ING1.ru

Инжиниринг сознания человечества

Изюминка животной части и линейка для человека

    Базовую, описательную животной части человека мы закончили и оказались перед вопросом, куда же нам двигаться дальше. Пока не знаю. Но, прежде чем заняться поисками направления, нам с вами необходимо понять куда мы пришли и собственно говоря что с полученным материалом можно делать. Для этого необходимо подвести некоторые промежуточные итоги. Итак промежуточные итоги:

     Мы с вами, для понятия и выявления особенностей животной части человека обратились к его исходным корням и начали с самого ценного, с того что передавалось людям на протяжении их миллионолетней истории эволюции – к его базовому инстинкту самосохранения и его порождениям – основным истинктам. Этих основных инстинктов у нас набралось три группы – инстинкты отвечающие за деятельность организма, семейные инстинкты и общественные инстинкты, то есть инстинкты функционирующие в обществе себе подобных. Далее, мы с вами поняли, что инстинкты, за счет своих особенностей (в том числе и гормональных элементов) являются не только движущей силой человека, но они также непостоянны по своей природе.  Причем изначально они у разных людей  от рождения могут находиться в разном состоянии – у кого-то в спящем состоянии, т.е. отсутствуют, у кого-то заведомо небольшие, а у кого-то напротив значительны. Помимо этого, обратившись к Фрейду, мы установили, что инстинкты между собой борются и конкурируют за жизненное пространство в управляющем центре человека – в его мозгу. В котором отвоевав себе место они занимают главенствующее положение, а проигравших оттесняют на периферию. На основе полученных положений и понятий мы даже провели анализ маниакальности и гениальности и, выделили возможные перспективы изменений человеческого общества.

    И все… Дальше мы с вами уперлись в логический тупик… Точнее не в тупик, а в ситуацию, когда дальнейший путь заключается лишь в бесконечном разнообразии описаний человеческих состояний. Конечно, это самое настоящее раздолье для писателей, мастерски описывающим разнообразнейшие состояния и нюансы поведения человека. Но нам не это нужно, мы-то с вами от этого ни на гран не приближаемся к главной нашей цели – к цели получения объективного состояния конкретного человека и возможности его использования в дальнейших исследованиях. То есть, здесь мы с вами оказались в положении древнего человека –  как и у него, так и у нас есть много есть чего описать и изложить, но вот нет возможности все это систематизировать, классифицировать. И, самое главное, у нас нет инструмента оценки и сравнения психики человека, у нас нет способа и метода измерения его деятельности. Точнее говоря, мы никак не можем, говоря о человеке, перейти от понятий «один, много и мало»  к понятиям «1, 2, 3, 4…, прибавить, убавить и умножить …». А без этого все дальнейшие попытки описания поведения конкретного человека, какие-то расчеты его поступков и прогноз его деятельности,  будут очередным, весьма плохим литературным сочинением. Чтобы не допустить этого, нам необходимо в корне менять подход к получению искомой картины состояния человека. То есть для продолжения исследований животной части человека и понимания его движущих причин нам нужно создать простой и эффективный инструментарий для подсчета деятельности и эмоциональности человека. Постойте однако… Секундочку… Я здесь несколько поспешил с просьбой о создании инструментария. По одной простой причине, инструментарий создавать  не надо, он уже имеется. Вот как раз в этой главе будут изложены его основные принципы. Однако его изложение требует повторного воспроизведения какой-то части описанного материала. Несмотря на это попробую доступно, по мере возможности и более подробно описать инструментарий для замера и оценки человека. Прошу заранее извинить за несколько сухой и нелитературный стиль изложения содержания инструментария.

     В отдельных местах излагаемого материала мною уже делались ссылки на основоположников физиологии и психологии человека. Несмотря на это, во избежания недопонимания об истоках и корнях приводимых рассуждений, информирую что, в основе сделанных исследований и выводов лежат положения Фрейда и Юнга. Далее, о главной мысли наших рассуждений — об животных инстинктах, выражающихся в потребностях — о них, известнейший советский физиолог, академик Анохин П.К. написал достаточно емко и безальтернативно: «Если дать общую характеристику поведения живых существ (и человека в частности), то оно может грубо разделено на две стадии, которые, непрерывно чередуясь, составляют основу жизнедеятельности. Первую стадию можно было бы назвать стадией формирования потребностей и основных влечений, а вторую – стадией удовлетворения этих потребностейВсе виды потребностей приобрели побудительный характер, создающий беспокойство в поведении животного и формирующий различные типы добывательного или, наоборот, отвергающего поведения…». Да и в целом, механизм действия потребностей, которые являются внешним проявлением инстинктов человека, в науке достаточно хорошо описан и изучен. Но! Существуют отдельные аспекты, которые, на мой взгляд, раскрыты недостаточно полно. Вот тут, как я считаю,  для их изучения нужно применить (ранее не использовавшийся в психологии) механистический принцип роста и удовлетворения потребностей и человека, и животных. Такой подход дает дополнительные возможности по изучению их состояния, поведения и раскрытия истинных  поведенческих мотивов. О них речь будет идти ниже.

  В предлагаемом описании кратко рассмотрена типовая потребность и сопровождающие ее эмоции. В нем предложены новые подходы к человеку, которые открывают большие возможности изучения реакций и поведения существ с высшей нервной деятельностью, в том числе  и человека. Но так как они не охватывают весь спектр возможностей этого, ранее неизвестного направления психологии, то для проверки предлагаемых положений и выводов, и разработки практических рекомендаций, необходимо создание специальной проблемной лаборатории, с обязательным  участием серьезнейших специалистов из областей психиатрии и психологии.

                 Описание развития типичной потребности животного организма

    Если начинать с начала начал человека — его жизни и его существования, то наверное в этом вопросе лучше сослаться на известного  индийского философа Ауробиндо Гхоша, который рассматривал жизнь человека  как существование, в основе которого лежит «развитие его жизни, удовлетворение его интеллектуальных склонностей, эмоциональных и жизненных потребностей…». То есть философ говорит о потребностях как о самой основе существования человека, то есть о том что они являются его сущностью и ради их удовлетворения он живет. Пусть будет так, ведь это говорил великий философ. Сами потребности более подробно рассмотрены многими учеными и философами, не будем их перечислять, остановимся на одном из них. К примеру,  Немов так их описывал:  «Среди мотивов и потребностей человека прежде всего выделяются биологические и социальные. К первым относятся нужды, связанные с самосохранением и развитием организма. Это потребности в пище, воде, в кислороде, в продолжении рода и ряд других…» (Для справки: потребности по сути дела видимые проявления основных инстинктов человека, в том числе и основного — инстинкта самосохранения).

   Но, хотя потребности человека достаточно полно изучены, в литературе мало раскрывается их принцип и характер действия. В данном вопросе в основном делается ссылка на положения академика Павлова об условных и безусловных рефлексах, о механизме возбуждения и торможения реакций организма. Учитывая это, мы не будем двигаться по уже изученной тропе. К этому вопросу мы подойдем несколько с иной стороны. Мы рассмотрим и опишем детально  механизм развития потребности и ее взаимосвязь с состоянием организма и его реакциями. То есть мы будем рассматривать внешние признаки и проявления потребностей. Так вот, если рассматривать  структуру потребности, то есть если описывать то как она появляется, развивается и во что это выливается, мы получим весьма занятную картину: реакция любого, повторяю — любого живого организма, на любую, опять повторяюсь, на любую внутреннюю потребность всегда складывается из трех основных этапов. В качестве такого примера рассмотрим самую знакомую и самую распространенную потребность — потребность в пище.

  Первый этап — пассивный уровень потребности. На этом, начальном этапе организм либо сыт, либо его чувство голода очень мало. Это означает: а) то, что организм не испытывает необходимости в удовлетворении потребности, б) либо то, что она очень мала и не может принудить к поиску путей ее удовлетворения.    Но потребность не останавливается, она растет и растет. Наконец она доросла до второго этапа.   Итак: Второй этап — это активный уровень потребности. У нашего существа, то бишь человека, отмечается активная реакция на потребность, обычно это значит, что организм проголодался и человек начал активные поиски пищи. То есть, в этом случае  потребность так выросла, что живой организм, испытывая ее гнет, начинает активно искать какие-то способы ее удовлетворения. Если эту активную потребность не удовлетворять, то она растет дальше и доходит до заключительного, третьего этапа.  Третий этап – это максимальный, агрессивный уровень потребности. Такая потребность означает, что животное сильно изголодалось и для добытия пищи готово рискнуть своей шкурой, при этом ведет себя дерзко и очень агрессивно.  Для лучшей наглядности и понимания непрерывного роста потребности, который мы условно разбили на три резко отличных этапа, эти потребности можно изобразить в графическом виде. (Рис. 1). На рисунке последовательно показано развитие с нуля активной потребности, затем ее насыщение, переход ее в минимальную потребность и, ее  дальнейшее развитие до агрессивного уровня с последующим удовлетворением.

                       Новый рисунок

        Рис. 1. Последовательное развитие и насыщение активной и агрессивной потребностей

   Но, говоря откровенно, эта схема роста потребности малоприменима и годится лишь для разъяснения ее действия. Так как, к характеру  потребности в дальнейшем мы будем возвращаться  неоднократно, то нам нужна более удобная графическая схема ее развития. Поэтому упростим вид потребности и сделаем ее более наглядной. Так, мы ранее указывали, что все три этапа развития потребности это по сути дела развитие одной потребности, лишь условно поделенной на этапы. При всем этом, для нас основное значение имеют сила и время развития потребности. Поэтому, на графике мы их и разделим – по вертикали у нас будет сила потребности (или величина голода для нашего случая), по горизонтали время «голодания». Затем, на графике мы отложим развитие лишь одной потребности от минимальной до крайней ее степени и разделим ее на уровни, соответствующие выделенным нами этапам  (Рис. 2):

Новый рисунок (1)

      Рис. 2. График развития потребности по уровням активности: пассивной, активной, агрессивной (по 5-балльной шкале).

  На рисунке по вертикали отложены уровни развития  потребности: от начального — пассивного этапа до конечного — агрессивного, по горизонтали — время развития и затухания потребности. Также на графике выделены области пассивного, активного и агрессивного уровней потребности. Для большей наглядности введем еще две промежуточные степени  и перечислим их по возрастающей – потребности: нулевая, пассивная,  активная, повышенная, агрессивная, максимальная или пиковая. Каждой степени присвоим порядковый номер и баллы, и опишем их внешние признаки (отсутствие потребности — это ноль баллов). Таким путем мы получаем количественную оценку роста потребности по пятибалльной системе.  Все это сведем в таблицу (табл. 1). В таблице приведено соответствие  балла величине потребности и указано, как его можно установить по внешнему поведению организма.

                                                                           Таблица 1.

балл величина потребности описание состояния организма
1 0 нулевая потребность отсутствие потребности
2 1 пассивная потребность пассивное состояние
3 2 активная потребность активное состояние
4 3 повышенная потребность повышенная активность
5 4 агрессивная потребность агрессивное поведение
6 5 пик потребности отчаянное, безумное состояние

     На основе присвоенных баллов (с учетом графика развития потребности), граничные состояния организма можно оценить так: пассивные и активные состояния организма соответствуют 1 и 2 баллам, повышенные и агрессивное состояния 3 и 4  баллам,  5 баллов – максимальная сила потребности – ее пик, 0 – отсутствие потребности – состояние пресыщения. Такая разбивка по внешним видимым признакам позволяет провести количественную оценку состояния любого живого организма. Например, балльную оценку можно применить для количественной оценки  потребности и состояний свойственных, как всем видам животных с высшей нервной системой, так и человеческому организму. Также, проводя такую бальную оценку человека с периодичностью, скажем, день, два, месяц, год и так далее, мы получим спектр его состояний за какой-то период. Более того, имея подобные  спектры других людей мы можем сравнивать их состояние между собой. То есть, балльная система оценки организма позволяет произвести сравнение данного состояния с другими, уже описанными состояниями этого же организма, а также с фиксированными состояниями сородичей и иных живых организмов. Это значит, что можно  сравнивать состояния любого человека с любым человеком или животным, также как в математике сравнивают уравнения: х=у или х>z  или х<k и т.д. Что из этого можем получить можете сами судить, но главное это будут не не отвлеченные рассуждения, а реальная математика человеческих поступков. А так, в общих словах:  Предлагаемый подход открывает новые возможности изучения реакций и поведения существ с высшей нервной деятельностью, в том числе и человека. С помощью предлагаемой балльной системы можно уверенно разграничивать уровни потребности живых организмов и давать количественную оценку их состояния.

    Другие возможности применения количественной оценки потребности мы рассмотрим далее.

      Треугольник эмоций

    Потребности всегда сопровождаются эмоциональными переживаниями, в просторечии — эмоциями: гневом, радостью, печалью, отчаянием, тоской, удовлетворением, злостью и другими. По мере появления, развития и насыщения потребности эмоции человека плавно перетекая сменяют одна другую. Да и мы, каждый из нас, может испытывать весь комплекс эмоций — от гнева до саркастического смеха, от надежды до сокрушительного разочарования. И казалось бы эти разнородные и разноречивые, бушующие внутри эмоциональные бури невозможно как-то систематизировать. Ан нет… Как оказалось (после многочисленных схем и графиков, после бесплодных попыток), весь этот комплекс эмоций, обуревающих живой организм во время роста потребности, ее удовлетворения или неудовлетворения, можно представить в виде своеобразного треугольника эмоций. Этот треугольник эмоций показан на рисунке 3. Во-первых, на нем жирной линией изображена растущая и затухающая потребность в сопровождении всей гаммы эмоциональных переживаний. Отмечу, что на графике изложены все основные эмоции человека. Но они не просто изложены как-то так, совсем нет. Все эти эмоции разделены на три группы, более того они разведены по трем направлениям — левое, правое и нижнее. И там они рассортированы в соответствии с динамическим распределением слов. Что это значит? Динамическое распределение слов означает их расстановку в соответствии с усилением или снижением выделенного критерия, то есть сначала самые слабые и нейтральные, а в конце помещаются более эмоциональные — к примеру: чем больше сила эмоции, тем она выше располагается. В качестве таких критериев были взяты:

          а) рост потребности от пассивного уровня до агрессивного –

       б) угасание потребности от максимального уровня до минимального –

      в) рост степени удовольствия в зависимости от уровня развития потребности –

   Рис. 3. Треугольник эмоций. динамическая расстановка слов растущей потребности,  динамическое распределение слов  гаснущей потребности, динамическая расстановка слов насыщения потребности.  —  линия роста и затухания потребности,   – линии удовлетворения потребности.

    Полученное таким образом динамическое распределение слов  в зависимости от степени активности человека и эмоциональных переживаний позволяет произвести оценку и замер эмоционального состояния по уровню  потребности (т.е. по силе действия инстинкта) и найти их количественное соответствие. Это возможно как по направлению роста потребности, так и обратно, по мере ее затухания. То есть, как в математике: если х=у, а у=z, то х=z, только так и никак иначе, ведь это будет уже не болтовня, а счет ее величества «математики»… К примеру: Некий гражданин испытывает следующие чувства – злость, злобу, гнев. К чему они могут привести его? Что они нам дадут? Для получения ответа воспользуемся треугольником эмоций. Найдя эти синонимы в левой части треугольника (по балльной шкале это  4 балла  потребности), двинемся от них по горизонтали к наклонной линии треугольника — до ее пересечения. Из точки пересечения можно установить два момента: первый момент – какие чувства будет испытывать человек при полном насыщении данной потребности —  для этого нужно опустить перпендикуляр на нижнюю плоскость треугольника и выписать соответствующий перечень слов. В нашем случае это будут выражения «сильного удовольствия и сильной радости». Второй момент – выявление состояния при продолжительном нахождении человека на данном уровне потребности. Для установления этого состояния продолжим линию по горизонтали до пересечения с правой динамической расстановкой слов. Для данного случая это будут чувства «досады и расстройства от неудовлетворенного желания». Ответ на поставленную задачу будет таков: если человек чувствует злость, злобу и гнев, то при получении удовлетворения он будет чувствовать сильное удовольствие и сильную радость, а вот если не давать ему возможность удовлетворения длительного время то, этот человек начнет испытывать чувства досады и расстройства от неудовлетворенного желания. Что он начнет делать в этих состояниях  можно без особых проблем описать достаточно точно.

         Аналогично для других чувств:

 Озабоченность, дискомфорт (по балльной шкале приравнены 1 баллу), соответствуют, при отсутствии дальнейшего роста потребности, эмоциональным переживаниям на уровне «безразличия, подавленности и отрешенности». Соответственно, доведение человека до конфликтного, раздражительного состояния – т.е. до 3 баллов, в последующем,  вызывает  у него «страдания и тоску неудовлетворенного желания». Кроме этого, наш треугольник позволяет выяснить величину ее удовлетворения потребности, т.е. размер получаемого удовольствия при удовлетворении потребности. Мера удовольствия на графике показана в нижней его части. Она также оценивается в баллах. Например, состояние удовлетворения – 0.5 балла, улыбка, комфортное состояние – 1-1.5 балла, после раздражительного и конфликтного состояния при удовлетворении последуют смех и удовольствие – 3 балла, сильное удовольствие и радость – силой в 4 балла будут после эмоциональных переживаний на уровне гнева и злости и т.д.

    Такой подход к чувствам человека позволяет, во-первых, систематизировать эмоциональные переживания человека, во-вторых, свести все эмоции в единую стройную систему внутренних взаимодействий, в-третьих, дает четкую взаимосвязь между чувствами роста напряженности потребности, ее неудовлетворенности и степени получаемого удовлетворения. Кроме того, данный метод позволяет, без проведения разных тестов, вопросников и т.д., только лишь по видимым эмоциональным переживаниям, дать точную оценку  потребности и  состояния человека и, в конце концов, без всяких наводящих вопросов, выявить истинные мотивы поведения. Иначе говоря, данный треугольник позволяет измерить у человека, именно измерить, то есть получить цифровые данные, величину нервного состояния, его злобу, агрессивность, степень оживления и так далее, найти меру его удовольствия, замерить величину радости и счастья, а также узнать степень его страданий, горя и тоски. Причем не только измерить, но записать их и сравнить с другими людьми находящимися в подобных ситуациях. Кому-то это покажется невообразимым кощунством. Но без этого не обойтись, это необходимая часть процесса по исследованию человека. Она  нам нужна  также как скальпель для лечения человека. Без этого мы никогда не поймем досконально человека. До тех пор, пока не станем определять его в баллах и не станем философски относиться к параметрам злобы, цифрам счастья и величинам горя, человек для нас будет и останется тайной за семью печатями…

      Концепция идеальной линии поведения

   В процессе изучения  потребностей выявился оригинальный способ применения балльной системы. Он заключается в возможности создания стандартизированного описания поведения человека. Подбор нужного стандарта поведения, после определения балла рассматриваемой  потребности, становиться возможным при создании своеобразной эталонной таблицы стандартизированных (то есть типичных) описаний поведения человека.

