенно не напрягаясь может произносить до 600-800 слов в день. При этом она использует вздохи, жесты, мимические ужимки, движение головой и массу других сигналов, которые называются языком тела. Что в целом составляет более 20000 «слов» в день. Мужчина же ежедневно произносит около 200-400 слов и гораздо скупее на жесты. Особенно наглядна разница вечером, когда муж и жена садятся вместе поужинать. Он скорее всего, истратил все слова на работе и не имеет ни малейшего желания общаться. В таких случаях мужчины обычно прикрываются газетой или упираются в телевизор, изображая отсутствующее выражение.»… А жена, скажем просидев дома, в лучшем случае использовала 2000-3000 «слов» и у ней осталось в запасе еще около 15000!… Вот тут – то и начинается общение!… Наверное, не случайно психологи утверждают, что причиной мужского одиночества чаще всего бывает бессознательный страх перед слишком тесными эмоциональными отношениями с женщиной…

         10.Родительский или материнский инстинкт. Здесь я думаю объяснять ничего не надо. Это общеизвестно. Все мы, так или иначе, стараемся одеть, обуть, накормить своих детей, а кроме них, мы также заботимся о своих немощных родителей. И за это ничего ни от кого не требуем. Более того, мы даже благодарны им за эти обязанности. Ведь, если  нас лишить этих забот, то нам станет очень и очень плохо (начнут терзать нехорошие мысли, предчувствия и т.п.). Кстати, американскими учеными недавно обнаружено вещество, ответственное за силу родительских чувств — так называемый гормон «пролактин». От его величины зависит сила родительского чувства, чем его больше, тем это чувство сильнее в нас, и тем больше мы любим своих детей…. Вот, как пишет любящая мать о своем сыне: «…Кирюше почти два года. Мало сказать, что я люблю его – он мне очень нравиться. Часто ловлю себя на том, что смотрю на него как бы со стороны и до сих пор не могу поверить: такой замечательный, умненький, красивый мальчик и мой сын? За какие такие заслуги нам с папой досталось это сокровище?»… Вот еще пример большой родительской любви: Больше двух лет, Наталья Захарова, бывшая актриса МХАТ, добивалась выдачи ей дочери, отобранной у ней французским правосудием. Она даже не остановилась перед обращением к президенту России, с просьбой быть посредником в деле возвращения любимой дочери…  Но вот другой полюс материнства, точнее его отсутствие: «В один из роддомов Москвы доставили молодую женщину – прямо со свалки, где она собралась рожать. Паспорта при ней нет…» Едва оправившись после родов написала заявление: «Полностью отказываюсь от родительских прав»… Ушла и не взглянула на ребенка…». В качестве дополнения – в московских роддомах практически ежедневно регистрируется хотя бы один случай отказа от младенца. Ежегодно в нашей стране примерно 32 тысячи человек лишаются родительских прав. У таких матерей – другая психология. Они — как кошки. Готовы рожать каждый год, а потом тут же забывать о собственных детях…

   И, наконец, группа «верхних, самых тонких веточек «древа жизни», находящихся на его верхушке». По этой причине их инстинктами называть еще рано, для этого им не хватает одной-двух сотен тысяч лет. Всего-то ничего по меркам природы… Но это также означает, что их действие в нас настолько размыто, настолько слабо и незаметно, что их влияние мы приписываем кому угодно и чему угодно — окружающей среде, воспитанию, условиям жизни, но только не инстинктам. Но как бы их мы не игнорировали, именно они соединяют и скрепляют наше общество. Видите ли, причина этого лежит в том, что данные инстинкты отвечают за выживание и обеспечение уже не детей, а их потомков — внуков, правнуков и их детей. То есть эти инстинкты работают на перспективу человечества, точнее говоря, нашего общества. Поэтому весьма часто их называют общественными потребностями или нуждами.  Как вы помните, мы эти инстинкты выделили в группу человеческих свойств, служащих главной цели человечества — его выживанию!!!

     Наверняка вы заинтригованы, что это за инстинкты, т.е. потребности?… Тогда к ближе делу! Продолжение следует…

    Краткие итоги главы:

     Для изучения человека выделим лишь на самые главные,   самые сильные инстинкты, определяющие главные направления поведения и формирующие наш характер. Первая группа —    самые примитивные инстинкты, отвечающие за выживание нашего  организма. Они, самые древние, образуют самые нижние и мощные ветви «древа жизни». К ним можно отнести — инстинкт питания, потребность удаления отходов и поддержания организма в чистоте, инстинкт движения, инстинкт защиты тела от неблагоприятных условий,  инстинкт восстановления сил, инстинкт боли.        Вторая группа инстинктов — инстинкты, обеспечивающие продолжение человеческого рода, появление и выживание наших детей. Они включают в себя: потребность продолжения рода,  сексуальный инстинкт, стадный инстинкт, родительский или материнский инстинкт. Последняя, самая молодая, группа инстинктов — инстинкты служащие главной цели человечества — выживанию человечества, общества в целом.