  Однако при этом возникают вопросы без разъяснения которых мы не сможем идти дальше: Что же это за эталонная таблица стандартизированных описаний поведения  и эталонные стандартизированные описания поведения человека? Пояснение сути вопросов начнем с разъяснения принципа   стандартизированного описания поведения  человека.

    Это описание обычного поведения среднего, самого типичного человека  под действием  потребности. В таком описании будут находиться самые характерные признаки поведения человека свойственные выделенному уровню потребности. Как раз, эти описательные признаки должны точно характеризовать состояние организма и его поведение при установленном уровне потребности. К примеру, такое описание пассивного состояния  будет  выглядеть примерно так:   На замечания реагирует спокойно, вялые движения, слабая мимика, слабая и замедленная речь, отсутствие возражений и желания противоречить. Аналогично,  описание поведения человека озабоченного активными поисками способа удовлетворения потребности уже будет иное: испытывает нервозность, демонстрирует раздражительность, в поведении присутствуют энергичные движения с  выразительной контролируемой мимикой, отмечается сочетание компромиссности и неуступчивости.  Также нет особых трудностей в  описании поведения агрессивно настроенного индивида — пример: в поведении отмечается бранливость, неуравновешенность, движения периодически переходят в резкие, слабо контролируемые,  внезапные переходы в возбужденное агрессивное состояние и обратно.

    Также таким путем можем получить стандартные описания для любой потребности.  Каким образом это сделать? Очень просто: для разработки типичного поведения под действием какой-то потребности воспользуемся  принципом идеализации, т.е. рассмотрим поведение человека направляемого лишь одной потребностью (например, потребностью питания), а другие (допустим потребность в выделении отходов жизнедеятельности, движении, общении, сексе и т.д.)  считая незначительными и неизменными, мы как бы отбрасываем и, не рассматриваем (т.е. их как бы не существует). За основу, априори принимаем у человека три основных уровня потребности – пассивный, активный и агрессивный. Необходимо отметить, что поведение человека на каждом выделенном уровне резко отличается по степени активности, эмоциям и другим существенным признакам. Все эти отличия и проявления поддаются четкому и отличному друг от друга словесному описанию, причем, каждому уровню потребности будут соответствовать только свои виды слов, фраз, словесных оборотов и т.п. Таким образом, описывая словесно поведение человека ведомого только одной потребностью, мы сможем для разных состояний получить резко отличающиеся описания каждого уровня потребности. Причем эти описания уже будут иметь балльные соответствия. К примеру, вот как выглядит стандартизированное описание всех трех уровней самой распространенной и самой известной потребности — потребности в пище (пример 1).

                                                                                                          Пример 1.

         Таблица «идеальной линии поведения» потребности питания

_____________________________________________________________

                                      Уровень действия – пассивный – 1 балл

         Признаки:

     Первые признаки голода обычно не замечаются, и о них часто за работой забывается. Это означает, что постоянное действие инстинкта довольно слабо и не может заставить его искать еду. Проголодавшись и вспоминая про еду, остается внешне безразличным, разве что может сказать «надо бы перекусить» и т.д.  и т.п. В состоянии голода будет испытывать легко подавляемое беспокойство, неудовольствие или легкое раздражение.

________________________________________________________________

                                      Уровень – активный —  2-3 балла

         Признаки:

      Довольно быстро ощущает чувство голода и у него часто появляется желание перекусить. Это желание легко подавляется, но все-таки не проходит и постоянно о себе напоминает. Поэтому в разговорах, без всяких на то оснований, часто проскальзывает тема: » неплохо бы перекусить» или «надо найти где-то подкрепиться». В голодном состоянии постоянное и избыточное давление инстинкта заставляет предпринимать активные меры.  Причем, если поиски пищи весьма опасны, то будет отдано предпочтение выжиданию, чтобы  после некоторого времени продолжить активные поиски. В голодном состоянии будет испытывать постоянное раздражение, то есть будет  выражать неудовольствие, досаду или раздражение, а иногда и злость, при этом будет достаточно легко идти на конфликты и затевать скандалы.

________________________________________________________________

                                      Уровень – агрессивный – 4-5 баллов

         Признаки:

     У человека данный инстинкт проявляется в полной мере — он постоянно ощущает голод. В этом случае, независимо от занятия, его мысли постоянно и навязчиво возвращаются к еде. Куда бы он не пошел, что бы он не делал, голову будет сверлить одно и то же: «Поесть, поесть, где бы поесть?»… В голодном состоянии, отбросив моральные принципы в сторону,  способен на все: попрошайничать, воровать, вымогать и даже отнимать. При этом его не остановят ни мнимые, ни реальные опасности — он дошел до  агрессивного состояния — до самой сильной озлобленности, при которой ради еды может совершить преступление…  Добыв же еду, он быстро поглощает и испытывает при этом неописуемое блаженство.

  Здесь мы видим, что все три описания это по сути дела описывают три самых разных состояния одной потребности. Причем, эти описания подходят к любому взрослому человеку, то есть являются типичными или стандартными реакциями на определенное состояние. Таким же образом, можно получить аналогичные стандартизированные описания  для самых разных потребностей человека, к примеру, потребности общения, инстинкта лидерства и т.п. Так вот, написав эти состояния для разных потребностей, сведя их в систему, присвоив им номера и собрав описания уровней в табличную форму, мы  в итоге сможем получить таблицу стандартизированных описаний поведения типичного человека.

    Классификация основных потребностей человека

    Известные психологи Петровский и Немов   у человека  выделяют следующие движущие потребности: потребности в пище, воде и кислороде, продолжении рода, в сне, телесных контактах, чувстве безопасности, необходимости принадлежать к группе людей, вступать в эмоциональные контакты, обладать определенным социальным статусом, лидировать или подчиняться, разнообразные нужды в предметах материальной и духовной культуры, в человеческих видах трудовой и творческой деятельности, в определенных условиях человеческого существования и другие. Подобные потребности нами были выделены в виде трех групп. Но в процессе прочтения сайта, у вас наверняка не единожды возникал вопрос: Влияют ли на инстинкты и потребности гены и гормоны и каково их взаимодействие? Попробуем вкратце ответить на этот вопрос:

  Представьте, что человек хочет есть. Уровень глюкозы в крови у него снижен, а потребность в пище неудовлетворена. Возникают эмоции – злость, раздражение, неудовольствие (что особенно остро проявляется у мужчин). Это приводит к активизации так называемой симпатической нервной системе, стимулированию выработки гормонов, расщепляющих гликоген в печени, из которого образуется глюкоза. Чем сильнее человек злится, тем больше выделяется необходимых веществ и гормонов. Более того, голодная злость диктует стиль жизни — в пещерные времена (под действием гормонов) голодный добытчик шел на мамонтов (доминирующая мотивация, направленная на поиски), теперь он стремится больше зарабатывать, дабы удовлетворить свою потребность в еде. Посмотрите, что по этому поводу говорят последние новости науки.  В свете последних исследований генного аппарата человека и его гормонов выявляется весьма интересная картина: действие основных потребностей, включая и жизненные и семейные и общественные, обуславливается либо их генетической, либо гормональной природой. Даже, казалось бы, такие человеческие потребности, как стремление к накопительству, к славе  имеют в своей основе либо гормональную, либо генетическую основу. Для подтверждения этого приведу несколько выдержек об их  влиянии  на человеческое поведение (по данным Интернетизданий):

     а) Группа инстинктов, обеспечивающая выживание организма: стремление к еде, необходимость выделения жизненных отходов и подержания организма в чистоте, инстинкт движения, болевой инстинкт, инстинкт восстановления сил и т.д.:

   Лептин — (открыт в 1994 году), гормон сытости, он посылает в наш мозг сигнал о том, что пора прекратить прием пищи. Грелин был открыт в 1999 году как первый циркулирующий гормон голода. Грелин действует наоборот, сигнализируя мозгу о том что мы сильно голодны.

  Группа ученых из Университета Юты обнаружила ген чистоплотности. При искусственном введении этого гена в кровь мышей, они начинали настолько интенсивно чиститься, что сдирали шкурки в кровь. Похожее поведение под названием обсессивно-компульсивное расстройство наблюдается у людей, которые моют руки до умопомрачения.

   Норадреналин — гормон самозащиты. При стрессах приводит в боевую готовность все системы организма. Защищает от инфекций, стимулирует иммунитет. Благодаря ему у нас на щеках появляется здоровый румянец.

  Американские ученые обнаружили «ген страха», который предопределяет склонность человека к паническим реакциям. В ходе исследования американские специалисты из Национального института психического здоровья обнаружили, что люди, имеющие «укороченную» версию гена, значительно сильнее реагируют на демонстрацию «страшных» картинок. Отметим, что исследователи из Боннского университета нашли объяснение тому, что некоторые люди более склонны к чрезмерной тревожности и беспокойству. По мнению ученых, эти особенности могут быть связаны с распространенной мутацией гена, регулирующего уровень нейромедиатора дофамина в головном мозге.

  Соматотропин — гормон физической активности. Контролирует мышечный тонус, сжигание жиров, крепость суставов. При его недостатке мышцы становятся дряблыми, кожа на руках, ягодицах, животе обвисает

   Эндорфин – еще один важный гормон, регулирующий наши эмоции. Его также называют «гормоном радости». Эндорфин обладает уникальной способностью уменьшать боль, аналогично опиатам, и влиять на эмоциональное состояние, вызывая ощущения восторга, удовольствия («эффект парения»).

   Канадскими исследователями найден ген, который отвечает за чувствительность к боли. Ученные провели опыты пока что только на грызунах. У генетически измененных мышей (без гена DREAM, который отвечает за боль), увеличивалось содержание динорфина в спинном мозге. Животные действительно практически не чувствовали боли. Британские ученые выявили редкую мутацию, которая приводит к полной потере болевой чувствительности. Несмотря на нечувствительность к боли, носители мутантного гена могли чувствовать прикосновения, тепло, холод и вкус

   б) Группа инстинктов, отвечающих за возникновение и устойчивость семейных отношений: половой инстинкт, инстинкт продолжения рода, родительский,  потребность в общении и другие:

    «Зависимость между уровнем гормонов и половым инстинктом проявляется очень ярко. Гормоном тестостероном обуславливается половое влечение как мужчин, так и у женщин. Он вырабатывается в яичниках (у женщин) и надпочечниках (у мужчин), а этот процесс регулируется гипоталамусом и гипофизом.

   Мужчины, у которых много женских гормонов эстрогенов, становятся нежными, ласковыми отцами. Так что в представителях сильного пола должно присутствовать «немного женского». Эстроген несет ответственность  за женское стремление нянчить и защищать свое гнездо.

 Нейрогормон окситоцин — отвечает за нежность, верность и надежность. Оказывает сильное влияние на формирование материнского инстинкта у женщин. Чем больше этого гормона, тем сильнее мать любит свое дитя.

    в) Группа инстинктов, ответственных за поведение в группах, стаях, коллективах: стадный, властный, потребности накопительства, тщеславия и т.п.

   Гормон серотонин – известен как гормон удовольствия, веселья. Дефицит серотонина не только вызывает повышение аппетита, но и приводит к серьезным поведенческим последствиям, выражающимся в развитии пагубных пристрастий и невротических состояний, таких как алкоголизм, табакокурение, наркотики, депрессии, утрата контроля над агрессией.

   Окситоцин достоверно усиливает щедрость, испытуемым легче расстаться с реальными деньгами, когда они думают о приятных вещах. Кроме того,  учеными из Королевского колледжа Лондона обнаружено, что генная предрасположенность может стать причиной патологического накопительства — психологического расстройства. Люди, одержимые навязчивым желанием собирать хлам и складировать его у себя дома, отчасти обязаны подобной манией этим генам, сообщили британские ученые. Также, немецкими учеными обнаружен ген альтруизма, носители которого обладают повышенной склонностью помогать другим людям, сообщает PhysOrg.

 Генетика лидерства всегда предполагает высокий уровень серотонина, тестостерона и дофамина. Так, решительность, активность и стремление к лидерству напрямую зависят от уровня мужского полового гормона тестостерона. Чем больше в организме вырабатывается тестостерона, тем больше мужчина хочет руководить другими людьми, быть лидером, требовать, чтобы окружающие считались с его мнением и подчинялись ему. Наиболее ярко «тестостероновый компонент» лидерства выражен у так называемых революционных и авторитарных лидеров, которые пришли к власти путём борьбы или сильнейшего политического противостояния и впоследствии задавали жесткий политический курс, ломавший устои общества, – Александр Македонский, Наполеон, Иосиф Сталин, Чан Кайши.

  Ген МАОА усиливает выделение организмом гормонов дофамина и сератонина, которые оказывают влияние на поведение и настроение человека. Мужчины, являющиеся носителями «гена воинов», более жестоки, безрассудны и агрессивны. Из-за наличия гена МАОА многие «горячие» мужчины безрассудно хватаются за оружие и становятся крайне жестокими преступниками.

   Гормон дофамин отвечает за приподнятое настроение, огонь в глазах и высокий жизненный тонус. Нехватка дофамина в соответствующих участках мозга ведёт к потере инициативы и апатии, более серьёзный дефицит – к полной атрофии воли, неспособности совершить какое-либо действие. Также имеются другие гормоны и гены ответственные за инстинктивное удовлетворение выделенных нами потребностей. Но нам, в принципе, составление полного перечня гормонов и генов влияющих на поведение не входит в нашу задачу, поэтому на этом перечне мы заканчиваем о видах генов и гормонов.

    Приведенные зависимости потребности от гормонального фона организма и его генов показывают  прямую взаимосвязь между собой, и на то, что изменяя гормональный фон или каким-то образом встраивая ген, мы сможем изменить потребность человека, а значит и его характер. То есть, говоря прямо, без экивоков: с помощью введения гормонов и генов, возможно кардинальное изменение характера человека, его ответных реакций, совместимости и т.п. То есть мы сможем с их помощью изменить характер человека до неузнаваемости, то есть по сути дела превратить его в другого человека (конечно при сохранении его внешности). Наверняка, возможна и обратная связь – через запрограммированное, тщательно контролируемое поведение направленно изменять гормональный фона своего организма со всеми вытекающими последствиями. Необходимо отметить, что какие-либо публикации на этот счет отсутствуют. Несмотря на это, прямая зависимость человеческого поведения от гормонов и генов показывает нам еще один путь диагностики характера человека – это лабораторные исследования. Это означает что, на основе лабораторных исследований, путем взятия проб и анализов, установить у обследуемого человека наличие определенных генов и уровень отдельных гормонов. Затем, зная зависимости (или имея табличные данные) поведения человека от гормонального уровня и генотипа (пока об этом стоит только мечтать), довольно несложно перевести медицинские показатели в количественные и описательные, то есть  в некую карту характера данного человека. Опять же, наверняка возможен и обратный переход: оперативно!, лишь по величине инстинктов и потребностей установить гормональный фон и генетические особенности пациента для… например, для выявления нездоровых аномалий в его поведении.

    В завершение главы о потребностях человека:  имея способ получения стандартных описаний потребности и перечень основных потребностей логично сделать следующий шаг — получить эти описания на деле и попытаться с их помощью перейти к описанию поведения реального человека. Что я и сделал, вот в этом мне очень помогла концепция типовой карты человека. Я понимаю, что читать все эти описания, методы и способы невообразимо скучная задача, причем не только скучная, но и достаточно сложная, ведь излагаемое здесь это техническое описание психологии человека. И… описывает это не гуманитарий, а человек с математическо-техническим складом ума. Так что я вам не завидую…

     Концепция типовой карты характера человека

   Пояснение о карте начну  с того, что стандартные описания разных людей будут между собой отличаться и довольно заметно. Это связано с тем, что с самого рождения проявление инстинктивных потребностей у разных людей различное. У кого-то они находятся в зачаточном состоянии и незаметны (например, у флегматиков весьма слабая тяга к движению), а у других, наоборот, от рождения они весьма активны (вспомните холериков), заставляя своего владельца действовать преимущественно в свойственном ему (инстинкту) направлении, тем самым, определяя поступки  и характер своего хозяина. По этой причине, зная индивидуальный набор главных потребностей и инстинктов, мы сможем получить обобщенное описание характера их владельца. Этот вывод и послужил исходной точкой для наших умозаключений. Как было упомянуто ранее, на основе способа идеализации поведения были сделаны стандартные описания  базовых инстинктов. (В нашем случае их было 15) Причем для каждого инстинкта были разработаны описания помимо трех уровней потребности (пассивного, активного и агрессивного), еще и промежуточные уровни.

  На этом наша работа по упорядочению потребностей не закончилась. Всем полученным  вариантам поведения были присвоены баллы. Затем, базовые потребности (в зависимости от важности для обеспечения выживания организма) получили свой иерархический номер. После всех этих операций, в итоге,  была получена таблица стандартных описаний поведения типичного человека.  Что она нам дает?

   Достаточно многое, но самое главное, она нам дает возможность перехода от хаотичного, красочного и литературного описания поведения человека к описанию укороченного, стандартизированного и унифицированного поведения реального человека. То есть описания поведения, которое будет однозначным и ясным и врачу, и психологу, и юристу, и следователю и какому-угодно бюрократу. И пониматься и читаться оно будет одинаково всеми людьми без исключения, точно также как цифры 1, 2 и 3 означают для всех одно и то же.  Например: имея весьма общее, литературное описание поведения интересующего человека, по таблице подбирается сходное описание, затем, по нему устанавливается величина в баллах, выясняется уровень потребности и по треугольнику эмоций выявляются его эмоциональное состояние, возможные уровень удовольствий и величину реакции при неудовлетворении потребности. Притом, по стандартному описанию можно провести сравнение его состояния со стандартными состояниями других лиц и сделать соответствующие выводы.

   Можно использовать другой путь: Зная  уровень потребности, по таблице можно быстро найти его детальное стандартное описание поведения. Правда здесь могут возникнуть определенные трудности. Так для получения детального описания характера, нам сначала нужно выяснить пути оперативного получения исходных характеристик человеческого индивида. Они бывают разные, к примеру, в этом направлении можно выделить такие способы получения информации: тестовый, описательный (по внешним признакам, по отзывам спутников, партнеров, коллег и т.п.), методом подбора аналогов, методом поиска сходных характеристик и т.д. Так, например, используя метод поиска сходных характеристик по таблице стандартных описаний были получено описание характера М. и определены его баллы. Затем, сведя их в единую структуру мы получили  детальное описание поведения изучаемого человека (пример 2.) и таблицу баллов – то есть его типовую карту характера (пример 3.). Таким путем, мы подошли к созданию наиболее важной характеристики человека: персональной характеристике открывающей большие возможности по анализу, расчету и прогнозированию поведения человека — к типовой карте характера.

                                                                                              Пример 2.

                            Полное заключение по характеру М.

___________________________________________________________

     Основные черты поведения (2 и более баллов)

 

         уровень физической активности: Внешне выглядит живым, довольно подвижным человеком, с выразительной мимикой и движениями («сангивинический темперамент»).  Быстро отзывается на окружающие события, стремится к частой смене впечатлений, сравнительно легко переживает неудачи и неприятности. Данный инстинкт оказывает большую роль на его поступки и решения. Рекомендуются любые виды работ, требующие принятия быстрых и адекватных решений.

         отношение к обществу: Общая линия поведения обозначится как поведение «общественного человека». Оно выражается в стремлении принести пользу обществу, коллективу, сделать его лучше, крепче, богаче. Такое поведение отмечается у «скромных подвижников». Так если он замечает какие-то трудности в коллективе, то тут же предлагает свою помощь. Конечно, при этом в его действиях нет энергичности и задора, но все же всегда проглядывает забота об обществе и будущем государства. Если при этом возникают препятствия, он как правило предпочитает отказаться от поставленной цели.

         стремление к известности: Его желание признания требует, чтобы к нему проявляли уважение не только знакомые, но и посторонние люди. Более того, он от них требует не только уважения к своей персоне, но и демонстрации знаков почтения. С этой целью он не прочь обзавестись различными «важными корочками». Кроме того, он стремится попасть и поучаствовать на многолюдных собраниях и торжествах. Также не прочь помелькать и выступить на телевидении и радио. В разговоре не прочь прихвастнуть своими достижениями и связями и т.п. Если к нему не проявить требуемых знаков внимания, тем самым можно привести его в дурное настроение.

         инстинкт лидерства: В работе он является «активным исполнителем». При таком уровне властности прекрасно может управлять небольшими коллективами — в 5-10 человек. При предложении ему руководящей работы, соглашается на нее с видимой неохотой. Если перед ним поставить проблему наказания подчиненных, то он откладывает  ее до тех пор, пока не возникнет проблема увеличения наказания за проступок. При наказании подчиненных, все время ссылается на требования вышестоящих инстанций, обстоятельства и т.п. вынуждающие его это совершить.

         тяга к сексу: Испытывая сильное давление сексуального инстинкта периодически приступает к поискам полового партнера. Причем, это делает робко и незаметно, из-за чего его попытки особо не замечаются противоположным полом.

 

     Второстепенные черты поведения М. (менее 2 баллов)

 

         инстинкт питания: Линия поведения «рабочего питания» —  несколько избыточное питание, ориентированное на повышенный расход энергии. То есть это тип питания человека занимающегося активной профессиональной деятельностью.     У него нет привычки к аккуратности, но иногда его охватывает сильное желание наконец-то навести порядок в своей одежде и на своем рабочем месте. То есть его стремление к порядку носит спонтанный, периодический характер.

         состояние здоровья: Любит много находиться на свежем воздухе. При резком изменении погоды,   если нет возможности защититься от непогоды,  может неудобство перетерпеть без особого изменения настроения. Таким образом, у М. отмечается хорошее здоровье и неплохая приспособляемость к плохим погодным условиям. В силу этого он не находит особой разницы в работе в помещении или на свежем воздухе.

         инстинкт восстановления сил: М. способен работать продолжительное время без признаков усталости. Во время перерывов отдыхает и не отвлекается на посторонние занятия. Восстановление сил несколько замедленное, характерное для людей среднего возраста.

         степень бесстрашия: Не боится боли и болевых ощущений. Конечно, при этом испытывает небольшую боязнь, но это небольшой, легко преодолеваемый страх. Поэтому данный инстинкт не оказывает решающего влияния на его поступки. В силу этого ему свойственна хладнокровность в любых стрессовых ситуациях и быстрая помощь в опасных жизненных ситуациях.

         величина инстинкта наследования: Хочет иметь одного или двух детей. На этом его представления о продолжении рода ограничены. Поэтому не торопится завести семью и обзавестись детьми. По большому счету считает, что это дело успеется.  В общении основном любит молчать, но в дружеской компании «развязывает язык» и становится довольно разговорчивым. Конечно, М. не страдает от одиночества, но оно порой ему приедается и тогда М. идет к  друзьям в поисках общения. То есть М.  человек «узкого круга общения».

          степень тяги к развлечениям: Ему свойственна линия поведения «слабо увлекающегося человека». То есть он может развлекаться и получать от этого удовольствие, но при этом у него проблемы не уходят полностью из головы. Эта причина того, что в дружеской компании или в разгар веселья, он может без особых затруднений, оторваться от этого занятия и приступить к монотонной и нудной работе. В силу этого, о М. слывет мнение как о «деловом и малокомпанейском товарище», не дающем другим хорошо повеселиться.

         величина тяги к накопительству: Его потребность в материальных благах выражается в  необходимости иметь достаток обеспечивающий прожиточный уровень выше среднего. То есть возможность приобрести и обставить квартиру, купить престижную машину и иметь сносное питание для всех членов семьи. Кроме того, он не прочь иметь в квартире устройства обеспечивающие бытовую жизнь удобствами и комфортными условиями проживания. Для этого М. интересуется работами и занятиями позволяющими заработать и приобрести вышеперечисленные блага.

 

     На основании его описания была составлена типовая карта характера (пример 3.) Подобная карта дает возможность кратко, в баллах, зафиксировать основные черты характера человека. Также, ее преимущество в том, что с ее помощью можно создать картотеку характеров, в которой можно сохранить информацию о основных чертах поведения, в течение нескольких месяцев и даже лет. К примеру, этот метод позволяет проследить изменение характера во временной динамике за любой промежуток времени.

                                   Пример 3.

Величины инстинктов выписанные из эталонной таблицы     стандартизированных описаний поведения:

потребности или формирующие их инстинкты баллы
1 питания 2
2 инстинкт чистоплотности или аккуратности 1
3 активность, подвижность или инстинкт движения 2.5
4 инстинкт защиты организма от неблагоприятных условий или состояние здоровья 2
5 инстинкт восстановления сил или стремлении к отдыху 2
6 болевой инстинкт, степень боязливости или храбрости 1
7 инстинкт деторождения или желания иметь детей, наследников, продолжателей рода 2
8 тяга к сексу 3
9 потребность общения 2
10 родительский инстинкт или тяга к воспитанию детей 1
11 стремление к развлечениям, приятному времяпровождению 2
12 страсть к накопительству, вещизм 2
13 тяга к власти или инстинкт лидерства 3
14  стремление к славе, известности или инстинкт тщеславия 3
15 общественный или стайный инстинкт, инстинкт идеологии 4

    На основании данного описания можно получить  прогноз поведения любого изучаемого индивида.  Это сделать достаточно несложно. Так вначале определяется направление развития потребности – в сторону усиления или ее снижения, и по таблице стандартного поведения находим описания поведения при расчитанном изменении потребности. В качестве примера приведем анализ дополнительных тестов М. сделанных через три и через восемь месяцев. По истечении трех месяцев у М. было отмечено, (в пределах ошибки), увеличение  двух параметров —  потребностей власти и накопления богатства. При тестировании через восемь месяцев это изменение стало значимым – оно превысило величину ошибки тестирования, изменение отмеченных параметров достигло одного балла. В переводе с баллов на потребности это означало, что у М. наряду с увеличением его экономности возросла властность. Когда эти баллы перевели в стандартные описания, то получили характеристики поведения непокорного и авторитарного лидера, с навыками запасливого и хозяйственного субъекта.

     Кстати, такой подход открывает пути к выявлению  у людей потенциально опасных черт характера. Здесь мы говорим о чертах характера, которые в определенных условиях и ситуациях могут привести к проявлению социально опасного и агрессивного поведения или даже превращению  человека в социально-опасного типа. Перечислим их:

    Инстинкт власти, основанный на стремлении обладания людьми. Его конечное развитие заканчивается появлением садистских наклонностей. Эти наклонности, объединяясь с другими сильными потребностями приводят к появлению разновидностей: самодуры, садисты, мазохисты и т.п. Из семейных инстинктов таким является переразвитая потребность секса. Патология в его развитии отмечается у различного вида сексуальных маньяков, педофилов, некрофилов, зоофилов. И, наконец, чрезмерное развитие жизненных инстинктов, характерное для социально-опасных «сумасшедших» — параноиков, шизоидов и других. К ним, по-видимому, можно отнести патологическое пристрастие к людоедству, панический страх боли или смерти и т.д.

  Выявление подобных и похожих переразвитых склонностей возможно после установления у обследуемых людей сильных потребностей 4-5 уровня балльности, т.е. предельно высокого уровня. В дальнейшем выявленных «контрольных типов»  с такими высокими и неудовлетворенными потребностями, можно ставить на учет и периодически проводить повторные обследования. Такие периодические обследования, позволят спрогнозировать направление и скорость развития переразвитых потребностей. На основе таких прогнозов потом можно делать вывод о созревании, появлении или наличия у обследуемого черт социального опасного поведения.  Хочется отметить другую сторону этого способа прогноирования. Он дает «граничным типам» возможность осознанного исправления и предупреждения социально-опасных отклонений, что  увеличивает вероятность возврата человека в нормальное состояние.

    Краткие итоги главы: (переведены в «итоги о человеке» для общего анализа)

    Для получения объективного состояния  человека, для возможности использования многочисленной информации о человеке, для ее систематизации и классификации  нам нужен простой и эффективный инструмент для оценки и сравнения психики людей, а также способ  измерения и подсчета энергичности и эмоциональности человека. Его возможно создать на основе механизма потребностей.  Что такое потребности? Потребности — это основа существования человека и ради их удовлетворения он живет. Исходя из этого, общая характеристика поведения живых существ (в том числе человека) может  разделена на две стадии, которые, непрерывно чередуясь, составляют основу жизнедеятельности. Первую стадию можно обозначить стадией формирования потребностей и основных влечений, а вторую – стадией удовлетворения этих потребностей. Все виды потребностей имеют побудительный характер, создающий беспокойство в поведении животного и формирующий различные типы добывательного или, наоборот, отвергающего поведения. Реакция живого организма на  потребность всегда складывается из трех основных этапов.   Первый этап — пассивный уровень потребности. На этом, начальном этапе, организм не испытывает необходимости в удовлетворении потребности, так как она мала и не может принудить к поиску путей ее удовлетворения.    Второй этап — активный уровень потребности. Потребность выросла и живой организм, испытывая ее гнет, начинает активно искать  способы ее удовлетворения. Третий этап –  максимальный, агрессивный уровень потребности, означающей что животное из-за ее действия сильно озлоблено и для ее удовлетворения готово рискнуть своей жизнью, при этом ведет себя дерзко и  агрессивно.  Введя в это разделение  промежуточные подэтапы получим оценку потребности по пятибалльной системе, увязанную с внешними признаками состояния человека. Такая разбивка поведения по внешним признакам позволяет сделать количественную оценку состояния любого живого организма. Также, проводя такую оценку с какой-то периодичностью,  мы получим спектр  состояний человека за учетный период. Более того, имея  спектры других людей и сравнивая их состояние между собой, мы тем самым можем говорить о % отличия в их поведении.  

    Потребности всегда сопровождаются эмоциями: гневом, радостью, печалью, отчаянием, тоской, удовлетворением, злостью и другими. Эти эмоции, охватывающие организм во время роста потребности, ее удовлетворения или неудовлетворения,  представляются в виде  треугольника эмоций, которые располагаются в виде динамической расстановки. Подобное распределение эмоций  в зависимости от степени активности  и эмоциональных переживаний позволяет оценить и замерить эмоциональное состояние по уровню потребности  и узнать их величину. Такой подход к чувствам человека позволяет, во-первых, систематизировать эмоциональные переживания человека, во-вторых, свести  эмоции в единую и стройную систему внутренних взаимодействий, в-третьих, дает четкую взаимосвязь между чувствами сопровождающими рост потребности, ее неудовлетворенность и степень получаемого удовлетворения. Кроме того, данный треугольник позволяет, лишь по видимым эмоциональным переживаниям, получить точную оценку   состояния человека, то есть измерить величину нервного состояния, его злобу, агрессивность, степень оживления, найти меру его удовольствия, замерить величину радости и счастья, а также узнать степень его страданий, горя и тоски. Причем не только измерить, но и зафиксировать, а затем сравнить с данными других людей находящимися в подобных ситуациях и выявить  истинные мотивы поведения..

    Инструментарий потребности для измерения психики человека позволяет создать стандартизированное описание поведения типичного человека. В таком описании будут иметься наиболее характерные признаки поведения человека свойственные определенному уровню потребности. Причем, из описаний видно, что поведение человека на каждом выделенном уровне резко отличается по степени активности, эмоциям и другим существенным признакам. Эти отличия поддаются четкому и отличному друг от друга словесному описанию, причем, каждому уровню потребности будут соответствовать только свои виды слов, фраз, словесных оборотов и т.п. Таким образом, поэтапно описывая поведение человека ведомого только одной потребностью, мы сможем для разных состояний получить резко отличающиеся описания для каждого уровня потребности. Данный инструментарий может иметь большую ценность в  свете последних исследований генного аппарата человека и его гормонов. Так учеными неопровержимо установлено, что действие основных потребностей, включая жизненные, семейные и общественные, обуславливается либо генетической, либо гормональной природой. Имеющиеся зависимости потребности от гормонального фона организма и его генов показывают  на их прямую взаимосвязь между собой, и на то, что изменяя гормональный фон или каким-то образом встраивая ген, мы сможем изменить потребность человека, а значит и его характер.  То есть можно с их помощью  превратить его в другого человека, при безусловном сохранении его внешности. Возможна обратная связь – через запрограммированное, тщательно контролируемое поведение направленно изменять гормональный фона организма. В этих случаях инструментарий потребности жизненно необходим для определения необходимой степени изменения гормонального фона и генотипа организма. Отсюда, на основе лабораторных исследований, путем взятия проб и анализов, установив у обследуемого  наличие определенных генов и уровень гормонов, по установленным зависимостям поведения человека от гормонального уровня и генотипа несложно перевести медицинские показатели в количественные и описательные, то есть  составить карту характера данного человека, детально описывающую его поведение и рассчитать дозировку необходимых лекарственных и других веществ. На сегодня разработана лишь предварительная  таблица стандартных описаний поведения типичного человека дающая возможность несложного перехода от хаотичного,  литературного описания поведения человека к описанию укороченного, стандартизированного и унифицированного поведения реального человека. То есть описания поведения, которое будет пониматься и читаться одинаково всеми людьми без исключения.  К примеру, имея весьма общее, литературное описание поведения интересующего человека, по таблице подбирается сходное описание, затем, по нему устанавливается величина в баллах, выясняется уровень потребности и по треугольнику эмоций выявляются его эмоциональное состояние, возможные уровень удовольствий и величину реакции при неудовлетворении потребности. Затем, по стандартному описанию несложно провести сравнение его состояния со стандартными состояниями других лиц и сделать соответствующие выводы. Подобная карта дает возможность кратко, в баллах зафиксировать основные черты характера человека, также позволяет создать картотеку характеров, в которой можно хранить информацию о основных чертах поведения в течение нескольких месяцев и даже лет. Таким образом, этот метод позволяет проследить изменение характера во временной динамике за любой промежуток времени, также так можно получить  прогноз поведения любого изучаемого индивида. Такой подход открывает пути выявления  людей с потенциально опасными чертами характера. В дальнейшем выявленных «контрольных типов» с высокими и неудовлетворенными потребностями, можно ставить на учет и периодически проводить повторные обследования. Такой подход позволит спрогнозировать направление и скорость развития переразвитых потребностей и сделать вывод о созревании, появлении или наличия у обследуемого черт социального опасного поведения.  Хочется отметить другую сторону этого способа прогнозирования. Он дает «граничным типам» возможность осознанного исправления и предупреждения социально-опасных отклонений, что  увеличивает вероятность возврата человека в нормальное состояние.

Инстинкты не молчат и предсказывают

    Уважаемые читатели! Что вы думаете о прочитанном? Наверное, много из этого вы не ожидали прочитать, а тем более узнать? Причем узнать не очень приятные, а порой болезненные вещи. Но это еще не все… В дополнение к изложенному можно опираясь на наши инстинкты, обрисовать сегодняшнее положение  общества и того, что нас ожидает в ближайшем будущем.

   Вначале давайте вспомним патриархально-общинные отношения царившие в крестьянской России 200-300 лет назад. В то время весь смысл жизни рядовых жителей заключался в обеспечении семьи и детей пропитанием, одеждой, защите от непогоды и т.п. Типичная патриархальная модель – Муж – хозяин, дети должны слушаться отца, прав он или не прав. Баба должна знать свое место, муж бьет – значит любит. Общественные проблемы мало трогали людей тех времен. Да и  несладкая жизнь, проходящая в постоянной борьбе с природой, с барами и князьями, с трудным бытом  не оставляла для этого больших возможностей. Поэтому чрезвычайно крепки были семейные устои и поэтому, без разрешения отца сын не мог жениться или дочь выйти замуж. Именно поэтому в одном доме жили родители и взрослые дети, при этом обеспечение своих родителей полностью ложилось на плечи их детей. Все эти отношения в «жизненном сосуде»  человека той поры отражались примерно так (рис.). Из него мы видим, что на общественные потребности в жизни простых людей практически не оставалось времени.

потребность1потребность2

       Но, стремительное развитие общества в 20-м веке  привело к резкому усилению влияния общества на уклад семейной жизни. На женщинах вначале это почти не  отражалось, затронув в основном мужчин (рис.). Вот как у них сейчас распределяются инстинкты в «жизненном сосуде». Причинами увеличения общественных инстинктов (желаний развлечений, богатства, власти, славы и т.п.) служит следующее. Очень многие современные мужчины довольно прохладно относятся к семейным отношениям и не любят семейные обязанности. У них на первое место все больше выходят общественные дела связанные с друзьями, развлечениями, работой, общественными делами и т.п. А женщины до последнего времени оставались все в том же положении истинных семьянинок. Но постепенно это положение стало меняться. Причем оно все более проявляется в последние десятилетия. А что поделаешь?… Нас всех, и мужчин и женщин, общественная жизнь манит, привлекает, захлестывает — кинотеатрами, выставками, презентациями и т.д. Мы хотим везде успеть, никуда не опоздать — на соревнования, на концерт, на важную встречу, на совместный обед, на званый вечер, да мало ли чего и куда! В результате наши семейные инстинкты страдают, отодвигаются и уменьшаются. Мы же, внутренне сожалея об этом, убеждаем себя: » Ничего!… Все это временно, мы потом  нагоним и успеем все сделать». Причем этот процесс идет не только у нас и вас, он идет у очень многих и многих. И чем дальше, тем сильней…

    Но у природы ничего бывает даром! У нее если что-то приобретаешь, то примерно столько же другого теряешь… Вот приобретения-то мы с вами видим, а потери не замечаем! Или не хотим замечать…

    В настоящее время все свидетельствует о том, что у людей общественные инстинкты начинают преобладать над остальными. Но за счет чего? Смотрите сами:  жизненные инстинкты уменьшиться сильно не могут — это опасно для здоровья. Как же!.. Если мы начнем мало есть, двигаться, следить за чистотой организма и т.п., то тут недолго и помереть!.. Поэтому прогрессивный рост общественных инстинктов сопровождается ослаблением безопасной для организма группы инстинктов — инстинктов связанных с семьей. Между тем, у современных мужчин, по сравнению с женщинами,  семейные инстинкты и так слабоваты, поэтому уменьшать их некуда. Следовательно, резко подрасти общественные инстинкты могут только у наших драгоценнейших женщин. Иначе говоря, по распределению инстинктов в «сосуде желаний» наши дорогие дамы все ближе и ближе к «сильному полу». А это означает, в свою очередь следующее — наши слабые женщины приобретают все больше и больше мужских признаков поведения и даже начинают сравниваться с мужчинами. Вот эти подспудные причины  предопределяют следующие изменения в обществе:

      — Современная женщина имеет в семье права, и она от них не откажется. В современной семье оба супруга имеют свое любимое дело, свой интерес и оба думают о профессиональном росте.

  — Происходящая у нас сексуальная революция, и как следствие этого, растущий интерес прекрасной половины человечества к разнообразию чувственных наслаждений. Сегодняшняя россиянка, да и не только она, знает, что имеет не меньшее право на наслаждение, удовлетворение влечения, и ожидает, что партнер ей все это предоставит.

    — Все большая универсализация одежды, обуви и причесок; появление «делового стиля» одежды, при котором различия между мужчинами и женщинами сводятся до минимума.

     — Появление в женском спорте, прежде «чисто мужских» видов: сейчас проходят мировые чемпионаты среди женщин по тяжелой атлетике, футболу, боксу.

     — Происходит возрастающее участие женщин, как в большой политике (в парламенте Швеции 40% женщин), так и на тяжелых физических работах; увеличение роли женщины в финансовом обеспечении семьи (по статистике, на 18.07.97, средний доход  российской женщины — 1.5 млн. рублей, а у мужчины — 1 млн. рублей);

     — В обществе также, в русле вышеприведенного, наблюдается снижение роли полового фактора, то есть жесткого деления на мужчин и женщин. Так постепенно стираются внешние различия между мужчинами и женщинами, причем не только в одежде, но и в поведении, и в отношении к профессии. Цитирую дословно: «Если раньше забота о внешности была, главным образом, прерогативой женщины, то теперь это стало, так сказать, «всеобщим достоянием». … в барах и ресторанах Нью-Йорка теперь и в мужских туалетах появились парфюмерные столики». Косвенным признаком этого служит всеобщее признание прав на существование сексуальных меньшинств — гей, лесбиянок,  гомосексуалистов, бисексуалов , а также официального признания  гомосексуальных «семей».  О том насколько эти отклонения стали для нас привычными, демонстрируют газетные заметки, рассказывающие без всякого намека на сенсацию, о прохождении в Сан-Франциско фестиваля представителей сексменьшинств, на который съехались со всей страны несколько тысяч лесбиянок и геев, или о том, что в России открылась школа лесбиянок.

   — В обществе изменяется отношение к своему к телу. Теперь наше тело является не только орудием для продолжения рода, обеспечения семьи и получения удовольствий. Оно также стало общественным товаром. Товаром и инструментом для и удовлетворения общественных инстинктов (желаний развлечений, богатства, власти и славы.). Это наглядно демонстрируют большие гонорары и призы за победу в различных спортивных и зрелищных мероприятиях типа конкурсов красоты. Западные знаменитости считают свое тело «рабочим инструментом» и оценивают его по частям на миллионные суммы. Так кумир футбольных болельщиков Зинедин Зидано застраховал свои ноги на 30 млн. долларов, а у англичанина Майкла Оуэна их страховка потянула аж 85 миллионов долларов! По сравнению с ними красавица Орнелла Мути застраховала свои груди всего лишь на 300 тыс. долларов. Застраховал свой «рабочий инструмент» и порнозвезда Рокко Сиффреди… Ко всему прочему посмотрите на отношение к своему телу победителей  боди-билдинга, манекенщиц, фотомоделей и ведущих популярных телепрограмм. Да что там говорить! Даже у всемогущих президентов стран, для доведения до нужной кондиции своего тела, имеются собственные имиджмейкеры. Ведь товар, то бишь тело, надо подавать лицом и желательно самым приятным. Следствием такого отношения стало появление культа обнаженного, красивого и здорового тела выставляемого напоказ. Законодатели мод так говорят об этом: «… Обнажение прерогатива красивых людей, тех кто тренирует тело, заботиться о своем здоровье…». Об этом феномене сейчас много пишется в печати. Вот красноречивая выдержка из одной газеты: «массовая культура Запада все активнее внедряет в умы новый жизненный стиль, новую моду, замешанную на самолюбовании и… публичном, порой шокирующем, обнажении. Захлестнувшая телеэкраны, газеты и журналы так называемая «тирания голизны», пропаганда красивых и здоровых тел — и не только таковых — заставила специалистов заговорить о наступлении «эпохи нарциссов» и даже о «второй сексуальной революции».   Об этом же явлении, о желании всенародно прославиться и получить на этом некоторую выгоду, свидетельствуют новые ток-шоу, участники которых готовы не только поведать о самом сокровенном и интимном, но и раздеться в самом прямом смысле догола. Причем, от желающих нет отбоя. Достаточно точно это изменение отмечают следующие выдержки: » Впрочем, страсти по раздеванию бушуют не только в массмедиа, но и на улице. Все большее распространение на Западе получает «стрикинг»… — своего рода увлечение, когда молодые люди на спор, в том числе и на деньги, отваживаются раздеться догола и помелькать перед большим скоплением публики… Под лозунгом «чем меньше одежды, тем лучше» развивается и высокая мода, и индустрия спорта и отдыха.  Так, одной из примет моды прошедшего лета стали полупрозрачные и откровенно прозрачные одежды. По словам модельера Юлии Яхиной: « Прозрачные одежды – это мировая тенденция…» … Рассказывая о том, в какой фетиш превращается сегодня «свободная культура тела», известный дизайнер моды Вольфганг Иоп указывает, что имеются все симптомы для рождения нового поколения — поколения нарциссов».

       Наша перспектива

     Да…, такое сильное увеличение общественных инстинктов в «жизненном сосуде» не может остаться без последствий. И они есть – очень сильно уменьшаются семейные инстинкты. Позвольте! Почему уменьшаются?!… Они уже сильно ослабли и продолжают исчезать! Факт уже свершился!… Его признаки:

   — рост разводов. Их количество, к настоящему времени, достигает более половины заключаемых браков, что было совершенно немыслимо каких-то 50-60 лет назад. И чтобы по этому поводу не говорили психологи и социологи, процесс этот неумолим. Ведь он неизбежное следствие прогресса человечества;

      — ориентация женщин на карьерную и политическую деятельность и все больший уход от решения семейных вопросов;

    — ослабление клановых, семейных и других родственных связей. Сейчас почти никто не вспоминает патриархальные семейные отношения, при которых глава семьи, рода, клана решал судьбу и определял поступки рядовых членов своего окружения. В наше время дети, даже в таком важном вопросе как женитьба, зачастую извещают родителей чуть ли не в последнюю очередь;

      — перекладывание материального обеспечения немощных родителей на плечи государства. Мы уже с детства приучены к тому, что в старости наших родителей  будет обеспечивать государство — выплачивать пенсию, оказывать медицинскую и социальную помощь. К тому же,  все большую популярность приобретают дома престарелых, в которых содержание пожилых людей полностью лежит на плечах государства. А ведь эти вещи были невозможны каких-то 60-100 лет тому назад;

     — уменьшение пребывания детей в лоне семьи и увеличение их времяпровождения в коллективах и государственных организациях. Сейчас наши дети, начиная с полутора лет и до совершеннолетия — около трети своего времени, проводят без родителей — в детсаде, в кружках, в секциях и в школе. Но это еще не предел! На подходе широкое распространение специальных учебных заведений: музыкальных, экономических и других интернатов, пансионатов, спецшкол, кадетских учреждений и т.п. заведений, в которых, начиная с семи лет, практикуется полный отрыв ребенка от семьи.

      — сюда же органично входит такой факт, по поводу которого медики и ученые пишут и упоминают с большой тревогой. Начиная с 60-х годов нашего столетия, начало сильно расти число матерей бросающих своих детей. Сейчас в России 657 тысяч детей-сирот. На 9 мая 1945 года, после жесточайшей мировой войны, во всем Советском Союзе их было 678 тысяч. Сами сравните куда мы идем…

   На основе выделенных тенденций можно сделать небольшой прогноз направления изменений внутри человечества. Но на сегодняшний день эти изменения невозможно детально описать, скорее можно  нарисовать несколько затуманенный портрет человека будущего, без каких-либо индивидуальных подробностей.  Прежде всего, у человека будущего будет сильно развита сфера отвечающая за сохранение сильных общественных инстинктов — его мозг. Ведь он поддерживает искусственные инстинкты, возникшие в человеческом обществе и отвечающие за его единение. Но чем это нам грозит?

      Это будет означать, что у нас будут сильно развиты общественные потребности связанные с нашей культурой, работой, государством и т.п. Причем, они будут развиваться лишь при условии резкого подавления жизненных и особенно семейных инстинктов. Расшифровывая это, можно  сказать, что человек будущего (мужчины и женщины в одинаковой степени) будет любить развлекаться, стремиться заработать много денег, стараться сделать хорошую карьеру и достичь славы, но,  наиболее характерной его чертой, будет  огромное желание совершить что-то значительное ради общества, ради своего окружения, или желание посвятить ему свое время, свои труды и свою жизнь. Этому идущему и неконтролируемому процессу уже сейчас сопутствуют негативные явления. К примеру,  непонятный для многих неистовый фанатизм молодых болельщиков высокоразвитых стран — Германии, Голландии, Англии, в том числе и России… А это объяснить очень просто! У современной молодежи нарастает и сильно развивается высшая потребность — потребность отдачи себя обществу, потребность выполнения общественного долга. Этого на Западе осознать и понять не могут не только сама молодежь, но и их родители и политики. А ведь поняв это явление, можно направить его и использовать на благо общества. Однако пока этого нет. По этой причине невостребованная энергия молодежи, достигнув активного уровня, находит лазейки и являясь неуправляемой, оборачивается против общества, выливаясь в различных массовых антиобщественных поступках.

     Другие следствия наступающих общественных перемен:

    — очень высокий и может быть даже 100%  распад семей;

   — высокая активность женщины во всех вопросах, включая и сексуальные. По общественной и сексуальной активности женщины сравняются с мужчинами;

   — что касается секса, то он останется, ведь это очень мощный природный инстинкт. Но, он будет довольно сильно приглушен, завуалирован деловыми отношениями между мужчинами и женщинами и наверняка превратится в один из видов развлечений. Кроме того, нормальный секс станет конкурировать с его разновидностями — гомосексуальными, бисексуальными и т.п. отклонениями;

      — отказ от привилегий для слабого пола под лозунгом: « Если женщины равны в правах, то они должны быть равными во всем!»;

   — полная передача обязанностей по обеспечению престарелых родителей на плечи государства и переход на их помесячное посещение;

     — полная передача воспитания детей государственным организациям. Иначе говоря, государство будет само для себя воспитывать детей, причем воспитание начнется с 2-3 лет (с момента хождения в детсад), в ходе которого, постепенно к школьному возрасту, ребенок перейдет на полное обеспечение и под контроль государства;   Вы можете спросить: а как же родители детей? Неужто они будут равнодушно лицезреть это? Да нет наверное, им скорее всего будет не до этого. Они, начиная со своего совершеннолетия будут полностью поглощены и увлечены общественными делами и служебными обязанностями, поэтому будут только рады такому положению, то есть освобождению от семейных и родительских обязанностей. Таким образом, все вышесказанное будет происходить добровольно, исключительно с полного согласия всех сторон: родителей, их детей и государства.

    Вот такие перспективы возможно ожидают нас и наших детей не в столь далеком будущем. Скорее всего, они не очень-то вас обрадуют, но, тем не менее примириться с ними придется. Ведь это наше ближайшее наиболее реальное будущее.

     Краткие итоги главы:

  Стремительное развитие общества в 20-м веке  привело к резкому усилению влияния общества на уклад семейной жизни. В настоящее время все свидетельствует о том, что у людей общественные инстинкты начинают преобладать над остальными. Но за счет чего? Смотрите сами:  жизненные инстинкты уменьшиться сильно не могут — это опасно для здоровья.  Поэтому прогрессивный рост общественных инстинктов сопровождается ослаблением инстинктов связанных с семьей. Между тем, у современных мужчин, по сравнению с женщинами,  семейные инстинкты и так слабоваты, поэтому уменьшать их некуда. Следовательно, резко подрасти общественные инстинкты могут только у женщин. Отсюда, по распределению инстинктов в «сосуде желаний» женщины становятся все ближе и ближе к к мужчинам. А это означает, что женщины приобретают все больше и больше мужских признаков поведения и уже начинают сравниваться с мужчинами. Это приводит к тому, что в обществе наблюдается снижение роли полового фактора, то есть жесткого деления на мужчин и женщин: стираются внешние различия между мужчинами и женщинами, причем не только в одежде, но и в поведении, и в отношении к профессии; начало сильно расти число матерей бросающих своих детей, продолжающийся рост разводов, их количество уже более половины заключаемых браков; перекладывание материального обеспечения немощных родителей на плечи государства; уменьшение пребывания детей в семье и увеличение их времяпровождения в коллективах и государственных организациях. У современной молодежи нарастает и сильно развивается высшая потребность — потребность отдачи себя обществу, потребность выполнения общественного долга. Это явление можно направить и использовать на благо общества. Пока этого нет невостребованная энергия молодежи, достигнув активного уровня являясь неуправляемой, оборачивается против общества, выливаясь в различных массовых антиобщественных поступках.

Гениальность

    (По Вейнингеру)  «…Гений! Гениальность! Сколько волнения и духовно-неприятного чувства, сколько ненависти и зависти, сколько недоразумений и подражания вызывают эти явления!»  Гете утверждал, что гений – «это 1%  таланта и 99% пота». Но он был неправ. Современные исследования показывают, что гениальность максимум на 20-30% зависит от воспитания и личных трудов. На 80% — это врожденное! Иными словами, родить гения трудно, воспитать невозможно. Точнее говоря, гениальность закладывается во врожденной, то есть инстинктивной сфере. Но наша речь не об этом, она больше о том, что испытывает гений внутри себя и что приносит гениальность его обладателю. При этом, в ходе наших рассуждений, как я скромно надеюсь,  вы сами убедитесь, что гениальность — это тяжкий пожизненный крест, который не всем под силу.

      Глядя в корень гениальности – можно утверждать, что гений, это тот же талант, только в повышенной степени. Но все равно гений и талант две различные категории. Их различие в том, что талант может передаваться по наследству, а гениальность никогда. Например, первое передавалось по наследству в семье музыкантов Бахов, второе, личное было только у Иоганна Себастьяна Баха. Начнем с того, насколько великий поэт сильнее и глубже вселяется в души людей, чем посредственный поэт. Вспомните огромное число характеров, созданных Шекспиром или Эврипидом; вспомните разнообразные фигуры выведенные в романах Золя. То есть, чтобы познать или изобразить человека, надо понять его. А понять его — значит воплотиться в него. Нужно в самом себе повторить те черты, те эмоции, которые были у человека, чей дух ты хочешь понять. Плут понимает плутов, а простодушному человеку не понять чуждую ему психологию мошенника. Следовательно, понять человека — значить быть или стать этим человеком. А  это в совокупности означает, не только понимать себя или быть собой, но быть при этом еще и другим человеком. Гете будто бы сказал о себе, что не существует преступления, к которому он не чувствовал склонности в различные моменты своей жизни. Из этого следует, что гениальный человек намного сложнее и многограннее человека среднего уровня, а следовательно, тем гениальнее человек, чем больше людей он в себе воплощает, и чем живее и ярче они выражены в нем. Но даже величайший гений не в состоянии одновременно постичь сущность всего человечества. Поэтому ему свойственна периодичность и закономерность периодов. По характеру эти периоды совершенно различны, но представляют собой повторение пройденного, переходя каждый раз в более и более высокую форму. Так многие выдающиеся люди еще в юности намечают план какого-нибудь произведения и часто, после того как мысль долго покоилась, только к старости приступают к осуществлению плана. Это все разные периоды времени, через которые проходят эти люди. Эти периоды бывают у всех людей, но с различной силой и различные по «амплитуде» гениальности.  «Амплитуда» каждого периода тем резче, чем значительней дарование человека. Часто даровитым людям еще в детстве приходится выслушивать упреки, что они «впадают из крайности в крайность». У особенно выдающихся людей такие периоды носят характер кризиса. Так, в зависимости от резкой периодичности гения, вслед за годами яркой продуктивности наступает период полного бесплодия, когда гений презирает себя и ставит ниже любого среднего человека: его терзают воспоминания о творческом периоде. Насколько порывы восхищения сильнее у него, чем у других, настолько ужаснее его подавленность. Почти у каждого выдающегося человека наступает период полного беспощадного отчаяния, когда замечая окружающую его жизнь, гений все же не в состоянии отдаться напряженности творчества. Тогда раздаются возгласы: «Он выдохся!». Но как вы понимаете это только временный период!

      Однако надо помнить, что душа гения всегда обуреваема самыми разнообразными страстями, вплоть до отвратительных влечений (биография многих из них служит подтверждением этого). Но при углубленном рассматривании этого вопроса обнаруживается одна особенность. Например, Золя, изобразивший убийц по страсти, не мог бы сам совершить такого преступления. То есть богатство духовного мира охраняет художника от искушения, но вместе с тем наряду с греховным влечением делает ему понятными всякого рода преступления. Именно поэтому нет такого гениального человека, который вместе с тем не был бы выдающимся знатоком людей. Гениальный человек, часто после первого взгляда в состоянии охарактеризовать среднего человека. Все это обуславливает то, что гениальное стоит вдали от неосознанных инстинктивных стремлений, ему присущи ясность и яркость. Говоря иначе, гениальность представляет более общую, а потому и высшую сознательность. В силу этого, идеальная женщина, мыслящая полуобразами и неосознанно, не может быть гениальной. Следовательно, гениальность есть признак приближения человека к идеальной мужественности. Так как ранее мы установили, что идеальная женщина мыслит бессознательно, а мужчина — сознательно, то сознательнее всего мыслит гений.

      Гениев чисто «математических» или «музыкальных» не бывает: гений — он универсален. Определяя понятие гения можно сказать, что это человек понимающий суть вопроса, не изучая его. Так например художнику знание цвета воды не получить путем оптических исследований, и ему не нужна характерология и психология, чтобы нарисовать законченный образ человека. Или, например гениальный музыкант в состоянии своим миром звуков точно так же охватить весь внутренний и внешний мир, как поэт или мыслитель. Таким гением например был Бетховен. У всех проявлений гениальности есть нечто общее, независимо от различий в проявлении ее у художника и музыканта, философа и поэта.

         Память гения

       Так как дарование человека развивается вместе с осознанностью его переживаний, то чем даровитее человек, тем он больше может вспомнить все пережитое, прочувствованное, виданное и слышанное им, и тем с большей силой и живостью он сможет воспроизвести эти события из личной жизни. Поэтому универсальная память всего пережитого — лучший и самый обоснованный признак гениальности. Посмотрите сами, все гениальные полководцы – и Македонский, и Наполеон, и ни одной битвы не проигравший Суворов, знали всех своих солдат по именам и помнили их в лицо (а здесь счет идет на десятки, если не на сотни тысяч). Конечно, здесь мы не ведем речи о так называемой профессиональной памяти…

     Раз гении универсальны, то все для них имеет значение: все неизгладимо и прочно укладывается в их память, так что им не приходиться делать никаких усилий, чтобы вспомнить что-нибудь.  Надо полагать, что гениальность временно посещает всех. Великая боль, великая страсть делает каждого человека хотя бы на мгновение гениальным. Стихи, которые пишут во время первой любви, подтверждают это. В минуты гнева люди также находят меткие выражения, чуждые им до того времени. Посему утверждение, будто гений отделен от посредственности толстыми стенами, неверно уже потому, что тогда негениальный человек вообще не мог бы понять созданий гения. Вся наша культура сводится к тому, чтобы уничтожить эту разницу, и на самом деле мы к этому приближаемся. Поэтому главное различие гения и негениального человека заключается в интенсивности сознания или в скорости мышления. То есть это различие количественное, а не качественное…   У гениального человека, в отличие от ручейка воспоминаний посредственности,  жизненные воспоминания сливаются в один всеобъемлющий поток. Из этого потока ни одно переживание не может быть исключено и рассматриваться отдельно.

       Именно поэтому выдающийся человек ни за что в мире, даже за самое счастье, не согласился бы отдать свое прошлое. Желание забвения — признак средних и мелких натур. Как бы строго не относился выдающийся человек к своим заблуждениям, он все же никогда не станет смеяться над своими поступками, мыслями и жизнью. Ведь для них прошлое и настоящее одинаково действительно. Гений чувствует, как все участвовало в его развитии и вносило элемент значения в его жизнь. Строго говоря, полноценная судьба имеется только  у гения, который ощущает свое прошлое так же, как жизнь в данную минуту. Но чем больше значения имеют для человека все явления жизни, тем значительнее сам человек. И чем гениальнее человек, тем более продумано его отношение к людям и всему окружающему его. Это положение, охватывающее универсальное сознание и память, получает еще один глубочайший смысл.

       Пусть исходной точкой для нас будет формулировка универсальной памяти выдающегося человека: то, что уже прошло и то, что только что случилось, для него одинаково действительно. То есть у него переживание бесконечно живет в памяти. Иначе говоря,  память освобождает гения от влияния времени. По этой причине гений противостоит потоку времени и охватывая его, может делать его предметом своих наблюдений. И эта беспредельность вселенной находит себе отклик в сознании гения. Вся полнота мира, хаос и космос начинают жить у него в душе. Таким образом, гений, из-за возможности противостояния времени, оказывается в сознательной связи с мировым единством. Поэтому гений творит из своего «я», заключающего в себе весь мир и поэтому все имеет для него значение. Синева неба, дыхание человека, змея как существо — все это для него больше, чем просто таковые. Но чем выше стоит человек, тем требовательнее становится он по отношению к себе в смысле понимания чужих мыслей, желаний и поступков.  Более того, гениальный человек, сливаясь со всем миром, больше всех понимает его страдания, ибо «нельзя познать мира, не понимая его страданий«. Конечно такой человек, чувствующий в ближнем, как и в себе центр мира, не станет смотреть на человека, как на средство к цели… Оставаясь всегда верным себе, гениальный человек одновременно есть самый одинокий и самый общительный человек. Самый общительный потому, что он может понять любого, самый же одинокий потому, что никто не сможет понять его глубину души.   Гений же с полным осознанием своей власти над временем, понимающий все вокруг, есть самый мудрый и самый свободный человек. Но вместе с тем он и самый нравственный, ибо он сильнее других страдает от бессознательного, хаотического. При  этом говорить о «скромности» гениев — ошибка. Нет выдающегося человека, не сознающего своего отличия от других (за исключением периода депрессии, когда благоприятное мнение о себе ослабевает). Но великим людям чужда наглость. Наглость — это способ, при помощи которого можно насильственно поднять свое «я», подавляя и попирая других. В отличие от них, гениальный человек во всем верен себе, но часто окружающие не в состоянии следить за полетом его мысли и приписывают ему многое такое, чего они просто в нем не поняли. И от этого он становится еще более одиноким и еще более непонятым…

       Множество людей смутилось бы, если бы им предложили написать автобиографию, так как ведь не все могут указать даже  то, что они делали вчера…». — Так мы уже знаем, что патологический лжец обладает исключительно плохой памятью. Это приводит к тому, что для лжеца слова всего лишь шелуха, мусор, не несущий никакой смысловой нагрузки, лишь средство для удовлетворения его желаний. У развитых людей память функционирует только благодаря случайным ассоциациям, тогда как человек гениальный всегда сохраняет власть над воспринятыми впечатлениями. То есть у гения жизнь совершенно иначе. Для него каждое слово — это ассоциации, образы, впечатления, целая гамма чувств. В итоге для гения каждое слово представляет собой кусочек окружающего мира. И солгать для него, все равно что попытаться переделать и изменить существующий мировой порядок. Так ложь для гения становиться элементом вносящим беспорядок и хаос в его сознание, в его понимание окружающего мира. Этот беспорядок в мыслях и его несоответствие с принципами вселенной, начинают давить на его сознание, не давая свободно мыслить и правильно понимать вещи мира. По этой причине, сознательная ложь, постоянно напоминая об истинности происшедшего, потом всю жизнь гнетет его и принуждает освободиться от нее, очиститься от ее грязи —  у гения возникает чувство которое мы называем «совестью». Конечно, это желание в той или иной мере посещает многих простых людей, но нужно отметить, что оно сильнее всего проявляется у более развитых людей, обладающих значительной долей идеальной мужественности. У гения же это чувство проявляется с наибольшей силой. Все вышесказанное приводит к тому, что «…гениальные люди часто подвержены навязчивым идеям. Сравнивая психическое строение человека с системой колоколов, расположенных один рядом с другими, можно сказать, что у человека негениального каждый колокол звучит только тогда, когда он приводим в движение колебаниями соседнего колокола, и скоро смолкает. А у гениального человека задетый колокол колеблется с большой силой, смолкает нескоро и приводит в движение всю систему колоколов. Иногда колокол не смолкает, а звучит всю жизнь. Повод, который приводит в движение психическую систему гения, может быть совершенно незначительным, но разбуженное движение может длиться долгое время все с той же неуменьшаемой силой, заставляя страдать человека. В этом состоянии можно найти родственные черты с безумием. И действительно: Ньютон и Кант страдали шизофренией, Цезарь и Наполеон – эпилепсией, Пушкин и Гете были склонны к маниакально депрессивным состояниям…. А Суворова отмечали беспрестанные чудачества, особенно усилившиеся к концу жизни. Иные полагали, что это проявления помутившегося рассудка… Существует даже теория, что гениальность – это наличие рецессивного (дремлющего) гена шизофрении…

    Оттого взяв на себя гениальность, гениальные люди приобщаются к величайшему блаженству и величайшему несчастью. Если бы, однако, люди, которым титул гения кажется соблазнительным, поняли, что они должны были бы взять на себя, что гениальность и универсальная ответственность однозначащи, то большая часть желающих отказались бы от нее.  В зависимости от этих причин много гениальных людей сошло с ума, ибо их души оказались недостаточно сильными, чтобы вынести всю тяжесть мира на своих плечах. Ведь легче и сильнее пасть, тем кто выше поднялся. По этой причине гений, постепенно теряющий рассудок, не хочет быть гением и, вместо ответственности жаждет счастья. Потому что всякое безумие гения рождается из невыносимости страдания, отовсюду освещенного сознанием…»  Если мы взглянем на гения со стороны инстинктов, то обнаружим, что его ведущими мотивами являются не желание развлечься и не богатство и не желание власти. По этому поводу Отто Вейнингер писал следующее: «…Гениальному человеку, как всем людям, может быть присуще и стремление к славе, но ему не свойственно то честолюбие, которое заставляет ставить всех в зависимости от себя и от своей личности…». То есть гений движим высокими чувствами, или иначе, наиболее поздними достижениями человечества — инстинктами славы и долга перед человеческим обществом. Причем, как мы можем установить из вышеприведенного, из этих инстинктов главенствующая и подавляющая роль принадлежит последнему. Этот последний инстинкт, только начинающий формироваться в нашем обществе, у гениев дорастает до самого высшего своего уровня, граничащего с маниакальностью, до агрессивной, полубезумной идеи исполнения своего долга перед человечеством, до долга предназначенного ему природой – до идеи посвятить свою жизнь улучшению общества. И естественно не всем по силам эта тяжесть. Но, раз взяв ее на себя, избавиться от нее невозможно…

       Таким образом, теперь вы зная все о гениальности и ее последствиях можете поискать у себя ее черты, а найдя их, не удивляться своему предназначению, а воспринимать его и его последствия здраво и с юмором…

      Краткие итоги главы:

Гениальность

     Гениальность закладывается во врожденной, то есть инстинктивной сфере. Гениальный человек намного сложнее и многограннее человека среднего уровня, а следовательно, тем гениальнее человек, чем больше людей он в себе воплощает, и чем живее и ярче они выражены в нем. Именно поэтому гениальное стоит вдали от неосознанных инстинктивных стремлений, ему присущи ясность и яркость. Говоря иначе, гениальность представляет более общую, а потому и высшую сознательность.  Следовательно, гениальность есть признак приближения человека к идеальной мужественности. Так как ранее мы установили, что идеальная женщина мыслит бессознательно, а мужчина — сознательно, то сознательнее всего мыслит гений.  Универсальная память всего пережитого — лучший и самый обоснованный признак гениальности. Отсюда все для них имеет значение: все неизгладимо и прочно укладывается в их память, так что им не приходиться делать никаких усилий, чтобы вспомнить что-нибудь.  Для него каждое слово — это ассоциации, образы, впечатления, целая гамма чувств. В итоге для гения каждое слово представляет собой кусочек окружающего мира. И солгать для него, все равно что попытаться переделать и изменить существующий мировой порядок. Такая гениальность временно посещает всех. Великая боль, великая страсть делает каждого человека хотя бы на мгновение гениальным.  Посему утверждение, будто гений отделен от посредственности толстыми стенами, неверно уже потому, что тогда негениальный человек вообще не мог бы понять созданий гения. Поэтому главное различие гения и негениального человека заключается в том, что у гениального человека, в отличие от ручейка воспоминаний посредственности,  жизненные воспоминания сливаются в один всеобъемлющий поток. Из этого потока ни одно переживание не может быть исключено и рассматриваться отдельно. То, что уже прошло и то, что только что случилось, для него одинаково действительно. То есть у него переживание бесконечно живет в памяти. Иначе говоря,  память освобождает гения от влияния времени. По этой причине гений противостоит потоку времени и охватывая его, может делать его предметом своих наблюдений. И эта беспредельность вселенной находит себе отклик в сознании гения. Вся полнота мира, хаос и космос начинают жить у него в душе. Таким образом, гений, из-за возможности противостояния времени, оказывается в сознательной связи с мировым единством.   Более того, гениальный человек, сливаясь со всем миром, больше всех понимает его страдания, ибо «нельзя познать мира, не понимая его страданий». Отсюда гений движим высокими чувствами, или иначе, наиболее поздними достижениями человечества — инстинктами славы и долга перед человеческим обществом. Причем,  главенствующая и подавляющая роль в его устремлениях принадлежит последнему. Этот последний инстинкт, только начинающий формироваться в нашем обществе, у гениев дорастает до самого высшего своего уровня, граничащего с маниакальностью, до агрессивной, полубезумной идеи исполнения своего долга перед человечеством, до долга предназначенного ему природой – до идеи посвятить свою жизнь улучшению общества.

Маниакальность

   Под маниакальностью мы понимаем постоянное и навязчивое стремление, перебивающее все мысли и желания, стремление постоянно принуждающее и заставляющее человека что-то делать. К маниакальным зависимостям мы можем отнести зависимости от алкоголя, от наркотиков и других наркотизирующих, «опьяняющих» увлечений… Причем… Как утверждает канадский ученый Джордж Бубеник: «… алкоголизм, наркомания, азартные игры и любовь – близнецы братья… Во всех этих случаях организм человека начинает вырабатывать гормоны, увеличивающие производство допамина – мозгового вещества, дающего человеку чувство блаженства. От него-то и возникает «наркологическая зависимость»…» Но не будем ходить рядом и около этой проблемы. Гораздо лучше, если мы попробуем рассмотреть развитие мании на каком-нибудь хорошо знакомом примере. Например, рассмотрим ее в развитии нездорового, наиболее досаждающего обществу желания — желании получения быстрого удовольствия или эйфорического состояния. В желании получить «награду природы» обходным путем, как-нибудь обманув природу. Пусть даже обманув Природу с помощью суррогатов. На самом деле существует много разнообразных способов достижения эйфорического состояния, аколголь и наркотики относятся к ним. Мы остановимся на самом распространенном из них — на получении наркотического,  эйфорического состояния с помощью алкоголя. И на его примере покажем развитие типичной маниакальной зависимости, в данном случае алкогольной. (Это описание также справедливо и к действию других наркотизирующих занятий).

    Начнем с того, что при «принятии на грудь» трудно определить степень опьянения, точнее меру насыщения или «сытости» организма. Этот факт усугубляется традиционным использованием крепких алкогольных напитков — водки, спирта, самогона, джина и других. Все это, включая российские питейные традиции, когда гостя чуть ли не насильно заставляют пить, постоянно приводят к избыточному употреблению и, соответственно, к пресыщению алкоголем (то есть, при сравнении с питанием —  «к постоянному объеданию организма и росту объема нашего желудка»). А раз так, то  нужда в алкоголе будет расти повсеместно. Как она будет развиваться выясним, обратясь к схеме развития голода, которую мы с вами изучили ранее. Ведь и развитие потребности в алкоголе и питании «большие ветви одного древа жизни» и как не крути, но в основе своей они родственны.

           Первый этап — начальный:  На следующий день и потом после выпивки мы, испытывая чувство неприятия алкоголя, продолжаем заниматься своими делами. Все правильно, мы алкоголем пресытились и тяга к нему у нас близка к нулю.

                 Второй этап — скрытный: Тяги к алкоголю нет, но при упоминании о возможности выпить, возникает ощущение близкого удовольствия и комфортного состояния. Стоп!… Это означает, что тяга появилась! Но!… Она еще не может заставить бросить работу и пойти искать выпивку. Таким образом, это занятие великодушно отодвигается на конец рабочего дня.

            Третий этап – явно видный всем: Тяга к алкоголю есть и уже довольно сильная – нашему герою все время охота получить приятное, комфортное состояние. Оно понятно, ведь ученым известно, что при длительном употреблении алкоголя, нарушается выработка белка мозга S-100. При его отсутствии у человека пропадает чувства душевного равновесия, внутреннего покоя, и в результате расслабление может достигаться только после приема алкоголя. Таким образом, без алкоголя он будет чувствовать себя раздраженным или даже злым. Очень часто его разговор будет сводиться к теме: «Я сильно болею и плохо себя чувствую, надо бы поправить голову… Давай выпьем!… Дай выпью!…». В этом состоянии ему ничего не стоит затеять ссору и закончить ее дракой. Единственный выход из этого состояния – выпить (т.е. обрести душевное равновесие) и успокоиться.

            Четвертый этап – отторжение от человечества. У человека уже есть маниакальная зависимость. В конечном итоге наш герой приходит к тому, что независимо от занятия, его мысли постоянно и навязчиво возвращаются к водке (то есть «он постоянно голоден»). Куда бы он не пошел, что бы он не делал, голову сверлит одно и то же: «Выпить, выпить, где бы выпить?». Любого человека: друга, собеседника, соседа и жену он рассматривает только с точки зрения собутыльника — «можно ли с ним выпить или нет?», «может ли он меня угостить водкой или нет?». В конце концов эти навязчивые мысли занимают все его существо — с головы до кончиков пальцев… Он  становимся одной мыслью, одной идеей, которая выражается одной фразой: «Где бы найти водку…?!!» и, естественно, никого в таком состоянии не слышит. А как ему слышать? Если в этом состоянии он не может ни соображать, ни мыслить, а все видимое для него окрашивается красным или даже багровым оттенком, и в голове, заглушая все и вся, бухая по черепу набатным грохотом одно и тоже — «выпить, выпить… Вы-ы-пи-и-ть!!!». Ну что он может?… В таком состоянии, отбросив в сторону все принципы и моральные устои, он способен на все: попрошайничать, воровать, вымогать и даже отнимать. При этом его ничего не пугает и, не останавливают ни мнимые, ни реальные опасности — он дошел до  агрессивной стадии — до самой сильной озлобленности, при которой, ради избавления от внутреннего кошмара, от всех тех ужасов сознания, от которых не убежишь и не спрячешься, он готов совершить любое преступление...  Добыв же водку, он, дрожа и захлебываясь от нетерпения, лихорадочно ее пьет, испытывая при этом неописуемое блаженство избавления от внутреннего кошмара…

   Описанное нами состояние, позволяет отнести к признакам самого сильного давления инстинкта или предманиакального состояния, — высокую,   агрессивную активность, а также стремление к удовлетворению невзирая на опасности для жизни, сопровождающееся сильной эйфорией при насыщении. Мы также отметим, что при агрессивном поведении  человек не боится нарушения законов и смертельного риска. Теперь представьте, как же поведет себя алкоголик, если в таком состоянии ему отказать в выпивке? Ну конечно, он подобно изголодавшемуся, будет испытывать сильнейшее раздражение — сильную злобу, гнев или ярость. При этом его действия могут стать неподконтрольными мозгу, то есть он может впасть в состояние аффекта и не осознавать свои действия. Неудивительно, что такой человек начнет искать любые, повторяю любые пути — законные и незаконные, для насыщения своей главной потребности. И для этого подойдут любые пути решения проблемы: от громких возмущенных призывов к окружающим до образования банд единомышленников…

              фазы мании

    Но вот допустим, как бы мы этому не сопротивлялись, у нашего «подопытного человека» все-таки развился алкоголизм  (иначе говоря вырос «очень большой желудок», т.е. появилась маниакальная зависимость). Изучая его поведение, можно выделить несколько фаз:

а) рост потребности, – проявляющейся в поиске любого повода для выпивки. Есть даже анекдот на эту тему: « Алкоголик привязал к мухе нитку и тянет ее к себе – и тут же выпивает с тостом: «За приезд», потом отпускает и опять пьет, но уже провозглашает тост «За уезд», затем тосты повторяются с начала»;

б) насыщение — выпивка, запой;

в) пресыщение алкоголем — выход из состояния опьянения или запоя. В конечном итоге содержание алкоголя в организме достигло критической точки, и организм озабоченный выживанием вынужден отказаться от выпивки. Но не это интересно. Гораздо удивительнее поведение самого «алкоголика». После выхода из запоя на него начинают давить, в корне меняя его поведение, жизненные, семейные и общественные инстинкты. И он, на самом деле меняется — говорит о водке и о спиртном с чувством презрения, бичует себя и проклинает алкоголизм и, даже всех алкоголиков (в том числе и своих собутыльников). Такое изменение поведения и нежелание пить спиртное убеждает всех, в том числе и алкоголика, что раньше был «дурной сон» и что его надо бы побыстрее позабыть. Обрадованный этим «бывший» алкоголик начинает внушать окружающим, в том числе и себе, что нужно «работать, обеспечивать семью, заботиться о детях», мало того — в подтверждение вышесказанного он начинает  это делать. В результате окружающим кажется, что «наш горький пьяница» бросил пить и «взялся за голову».

г) Однако, не нужно забывать, что его организм просто в очередной раз «объелся»  алкоголем и в нем возобладали прежние, ранее подавленные инстинкты. По истечении времени, «голод» к алкоголю, поднимаясь как на дрожжах, начинает подавлять в «жизненном сосуде» остальные желания. Тут наш друг начинает сопротивляться алкогольному напору. Для этого призывает на помощь мозг, который напрягает всю его силу воли. Но, чтобы выдержать постоянный напор агрессивного инстинкта, нужна сильная воля. Откуда ей взяться у пьяницы, постоянно потакающего  нехорошему желанию? Поэтому, как правило, мозг устав бороться с «катком инстинкта»,  вскоре отказывается от борьбы за человека. И тогда мы видим воочию,  как алкоголик «махнув на все рукой» идет на поводу «доминирующей» потребности — начинается его очередной запой. А дальее цикл  повторяется по уже известной схеме

        В общем случае действие алкоголя и других дурманящих веществ связано с подавлением воли человека. А где у нас волевой центр? Правильно! В голове, точнее в больших долях головного мозга. Т.е. одурманивая себя, иначе говоря, отключая свои большие доли, мы тем самым выпускаем на волю «зверя», точнее звериные инстинкты низших групп, дотоле успешно подавляемые сознанием. Отсюда, чем больше уровень и время употребления алкоголя, значит, тем слабее мозг и тем больше гасятся в нем общественные инстинкты. Автоматически это значит, тем ниже по социальной лестнице скатывается человек и тем больше в нем проявляются животные инстинкты. При попытке помочь, не дать «падшему» совсем спиться, он реагирует примерно также, как «голодный» человек на изымание «последнего куска хлеба», то есть враждебно. Низший уровень этого состояния — всем известные бомжи. Характерно о них пишут в печати: «Новые первобытные люди разбили стоянку близ Екатеринбурга… Полностью приблизившись к быту и обычаям своих прародителей, около десятка человек оборудовали шалаши из веток и питаются чем Бог пошлет…. Местные садоводы конечно, страдают от набегов экзотических соседей, но отдают им должное — те воруют только продукты и одежду, ценности не трогают. У нового первобытного человека лишь одно отличие от старого: он беспробудно пьет…». Так чем же люди низшего социального уровня отличаются от животных? Разве только тем, что одеваются, разговаривают и применяют для насилия какое-нибудь орудие…? По существу они оказываются переходной, промежуточной стадией между человеком и животным.

   Описанный процесс превращения человека в алкоголика, совершеннейшим образом отражает развитие инстинкта до самого сильного уровня — до уровня, когда он начинает напрямую, как у примитивных животных управлять нашим сознанием. Данная схема развития инстинкта до опасного уровня справедлива для любого человеческого инстинкта, повторяю еще раз, для любого, даже для самого незначительного (который вначале может выражаться в виде привычки, пристрастия, потребности и тому подобных проявлений). И как бы мы к этому ни относились, действительность лишний раз упрямо подтверждает этот вывод. Все вышесказанное приводит нас к итогу, что в основе всех маний лежит простое правило: Постоянно потакая желанию, мы автоматически увеличиваем его размер в «сосуде желаний», и следовательно одновременно задавливаем, затаптываем остальные желания, низводя их до пассивного, спящего уровня.

    Но, из реальной жизни  известно, что если «все больше и все чаще кушать», то можно дойти до постоянно «голодного» состояния при полном желудке. Состояния, при котором, несмотря на полноту желудка, все мысли будут вертеться вокруг около «еды». Т.е. налицо оказываются  признаки предманиакального состояния. Это тенденция развития всем известного инстинкта питания. Но так как все инстинкты имеют общий корень, то правило роста инстинкта еды справедливо для любого человеческого инстинкта. Если, даже в этом, весьма опасном переразвитии инстинкта (мы здесь рассматриваем произвольный человеческий инстинкт), не прекращать его «подкармливать», в конце концов, его переразвитость приведет к появлению так называемой «фобии» или мании. Из переразвитых человеческих инстинктов нам наиболее известны боязнь замкнутого пространства — «клаустрофобия», водобоязнь и болезненное пристрастие к чистоте рук или тела. Крайнее усиление этих и подобных им маний позволяет напрямую управлять поступками человека. Когда это происходит на деле, то мы с удивлением и ужасом наблюдаем странное поведение близкого человека, который может равнодушно переступить через вас, не подать руку помощи и даже умышленно причинить боль, лишь бы добиться своего. Странное поведение, в котором мы улавливаем большое сходство с «живой торпедой» или с автоматическим устройством направленным лишь на одну цель –  на «насыщение своего желания». Конечно, потом, после насыщения,  в нем восстанавливаются нормальные черты и перед нами возникает прежний человек, тот которого мы знаем и может быть любим. Но!… Не нужно при этом забывать, что под его приятной личиной начинается следующий виток роста «древнего инстинкта». Того самого «Звериного инстинкта!», который, дорастя до определенной силы, разрывает «человеческий образ» и выходит наружу – представая пред нами в  зловещем феномене «зверя-оборотня», существа не признающего человеческую мораль и живущего ради удовлетворения животной страсти.

          Если вы еще не очень-то верите приведенным выводам, приведем факты из абсолютно нейтральной прессы:

    «При обследовании рок-тусовки учеными выявлена большая группа подростков с признаками заболевания, которому дали название «музыкомания». Картина и симптомы очень напоминают последствия приема наркотиков: появляется полная зависимость. Суть заболевания такова: если человек слушает определенную музыку, у него со временем может развиться патологическое влечение к ней с постепенными изменениями в психике. В обиходе его называют музыкальным маньяком. А все начинается вполне прилично: хочется регулярно слушать определенную музыку, но при этом звук делается все громче и громче… Это вызывает эйфорию, кратковременный подъем настроения, возбуждение. Зависимость от музыкального наркотика со временем все увеличивается, при этом наступают определенные изменения личности. Если невозможно получить очередную «дозу» музыки, настроение портится, появляется раздражительность, нарушается сон. А дальше, с целью облегчения состояния, — путь к обычным наркотикам. Дело в том, что механизмы воздействия музыкального и обычного наркотических средств схожи.» Вот другая заметка: «Американские психиатры бьют тревогу: в последнее время все стремительнее увеличивается количество людей подверженных болезненной зависимости от секса. Это так называемые наркоманы любви или сексоголики. Достигнув цели, они тут же переключаются на поиски нового объекта любви, мечутся лихорадочно меняя партнеров. После очередной победы наступает состояние апатии, подавленности. Стремясь выйти из него, сексоголик бросается на поиски новых приключений… Не правда ли, этот замкнутый круг сродни алкоголизму или наркомании? До последнего времени считалось, что недугу подвержены в основном мужчины. Но оказалось, что и женщин с такой болезненной зависимостью от секса в Америке не меньше двух миллионов.»

    Посмотрите сами, авторы заметок сами, независимо от нас, пришли к  выводам о схожести механизмов действий разных фобий или маний. Кстати сейчас появилась новая разновидность патологического секса, так называемый киберсекс. Врачи в его характере развития также находят много общего с алкоголизмом, причем очень многие симптомы и последствия сходны…

   Из перечисленных основных инстинктов патологическое усиление некоторых превращает человека в социально-опасного типа. Перечислим их:

          а) Инстинкт власти, основанный на стремлении обладания людьми. Его конечное развитие заканчивается появлением известных садистких наклонностей. Эти наклонности, объединяясь с другими сильными инстинктами, приводят к появлению разнообразных разновидностей садизма: самодуры, садисты, мазохисты и т.п.

      б) Из семейных инстинктов таким является потребность секса. Патология в его развитии отмечается у различного вида сексуальных маньяков, педофилов, некрофилов, зоофилов и т.д.

             в) И, наконец, чрезмерное развитие жизненных инстинктов, характерное для социально-опасных «сумасшедших» — параноиков, шизоидов и других. К ним же, по-видимому, можно отнести патологическое пристрастие к людоедству, панический страх боли или смерти…

    Краткие итоги главы:

Маниакальность

   Мания или маниакальность — крайняя или самая сильная степень действия любого основного инстинкта. Поэтапное развитие типичной маниакальной зависимости: Первый этап — начальный:   тяга к удовлетворению близка к нулю. Второй этап — скрытный:  тяга появилась. Но она еще не может заставить бросить работу и пойти искать удовлетворения зависимости.  Таким образом, это занятие  отодвигается на последующее время. Оба этих этапа не являются строго маниакальными. Третий этап – заметный окружающим- предманиакальный: Тяга  есть и довольно сильная, при отсутствии удовлетворения  у человека пропадает чувства душевного равновесия, внутреннего покоя, он будет чувствовать себя раздраженным или даже злым, его расслабление может достигаться только после удовлетворения.  Четвертый этап – отторжение от человечества. У человека уже  маниакальная зависимость — его мысли постоянно и навязчиво возвращаются к поиску возможностей удовлетворения.  В таком состоянии, отбросив в сторону все принципы и моральные устои, он способен на все: попрошайничать, воровать, вымогать и даже отнимать. При этом его ничего не пугает и, не останавливают ни мнимые, ни реальные опасности — он дошел  до самой сильной озлобленности, при которой, ради избавления от внутреннего кошмара,  он готов совершить любое преступление…  Добившись удовлетворения он испытывает неописуемое блаженство избавления от внутреннего кошмара.

   Отсюда признаки   пред и маниакального состояния — высокая,   агрессивная активность, а также стремление к удовлетворению невзирая на опасности для жизни, сопровождающееся сильной эйфорией при насыщении. При агрессивном поведении  человек не боится нарушения законов и смертельного риска.  Цикл действия мании:  а) рост потребности, – проявляющейся в поиске любого повода для удовлетворения потребности. б) насыщение. в) пресыщение и выход из маниакального состояния. г) нормальное состояние и сопротивление негативной потребности. д) не выдерживая напора негативного инстинкта, теряя волю, человек идет на его поводу, с чего  начинается очередной поиск возможности удовлетворения. А далее цикл  повторяется по уже известной схеме. Таким образом, действие маниакальной зависимости связано с подавлением воли человека, то есть   больших долей головного мозга. Но отключая большие доли головного мозга, мы тем самым выпускаем на волю «зверя», точнее звериные инстинкты низших групп, дотоле успешно подавляемые сознанием. Описанный процесс отражает развитие инстинкта до самого сильного уровня — до уровня, когда он начинает напрямую, как у примитивных животных, управлять нашим сознанием.  До уровня, когда под   личиной человека идет очередной виток роста «древнего, звериного инстинкта» который, дорастя до определенной силы, разрывает «человеческий образ» и выходит наружу – представая  в  зловещем феномене «зверя-оборотня», существа не признающего человеческую мораль и живущего ради удовлетворения животной страсти.

Особенности наших инстинктов или Фрейд был прав

   Если вы согласны с данными «постулируемыми» положениями, то двинемся дальше. Итак, нами наконец-то достигнута первая промежуточная цель нашего повествования. Она в следующем: Оказывается, у всех людей без исключения есть перечисленные основные инстинкты, просто одни инстинкты находятся на нулевом уровне – т.е. в зачаточном или спящем состоянии, и мы их не замечаем, а другие, активные и агрессивные явно выпирают наружу. По этой причине мы замечаем и говорим только об одних — об агрессивных и никогда не вспоминаем о других — о пассивных.

   Каков же итог нашего рассмотрения действия инстинктов? А как вы сами думаете?

 Он таков: любой из наших инстинктов может пребывать в одном из следующих состояний: нулевом или спящем, пассивном, активном, агрессивном и ступоре. А также то, что любой из основных инстинктов сможет наградить нас тело эйфорическим состоянием, дело лишь в уровне развития инстинкта. Так чем сильнее инстинкт, значит тем больше будет наша награда, и тем большее удовольствие мы получим при его удовлетворении. Но это также означает, что если поощрять развитие инстинкта в определенном направлении, то его обладатель начнет действовать в этом же направлении подобно роботу.

   Вот сейчас-то я подхожу к объяснению причин, заставивших нас начать изучение человека с инстинктов.

  Величина инстинкта, как и «толщина ветвей на древе жизни» может быть от рождения разная. У кого-то он находится в зачаточном состоянии и незаметен, а у другого, наоборот, от рождения активен заставляя своего владельца действовать преимущественно в нужном ему (инстинкту) направлении, тем самым определяя поступки своего хозяина. По этой причине, зная индивидуальный набор сильных инстинктов, мы сможем описать обобщенное направление действий их владельца. Но попытавшись на основе данного набора инстинктов описать характер или получить более полный портрет этого человека, мы оказываемся в тупике… Ведь имея определенный набор сильных инстинктов и их уровни действия, описать на их основе психологический портрет идеального партнера вещь крайне затруднительная. Но преодолимая! Каким образом?…

  Обратимся к нашей дорогой науке. Там есть так называемый принцип идеализации, т.е. мы рассматриваем предмет только с одним свойством (например твердостью), а другие (электропроводность, влажность и др.)  считая неизменными как бы отбрасываем. Тогда, изучая данный предмет только с одним свойством, мы можем описать его поведение. Затем можем провести такую же операцию с другим свойством предмета (например с влажностью) и т.п. В итоге мы получим достаточно полное описание поведения предмета в различных условиях. Взяв этот способ за основу, мы с вами тоже можем разработать типичные схемы поведения человека, ведомого как бы лишь одним инстинктом, проще говоря получим «идеальные линии поведения» человека. А затем, имея их в наличии, мы с вами, зная инстинкт и уровень его действия, сможем весьма быстро найти детальное описание поведения человека руководствующегося этим инстинктом. Основываясь на данном подходе, может быть составлена «шпаргалка», как бы таблица умножения для инстинктов, по которой, на основе отдельных элементов поведения человека,  можно в баллах определить силу действия инстинкта. В самой же таблице, в зависимости от силы действия инстинкта можем описать отдельные, резко отличные типы идеализированных характеров. Переходя к математике,  можем сказать, что этот подход позволяет с помощью таблицы определить свои цифры чтобы потом их поставить  в комбинацию  своего уравнения поведения. Как это сделать? Поочередно примеряя  к себе различные состояния инстинкта мы можем определить степень его активности, и самое главное измерить ее в баллах. Так постепенно перемерив все инстинкты мы получим карту активности человека. Но что с ней делать?… Давайте отложим этот вопрос до практической части…

  Подведем некоторый промежуточный итог. Мы с вами установили некоторые цифры нашего психологического «Я» (основные побудительные причины) — главные инстинкты и потребности, определяющие наш характер и линию поведения. Нам всем ясно, что мы не можем одновременно удовлетворять требования всех инстинктов. Ну не можем же мы одновременно кушать, бегать, умываться и разговаривать… Мы делаем это поочередно. Следовательно, в нас постоянно идет какой-то выбор очередности исполнения желания. А вот как он происходит, мы сейчас выясним.

  Один мудрец, не помню какой изрек: «человек — это сосуд желаний». И оказался недалеко от истины. Человека конечно можно назвать «сосудом», «кастрюлей» или «бочкой», кому как понравится, но только не желаний, а инстинктов и потребностей. Да-да, вы не ослышались! Ведь другого в нашей эмоциональной сфере попросту нет. Вот эти самые инстинкты и потребности нас заполняют до отказа — «до самой крышки». Но весь фокус в том, что объем человеческого «сосуда» ограничен. Конечно, в нем может помещаться много потребностей, но вот какая штука – если их в этом «сосуде» может поместиться много, то только мелких или если немного, но зато крупных. Третьего не дано! По этой причине у человека крупных потребностей и инстинктов немного. Ведь если одна  вырастет очень большой, то она одновременно уменьшит и придавит остальные. Сами понимаете деваться им некуда…

   Поэтому внутри нас идет настоящее «кипение страстей», постоянная, вечная борьба инстинктов — жизненных с семейными, семейных с общественными и т.п., борьба, при которой одни стремятся потеснить других. Именно про эту борьбу Фрейд  писал: «…  личность, человеческое Я вынуждено постоянно терзаться и разрываться между Сциллой и Харбидой — неосознанными побуждениями Оно и нравственно-культурной цензурой Сверх-Я. Таким образом, оказывается, что собственное  «Я» — сознание человека не является «хозяином в своем доме». В качестве пояснения добавлю, что по Фрейду,  «Оно» — бессознательное, подчиненное принципу удовольствия и наслаждения — то есть наши древние инстинкты, а «Сверх-Я» — верхний пласт человеческого духа, относящийся к самым последним общественным инстинктам. Здесь я хотел бы еще раз подчеркнуть основную мысль — человек, как сосуд, имеет ограниченный объем и, в этом сосуде идет постоянная борьба инстинктов за жизненное пространство, в котором победители занимают возможно большее пространство, подавляя и загоняя проигравших в дальний угол. Между тем, мы уже выяснили, что все наши воюющие инстинкты можно весьма условно и грубо разделить на три основных «лагеря» или части: инстинкты связанные с естественными функциями организма (жизненные потребности), семейные инстинкты (семейные потребности) и инстинкты относящиеся к общественным отношениям (общественные потребности). Давайте-ка попробуем сделать разрез «сосуда желаний» обыкновенного человека и посмотреть внутрь (Рис.а). Что же мы там увидим?

идеальная пара

   Оказывается там группы инстинктов объединены в лагеря и занимают примерно равные территории. Но вот разрез «сосуда» очень больного человека (Рис.б) показывает, что у него вверх взяли жизненные инстинкты. Да и как же им быть, ведь они борются за его выживание, а остальные только мешают. Вот их и отодвинули в сторону… Кого бы еще посмотреть? Ага…, давайте посмотрим коммерсанта и монаха. Что у них там?… У коммерсанта голова забита деньгами, прибылью и т.п. (Рис.в), соответственно для семьи и забот о своем теле места почти не осталось. Монах  (Рис.г) занят молитвами, думами о всевышнем, о борьбе с грехом, мечтает о несении слова божьего в массы. Эти занятия привели к тому, что семья его не интересует, а потакание своему телу им сочтено греховным делом. Таким образом, наибольшая группа инстинктов определяет главную линию поведения человека — либо он  живет как растение, либо он увлечен семьей, либо он отдает все силы обществу. И вот в этом  «сосуде желаний» мозг играет роль «третейского судьи». Судьи, который определяет очередность выполнения желаний. Но этот «судья» несправедлив, заступается за одних и игнорирует других. Почему мозг действует так? Эта проблема выходит за рамки нашей темы и мы ее обсуждать не будем. Скажу лишь, что решение данного «судьи» — безапеляционный приказ для организма, для нашего любимого тела которое как бы не упиралось, но решение исполнять все равно будет! Прикажет мозг не есть, телу деваться некуда – будет выполнять. В связи с этим, отмечу одну особенность мозга — он может так усилить самое незначительное желание и так подавить инстинкты самосохранения, что эта маленькая кроха желания, «пигалица» по сравнению с могучими инстинктами, может затмить все сознание и заставить подчиняться только ей.

  Именно из-за действия мозга, подавляющего инстинкты наше поведение довольно непредсказуемо. Но,… не надо забывать, что мысли приходят и уходят, а гормоны выделяются все время. Ведь инстинкты не спят, они действуют на мозг постоянно, они как каток, от которого можно убежать, отскочить, но он все равно безостановочно и неумолимо будет двигаться по вашим следам. А от себя не убежишь и, в конце концов, каток инстинктов настигает нас и заставляет делать то, что им нужно. Отсюда, как бы мы не сопротивлялись требованиям инстинктов, через какое-то время, устав от борьбы с ними, приступаем к выполнению их требований. Приведенные рассуждения доказывают, что поведение человека подчинено инстинктам, выражающихся в нуждах организма и более, или менее предсказуемо.   Подведем итог под рассуждением о вечной борьбе инстинктов. Мы  подошли примерно к тому же, что в математике означает знак «=» (равно) и даже привели небольшие примеры. У нас таким знаком или узким местом стал мозг, именно он выравнивает и уравнивает все инстинкты и решает, какой инстинкт удовлетворить в первую очередь, какой во вторую, а какой оставить напоследок — «на закуску».  Таким образом, все основные понятия мы определили. Следующим шагом надо будет попробовать применить к нашим инстинктам или «переменным»  «правила сложения и вычитания». И посмотреть, что же из этого получится.

     Краткие итоги главы:

 У всех людей без исключения есть перечисленные основные инстинкты,  одни инстинкты находятся на нулевом уровне – т.е. в зачаточном или спящем состоянии, и мы их не замечаем, а другие, активные и агрессивные явно выпирают наружу. По этой причине мы замечаем и говорим только об одних — об агрессивных и никогда не вспоминаем о других — о пассивных. Изначально любой из  инстинктов может пребывать в одном из следующих состояний: нулевом или спящем, пассивном, активном, агрессивном и ступоре. И любой из основных инстинктов сможет наградить нас  эйфорическим состоянием, дело лишь в уровне развития инстинкта. Так чем сильнее инстинкт, значит тем больше будет наша награда, и тем большее удовольствие мы получим при его удовлетворении.  Величина инстинкта, как и «толщина ветвей на древе жизни»  от рождения разная. У кого-то он находится в зачаточном состоянии и незаметен, а у другого, наоборот, от рождения активен заставляя своего владельца действовать преимущественно в нужном ему (инстинкту) направлении, тем самым определяя поступки своего хозяина. По этой причине, зная индивидуальный набор сильных инстинктов, мы сможем описать обобщенное направление действий их владельца. Для этого подходит принцип идеализации, с помощью которого можно разработать типовые схемы поведения человека, ведомого как бы лишь одним инстинктом. А затем, имея их в наличии, зная инстинкт и уровень его действия, можно быстро найти детальное описание поведения человека руководствующегося этим инстинктом.

   Человек, подобно сосуду, имеет ограниченный объем для потребностей, поэтому в нем идет постоянная борьба инстинктов за жизненное пространство, в котором победители занимают возможно большее место, подавляя и загоняя проигравших в дальний угол. Все наши противоборствующие инстинкты можно условно  разделить на три основных  части: инстинкты связанные с естественными функциями организма (жизненные потребности), семейные инстинкты (семейные потребности) и инстинкты относящиеся к общественным отношениям (общественные потребности). Из них наибольшая группа инстинктов определяет главную линию поведения человека — либо он  живет как растение, либо он увлечен семьей, либо он отдает все силы обществу. И вот в этом объеме мозг играет роль судьи определяющего очередность выполнения желаний. При этом мозг заступается за одних и игнорирует других. Его решение — безапеляционный приказ для организма, который любое решение исполнять все равно будет. То есть мозг может усилить самое незначительное желание и подавить любые самые мощные инстинкты самосохранения. Но, даже с учетом этого, поведение человека подчинено инстинктам, выражающихся в нуждах организма и происходит по типовым схемам и более, или менее предсказуемо, что позволяет разрабатывать различного рода прогнозные программы поведения человека в различных ситуациях.  А так так инстинкты вещь довольно постоянная и с течением жизни особенно не изменяются, то на основе схем действия инстинктов можно рассчитывать прогноз действия человека на годы вперед.

Как инстинкты управляют нами — как бы по Фрейду

       Мы остановились на том, что внутри нас множество основных инстинктов. При этом большинство из них как бы молчат, отчего мы их не замечаем. Но вот приходит время, один из инстинктов просыпается и начинает нас будоражить. Что и как при этом происходит? Обычно его действие проявляется в виде нужды или потребности. Как это у нас обычно бывает?  Например так…: Вдруг нам становиться «нужно, ну очень нужно…, прямо-таки позарез необходимо…» куда-то сходить или что-то сделать, то есть появляется прямо-таки срочная и насущная необходимость. Вот как она действует мы подробно опишем: Момент зарождения мы обычно не замечаем. Затем обнаруживаем: «Ага!… Тут что-то нам мешает… Что же это? А-а, это вон что… Ничего пока потерпим!…». Но инстинкт не успокаивается, он продолжает внутри ковырять, действует на нервы и мозг (кстати, он тоже из нервных клеток), образно говоря, нужда «зудит, щемит, грызет и сидит в нас как заноза». Тем самым она все время выводит нас из спокойного и уютного состояния. И чем дольше это продолжается, тем труднее сдерживаться. В какой-то момент, не выдерживая внутреннего давления, мы срываемся с места и начинаем что-то делать — лишь бы прекратилось, лишь бы исчезло это неприятное ощущение. Это так сказать первая реакция организма…

    А что при этом происходит внутри организма? Может быть нам здесь повезет больше, и мы поймем некоторые особенности поведения человека? Так, химическая теория З. Фрейда утверждает, что в нас выделяются особые химические вещества, которые выбрасываются в кровяное русло и заряжают часть нервной системы напряжением (возбуждением), которое по всем признакам сопоставимо с интоксикацией организма ядами. Причем Фрейд особо упирает на то, что эти яды доставляют наслаждение. Мы примем эту точку зрения за основу, исключая последнюю часть — ядов, доставляющие наслаждение. Я считаю, что наоборот, большей частью эти вещества доставляют нам неудобства. Под действием наших незабвенных инстинктов (скажем при появлении голода или при замерзании) организм начинает активно выделять эти специальные вещества, мы обычно их называем гормонами (в их числе адреналин), раздражающие нервы и мозг. В настоящее время у человека таких гормонально-активных веществ обнаружено около 50. Одни из них отвечают за дыхание, другие за ритм сердечных сокращений, третьи за эмоции и т.д. Естественно чем больше концентрация таких гормонов, значит тем сильнее раздражение нервов, а следовательно тем больше возбуждается человек и сильнее становится его агрессивность. Врачи пишут примерно то же самое: артерии людей с агрессивным поведением, то есть у сильно  раздраженных, буквально омываются гормонами стресса. Это раздражение, как мы понимаем, штука очень неприятная. Под его воздействием, наш «бедный» мозг, страдающий от гормонов, начинает искать путь их избавления от них. А выход тут один. Надо устранить причину досаждающую «драгоценнейшему» организму.  Например, заставить организм покушать или поискать теплое местечко и т.п. Причем чем больше гормонов стресса накопилось, тем больнее нашему мозгу и значит, тем больше будет беготни и тем решительнее мы будем действовать. К примеру попробуйте представить характер действий слегка проголодавшегося человека и изголодавшегося  собрата при виде еды. Несомненно, более голодный товарищ будет активней и решительней своего соседа.

    То есть, явно из-за действия гормонов мы развиваем какую-то деятельность, направленную на устранение внутреннего дискомфорта, из-за которого мы обычно говорим — «я хочу…, я требую…, я желаю…, мне надо…, у меня есть потребность…» и т.п. Потом уже, добившись своего (т.е. удовлетворив потребность или успокоив инстинкт, в нашем примере — наевшись или согревшись), мы тем самым нейтрализуем гормоны и возвращаем наш мозг в обычное расслабленное состояние. Если описать этот процесс по Фрейду, наш психический аппарат стремится удерживать количество возбуждения (т.е. гормона) на возможно более низком уровне. За подобное послушание мозг (наш «психический аппарат») вознаграждает нас, то есть наше тело приятным, эйфорическим состоянием. То есть, по большому счету, приятное и расслабленное состояние есть «награда природы» за нашу работу, за беготню, за все наши действия для удовлетворения давившей потребности. Образно говоря, эйфория — это «кусочек мяса», который  опытный дрессировщик (т.е. наш мозг) дает своему питомцу (т.е. нашему организму) в качестве поощрения за проделанную работу. Но самое интересное то, что чем важнее инстинкт, тем больше будет вознаграждение, а это значит, тем приятнее будут ощущения и  наслаждения. К примеру, сравните ощущения получаемые от секса и от движения. Слышу, слышу возражения — нашел что сравнивать! Конечно их кому-то тяжело сравнивать, но тем не менее эти два разных и непохожих вида — оба они что ни на есть инстинкты. А потому, для природы, а значит и для человека инстинкт продолжения рода важнее,  чем возможность движения. Следуя дальше по этому пути, мы приходим к высшей награде природы и вершине наслаждения человека — к счастью. Здесь я не возьму на себя смелость говорить о таком предмете. Просто приведу слова другого человека. Причем приведу его мнение подробно, все равно лучше и полнее об этом трудно сказать: «Счастье — состояние абсолютной полноты, когда счастливее быть нельзя. Говорят даже: он переполнен счастьем. В этом-то и счастье от счастья: переполнен, ничего больше не нужно, нет других желаний (или потребностей — прим. авт.), нет желаний вообще — кроме одного, чтобы счастье продлилось, чтобы время остановилось: счастливые часов не наблюдают. Но счастье кратковременно. Даже Фауст с его «стремлением к ускользающему благу» вынужден был сказать: «Продлись мгновенье, ты прекрасно». Человек в состоянии счастья чувствует себя совершившимся и совершенным, у него нет желаний. Но механизм счастья для того и создан природой, чтобы человек стремился к чему-нибудь, не ленился, использовал все обстоятельства в свою пользу, был напорист, находчив, иногда настырен. Человек не создан для счастья, как птица для полета, наоборот, счастье создано для человека. Чтобы не только бился, но и добивался… Поэтому счастье универсальная награда природы за настойчивое стремление к самым разнообразным целям и за достижение их. Счастье не в деньгах, оно само — деньги природы, которыми она, как хозяин расплачивается с нами за то, что мы активны… А так как конечная цель природы — поддержание жизни, продолжение рода, то самое острое счастье человек испытывает в любви. Животное получает в награду за продолжение рода удовольствие, а человек — если он человек — счастье, и даже может быть невозможное, невыносимое счастье, которое называют словом «блаженство»… Механизм счастья создан, чтобы постоянно побуждать человека к действию, чтобы он не успокаивался надолго, не замирал. Если бы счастье было достижимо раз и навсегда, человечество давно бы вымерло. При малейшей удаче люди выпадали бы из строя действующих. Счастье косило бы людей, как пулемет наступающие цепи. Нет, природа манит нас, она дает нам почувствовать счастье по всякому пустяковому поводу, чтобы мы насладились им, испытали его и стремились к нему вновь и вновь«.

     Я нашел подтверждение этому также и у З. Фрейда. Он тоже признавал, что в нашей психической, сознательной жизни господствует принцип получения удовольствий. Что все наши стремления, желания и поступки всегда находятся в прямой связи с возможностью получения удовольствия. Теперь вы наверное понимаете, что удовольствие, радость и само счастье — это приманка или даже награда природы за поступки под давлением внутренних инстинктов. Вспоминая нашу несколько поднадоевшую математику, мы можем сказать — что сумма действия наших инстинктов равна получению удовольствия. Но ведь удовольствия в чистом виде не бывает, наше удовольствие внутри нас и другим не видать. А там его не измеришь. Как же быть?…

              Внешняя сторона инстинкта

      Есть выход из этого тупика! У нас есть другая сторона действия наших инстинктов, видимая всем, в том числе и нам. Мы ее можем воочию увидеть и измерить, чтобы узнать какое удовольствие может получить человек, какова сила действия у него инстинктов и тому подобное. Это внешнее действие инстинктов — поступки человека. Наши поступки или поведение — внешнее выражение внутренних сил — горя, радости, печали, удовольствия или блаженства. В математическом смысле это означает, что в нашем уравнении итоговую сумму действий для получения удовольствия или получение удовлетворения (т.е. суммарное действие инстинктов), вместо удовольствия, мы приравняли к поведению человека — где сумма инситнктов (х1+х2-х3+х4… +х18)= равна поступку или силе активности человека. То есть итог воздействия инстинктов на человека это его активность или даже сила активности — а она бывает разная в зависимости от потребности.

      Поэтому перейдем к рассмотрению наружной стороны действия инстинктов — к их внешнему проявлению. То есть к тому, что мы делаем, когда нам что-то очень нужно. Если позволите, я чуть-чуть отступлю от этой темы. Как мы все ясно понимаем, человек что бы он не хотел, поступает примерно одинаково. Обычно, его действия укладываются в схему: – был неподвижным – ощутил потребность – начал двигаться – удовлетворил потребность – прекратил движение. А как же, ведь у него и мозг, и ноги, и руки всегда одни и те же, независимо от желания и цели. Поэтому его реакция на действия различных инстинктов примерно одинакова, есть отличия лишь в конечном итоге насыщения (т.е. насыщение едой, общением, сексом и т.п.).  А так как все они  порождены инстинктом самосохранения и действуют примерно одинаково, то нам для изучения подходит любой природный инстинкт. Для облегчения нашей задачи возьмем самый изученный и самый известный инстинкт — инстинкт питания. Наша задача — выделить в нем какие-то этапы или периоды, которые потом  распространим на другие.  Приступая к исследованию отмечу, что это очень скучное занятие — описывать то что всем известно.

            С чего начнем? Ну, конечно же, с начала.

        а) Мы, только что наевшись до отвала, с трудом встаем из-за стола и  испытывая чувство вялости,  начинаем заниматься текущими делами.  О чем это говорит? Говорит о том, что наш «замечательный» инстинкт питания молчит и сила его потребности равна нулю. Для удобства назовем такое состояние  — «нулевым». Здесь наш переменный инстинкт «x» совершенно незаметен и мал, скажем, примерно равен 0.035…

       б) Продолжим его описание таким отрывком: «… А как насчет того, чтобы забыть обо всем этом и перекусить, Перри?» — Мейсон покачал головой. »  —  Это одна из тех ночей, когда он будет все время работать, — вздохнула Делла. – Он будет ходить взад и вперед, истаптывая ковер, и пить кофе…». Конечно, первые признаки голода малозаметны и, о них за работой можно на какое-то время забыть. Но внимание! Хотя наш инстинкт еще довольно слаб, но он уже проснулся. Правда его сил хватает ровно настолько, чтобы лишь напомнить о себе, но явно недостаточно заставить искать еду. Ну может еще, пожалуй, его давления хватит на то, чтобы заставить говорить о нем. Отчего в наших разговорах может появиться «обеденная» тема: «как бы попить чайку…», «надо бы пойти поискать перекусить…». Обозначим это состояние «пассивным». В этом состоянии мы уже не безразличны, испытываем небольшое беспокойство или некоторое неудовольствие. (То есть наша переменный инстинкт «x» уже вырос до единиц и стал приблизительно равен 2 или 3 единицам…).

        в) Сильно проголодавшись, скажем, оставшись без завтрака и обеда, где-то ближе к вечеру обычно решаем: «Так не пойдет. Надо срочно искать еду!» И тогда будет, как в этом отрывке: «… Несмотря на проливной дождь, не перестававший ни на минуту, большинство друзей снарядилось на охоту. Проголодавшимся очень уж хотелось отведать вкусного и сочного мяса…» То есть мы бросаемся на поиски еды: бежим в магазин, столовую, ресторан и т.д. и т.п. Что и говорить,  «голод не тетка», он ведь заставит нас принимать активные меры.  Но!… Если поиски пищи оказались опасны для нашей жизни, мы посчитав, что лучше не рисковать, согласимся еще чуточку поголодать. Уровень силы действия такого инстинкта мы назовем — «активной».    Однако, сами понимаете, общаться с таким голодным другом не подарок, как там в пословице: «Голодный сытого не разумеет». Ну, как можно будет общаться с ним, если он сильно раздражен голодом и может говорить только об одной теме: » Я хочу есть, надо найти где-то пожрать…»? Причем, в таком состоянии он может запросто взорваться и наговорить кучу гадостей. (Мы здесь будем говорить о переходе переменного инстинкта в разряд тяжелой артиллерии, т.е. он наверное подрос уже до больших величин  — где-то до 20…50)

        г) «…Тем временем Рамиро, не выпуская пистолета из рук, отправился на деревенскую площадь, взял из стоявших корзин фрукты и каштаны, зарезал козу и нарвал яблок, не встретив ни малейшего сопротивления…» — Лучше этого отрывка о таком состоянии голода и не скажешь. Итак, после двух-трех дней голода наш инстинкт проявляется в полной силе – человек будет испытывать настоящий голод и свои чувства скрывать уже будет. Все его силы и помысли устремятся на одно – на поиск и добычу еды.  Куда бы он не пошел, что бы он не делал, голова его будет занята одним и тем же: «Поесть…, поесть…, где бы найти поесть?…» В таком состоянии, отбросив принципы в сторону, человек способен на все: попрошайничать, воровать, вымогать и даже грабить. При этом ему совершенно наплевать на разные там опасности — он дошел до  агрессивной стадии голода, и ради еды готов совершить преступление…. Добыв еду, он давясь и торопясь, быстро ее  ест, испытывая при этом неописуемое блаженство избавления от внутреннего кошмара. Отсюда, давайте к признакам сильного действия инстинкта  отнесем агрессивное поведение человека с его стремлением к удовлетворению невзирая на опасности и приятное эйфорическое состояние при насыщении. Это самое сильное проявление инстинкта будем именовать  «агрессивным».  (То есть наш переменный инстинкт «х» перешел в разряд супертяжелой артиллерии и его величину, наверное, уже можно сравнивать с сотенными цифрами.)

       д) И вот конечная стадия голода, предоставим слово литературе: «… Вскоре не стало и воды. Положение стало нестерпимо тяжелым и мучительным: томительная жажда мало-помалу сменилась водобоязнью, а сильный голод – полным отвращением к пище… Все шли молча, угрюмо продвигаясь вперед шаг за шагом. Как только кто-нибудь пытался прилечь на землю и отдохнуть, тотчас же члены его костенели, глаза потухали, взгляд туманился и даже язык с трудом ворочался во рту…». Такое поведение естественно, ведь после долгого голодания чувства у человека притупляются и инстинкт совершенно не действует. В таком состоянии у людей исчезает желание что-либо делать, ими овладевает полное безразличие к окружающей обстановке, мы называем это состояние «ступором». В ступоре человек ведет себя как автомат, совершенно не интересуясь ни собой, ни окружающим миром. Его не трогают ни проблемы общества, ни проблемы семьи, ни собственная жизнь. Встречая людей с подобным поведением мы обычно говорим «он совершенно опустился и не следит за собой».  (Здесь все говорит о том, что величина инстинкта «х» стремительно уменьшается и может даже упасть до нуля – проще говоря, до смерти человека.)

      Все это так. А что будет происходить, если мы накормим голодающего товарища, то есть уступим действию инстинкта?

   Первая фаза — фаза обильного насыщения  или «обжорства« — голодный человек, постоянно озираясь и загораживая еду, хочет съесть или «сожрать» как можно больше. Остановить его может только переполненный желудок, остальные аргументы бессильны. После обильного насыщения наш герой от стола отваливается в приятном изнеможении — он испытывает «эйфорию». В человеческом языке есть много слов обозначающих это состояние: блаженство, кайф, удовольствие и другие. Как же, ведь он выполнил главное требование инстинкта и получает заслуженную награду.

 Следующая фаза питания — фаза «гурмана», когда прием пищи стал обычной, немного нудной и надоедливой процедурой. Поэтому, чтобы обед или ужин не стал скучным, его превращают в своеобразное, ненавязчивое развлечение. Например такое: « Теперь на самых изысканных столичных тусовках Лондона собравшимся предлагаются… жареные тараканы и жуки, коконы шелкопряда и кузнечиков, запеченные в шоколаде». Т.е., в этой фазе, развлечение заключается в том, чтобы выбрать еду на основе пристрастий (любимое пирожное), экзотичности ощущений (пикантный вкус), внешнего вида (красивые конфеты) и других критериев. Затем, не торопясь, уже с аппетитом начать есть. Об этой фазе питания нам активно и надоедливо напоминают  с телеэкранов. Так и вспоминаются набившие оскомину фразы: «Еда — это наслаждение. Наслаждение вкусом…» или «Съел батончик… ты сыт и доволен!». Однако, к великому  сожалению, в этом  состоянии оголодания,  эйфорического удовольствия от еды, того удовольствия которое испытывает голодный человек, мы уже не получим. У нас после еды наступит только состояние удовлетворения или сытости. Да оно так и должно быть, ведь инстинкт путем не проснулся, следовательно и наградить нас не может.

   Думаю, ничего не забыл и перечислил все этапы действия инстинкта. Теперь посмотрите: нулевая и пассивная потребности, активное и агрессивное поведение, состояние ступора, фаза «обжорства» и «гурмана» —  это этапы развития одного и того же инстинкта — инстинкта еды. Но надеюсь, вы помните исходное положение – то, что все инстинкты есть порождение мощного инстинкта выживания организма? И то, что исполнителем требований всех инстинктов является только наш организм? Тогда, наверное, не будем спорить с утверждением, что действие остальных инстинктов не сильно отличается от инстинкта еды? А также с тем, что единственным их различием будет лишь время действия? Так, например, если первобытные инстинкты  отзываются мгновенно, буквально через несколько секунд или минут (например болевой), то действие более поздних инстинктов проявляется только через дни и недели (инстинкты общения, сексуальный). А что же касается последних общественных инстинктов, то их обратная реакция проявляется через месяцы и даже годы (тяга к деньгам, к власти и т.п.).

     Краткие итоги главы

     Когда инстинкт просыпается и начинает нас будоражить,  его действие проявляется в виде нужды или потребности, он в нас  «зудит, щемит, грызет и сидит в нас как заноза». Тем самым он все время выводит нас из спокойного и уютного состояния. Это под действием наших  инстинктов  организм начинает активно выделять специальные вещества,  обычно их называют гормонами,  раздражающие нервы и мозг. В настоящее время у человека таких гормонально-активных веществ обнаружено около 50. Чем больше концентрация таких гормонов, значит тем сильнее раздражение нервов, а следовательно тем больше возбуждается человек и сильнее становится его агрессивность. Под их воздействием, наш мозг, страдающий от гормонов, начинает искать путь их избавления от них — и  мы развиваем какую-то деятельность, направленную на устранение внутреннего дискомфорта, из-за которого мы обычно говорим — «я хочу…, я требую…, я желаю…, мне надо…, у меня есть потребность…» и т.п. Таким путем наш психический аппарат стремится удерживать количество возбуждения (т.е. гормона) на возможно более низком уровне. За подобное послушание мозг вознаграждает нас, то есть наше тело приятным, эйфорическим состоянием. Чем важнее инстинкт, тем больше будет вознаграждение, а это значит, тем приятнее будут ощущения и  наслаждения. Высшая награда природы и вершина наслаждения человека —  счастье.  Но счастье кратковременно. Это оттого, что механизм счастья создан, чтобы постоянно побуждать человека к действию, чтобы он не успокаивался надолго, не замирал. Им природа манит нас, она дает нам почувствовать счастье по всякому пустяковому поводу, чтобы мы насладились им, испытали его и стремились к нему вновь и вновь.

     Внешнее проявление действия инстинктов — это активность или даже сила активности человека Под действием инстинкта действия человека укладываются в простую схему – был неподвижным – ощутил потребность – начал двигаться – удовлетворил потребность – прекратил движение. Разбивка его действия на этапы показывает следующую картину:

        а)  инстинкт питания неактивен и сила его потребности равна нулю —  состояние  «нулевое».

     б) состояние «пассивное» —  этом состоянии мы уже не безразличны, испытываем небольшое беспокойство или некоторое неудовольствие.

        в) потребность заставляет нас принимать активные меры.  Если удовлетворение потребности оказывается опасно для нашей жизни, мы отказываемся от удовлетворения. Уровень силы  инстинкта  — «активная».

     г) сильное действие инстинкта  — агрессивное поведение  с его стремлением к удовлетворению невзирая на опасности и приятное эйфорическое состояние при насыщении.

      д)  В ступоре человек ведет себя как автомат, совершенно не интересуясь ни собой, ни окружающим миром. Его не трогают ни проблемы общества, ни проблемы семьи, ни собственная жизнь.

   Фазы насыщения потребности: Первая фаза — фаза обильного насыщения  или «обжорства», вторая фаза — фаза «гурмана», когда прием пищи стал обычной, немного нудной и надоедливой процедурой, в ней получает лишь состояние удовлетворения. 

Самые ценные и древние части человека — 2

      11. Вы, наверное, не раз с удовольствием наблюдали, как смешные зверюшки, например котята или щенята, затевают веселую возню, во время которой они кувыркаются, смешно борются, кусаются, прыгают… Короче говоря — играют. Точно также готовы бесконечно играть и наши дети. Не обошло это увлечение и взрослых. Не секрет, что все мы с удовольствием развлекаемся. Видели бы вы, как весельчак и любитель женщин Билл Клинтон с удовольствием поигрывает на саксофоне. У некоторых это увлечение превращается в стиль жизни, для них жизнь представляется сплошным получением удовольствий и наслаждений. Порой достижение наслаждения для них превращается в самоцель, тогда здесь все способы хороши: от алкоголя до наркоты…  Давайте назовем эту черту потребностью в приятном времяпровождении — инстинктом получения удовольствия. Конечно, она свойственна всем высшим типам животного царства: от волков и медведей до кошек и обезьян. Но, у людей она развилась до невероятных размеров. Так, например, именно на ней паразитирует целая индустрия развлечений, предлагающая на выбор развлекательные шоу, путешествия, увеселительные заведения, галлюциогены и т.п.

     12. Подумайте, что объединяет между собой следующие факты? Первый из них… Признание молодой женщины: «Часто в магазине или на рынке я делаю ненужные покупки. Правда осознание того, что в очередной раз приобрела никчемную вещь приходит только дома… Сама не понимаю, почему так происходит. Попадаю в магазин, и все повторяется…» Исследователи установили, что во время отбора товаров такие женщины словно загипнотизированы окружающим изобилием. Они не замечают знакомых, не здороваются с ними, ударяются о полки, спотыкаются о ящики. Второй факт… «Лишь только  власти эстонского города Тарту отменили ограничения по размеру квартплаты, как домовладельцы подняли цены в 10 раз». Третий… «Воровать Ваня Ананьев начал с 9 лет. Сейчас ему 14 и на его счету сотни краж. Их хватило бы на несколько рецидивистов. С легкой руки журналистов Ваню назвали «криминальным Моцартом», настолько виртуозно и изящно он действует… Он умудрялся снять часы даже у сопровождавших его милиционеров, забрать из сейфа изрядную сумму денег… в кабинете республиканской прокуратуры. Некоторые специалисты склонны видеть в этом феномене особую болезнь – клептоманию, когда человек просто не может не воровать…». Главная особенность клептомана – он похищает вещь машинально и не корысти ради. Около 5%  лиц совершивших кражи страдают этим. Четвертый…  «Даже известные российские политики в порыве откровенности сознались, что и они не без греха. Например, молодой Володя Рыжков воровал клубнику с колхозных полей, а бывший зампред Центробанка Сергей Алексашенко свинчивал с автомобилей фары. Даже, казалось бы, безупречная во всех отношениях Ирина Хакамада однажды сперла у своей однокласницы авторучку.» Пятый… У некоторых животных существует страсть к накоплению запасов. Вспомните сусликов, хомяков, белок, бурундуков делающих себе на зиму  запасы орехов, зерен, семян и грибов. А сороки, известны своей бесцельной страстью к накоплению блестящих предметов, их за это кличут  — «сорокой-воровкой». Да и людей не миновала сия чаша, вспомните Плюшкина из Гоголя, Гобсека из Бальзака.

   Думаю, вы уже догадались. Это страсть или инстинкт обладания вещами или вещизм. Нам с вами он больше знаком, как желание разбогатеть или как стремление быть обеспеченным и материально независимым. Данный инстинкт в основном побуждает человека зарабатывать, причем ограничений в объеме денег нет. Например, в теннисе список богатых игроков возглавляет Пит Сампрас с суммой в 39 млн. долларов, вторым идет Борис Беккер с 25 миллионами. В числе богатейших футболистов англичанин Ширер – 17 млн. фунтов стерлингов. По всей видимости желание стать еще богаче движет и нашу красавицу К. Шиффер. Не избежала этой страсти и Хилари Клинтон. Несмотря на то, что она очень богата, ее и ее семью постоянно сопровождают громкие коррупционные скандалы. Например, оказалось, что Клинтоны, при выезде из Белого дома, захватили с собой различных «подарков» на 190 тысяч долларов…

     13. Следующий инстинкт в нашем обществе почитается гораздо выше желания разбогатеть. В природе он распространен в виде инстинкта лидерства или желания обладания власти над себе подобными. Под его воздействием в любой стае, табуне или стаде обязательно появляется единоличный лидер или вожак. Ну, и мы, наследники животного мира,  сохранив этот инстинкт, также сильно зависим от него. К примеру, вспомните действия кандидатов в президенты США Ал Гора и Джорджа Буша-младшего. Их выборную компанию иначе как «президентским цирком» и не называли. Но, что поделаешь, эти лица движимые сильным инстинктом лидерства уступать друг другу нисколько не желали. Из наших «звездных пар» явным комплексом власти отмечались Бонопарт, и как ни странно Х. Клинтон, сейчас уже сенатор штата Нью-Йорк. Власть властью, однако посмотрите, до  каких уродливых поступков может довести этот инстинкт: «…Милиционер Ш. ППС с сослуживцем дежурил на посту «Пляж»… Около 4 часов утра подошли к компании отдыхавших людей. Одному из них Ш. приставил к животу пистолет и потребовал вывернуть карманы… Через полчаса попался другой: его сначала избили, а затем, чтобы скрыть следы преступления, решили убить…». Нам же рядовым людям властный позыв больше знаком как желание получить важный служебный пост или как стремление стать хотя бы маленьким, но начальником. Да и вообще-то, как мне кажется, каждому знакомо желание поруководить, покомандовать, поуказывать, заставить, поправить и другие признаки прямого управления людьми.

      14. Как охарактеризовать следующую особенность человеческого поведения я не знаю. Она в природе в чистом виде не встречается. Но ее отдельные моменты можно заметить в манерах петуха, павлина или индюка, в их стремлении гордо пройтись по двору, распушить перья и продемонстрировать себя. С этой особенностью связаны народные меткие выражения «распетушился, приосанился, расфуфырился, разукрасился» и т.д. Биологического названия у этого инстинкта нет. Но, тогда скажите, как назвать чувство которым руководствовались люди, присваивая малым планетам наряду с именами Гагарина, Сахарова, Солженицина, имена Иосифа Кобзона и Вагита Аликперова. И какое чувство подвигало безвестного жителя Узбекистана глотать ртуть, чтобы попасть в Книгу рекордов Гиннеса. И что же так сильно заставляло Владимира Савельева, уже зарегистрированного в книге рекордов Гиннеса с подобным достижением, поднимать 24 килограммовую гирю в течение суток, аж 19275 раз. Неужто  любовь к «искусству»?… Допустим. А что же тогда, в 1999 году, подвигло заведомо непроходного  Жириновского во второй раз выдвигаться кандидатом в президенты? Только ли материальный интерес? Ну, а что же заставило известную актрису и певицу Шер еще при жизни приобрести себе место на легендарном кладбище Пер-Лашез в Париже? Только ли желание найти спокойное место? Вряд ли… Кстати о книге рекордов Гиннеса… К какой же категории человеческих устремлений можно отнести ее появление? Ведь в ней очень много дурацких рекордов, иначе их трудно назвать. Но каков смысл их установления? Например, один американец за двенадцать лет съел свой автомобиль, а потом вскоре умер…. Другой, уже француз, девять километров толкал носом горошину. Что толкало людей так поступать? А вот с каким чувством связано появление так называемых «культов личности» Сталина, «четырежды героя СССР» Брежнева, и других известных политиков… Или вот это: В ФРГ согласно опросам, семь процентов населения – более 5 с половиной миллионов человек – хотели бы обладать княжеским или графским титулом. Причем так называемые «фиктивные аристократы», т.е. люди купившие аристократические титулы, очень даже стараются попасть на страницы «желтой» прессы…

    Вы, наверное, уже догадались, причина всему этому – тщеславие. Все эти люди, в том числе  многие звезды и известные политики, не исключая Бонапарта, Б. Клинтона, К. Шиффер, хотели и хотят одного – славы, почета, известности. Порой даже путем унижения человеческого достоинства. Давайте мы это стремление назовем  потребностью в славе и почете.

      15. И, наконец, последний из мощных природных инстинктов. Что это за инстинкт, двигавший всеми этими людьми, попробуйте догадаться сами: «Рискуя жизнью, майор Ковальчук ранил нападавших бандитов и спас месячное денежное довольствие полка ПВО…»… На территории бывшей ГДР активизируются так называемые «борцы за Германию». Они, по их отзывам, не «… будут довольствоваться разглагольствованиями, а перейдут к открытой вооруженной борьбе с врагами немецкой нации…»… «В противостоянии между палестинцами и израильтянами погибло около 300 человек…»   Если вы еще не догадались, то вот как об этом чувстве говорит К. Маркс: » Если человек трудится для себя, он может, пожалуй стать знаменитым ученым, великим мудрецом, превосходным поэтом, но никогда не сможет быть истинно совершенным и великим человеком. История признает тех людей великими, которые, трудясь для общей цели, сами становились благороднее; опыт превозносит, как самого счастливого того, кто принес счастье наибольшему количеству людей». После этих слов трудно что-либо добавить. Могу только привести имена некоторых из людей, у которых эта потребность была ведущей. Их имена помнят и сохраняют очень долго. Одни примеры чего стоят:  Жанна д Арк, Коперник, великие мыслители — Платон, Сократ, легендарные правители — Соломон, Петр 1. Над ними возвышаются легендарные, мифические личности, учения которых стали религией — Христос, Магомет, Будда, Конфуций. Недаром таких людей называют героями, философами, мыслителями и Учителями. Да-да, вы близки к истине. Эта потребность или инстинкт на самом деле является как бы продолжением родительского инстинкта. Только здесь человека охватывает забота о процветании общества, государства или даже человечества. Мы о нем обычно говорим как о чувстве долга перед Родиной, Отчизной, государством или обществом. Это самое последнее достижение и порождение природы. По этой причине этот инстинкт самый слабый из перечисленных, отчего не у всех он даже встречается… Из «звездных пар» таким чувством явно была отмечена принцесса Диана…

     Высший этап развития чувства долга перед людьми наступает тогда, когда ради общества человеку не жалко самого дорогого — своей жизни. Это самая высокая цена, которую может заплатить человек, и это свойство благородных натур. Мы их называем фанатиками — фанатиками веры, идеи или долга. Такое состояние ярко описано С. Дзержинским в письме на волю. Приведем его фрагменты: » Отказываться от жизненных благ, чтобы бороться за них вместе с теми, которые их лишены, и прививать в настоящее время своего рода аскетизм… Надо обладать внутренним сознанием необходимости идти на смерть ради жизни, идти в тюрьму ради свободы и обладать силой пережить с открытыми глазами весь ад жизни, чувствуя в своей душе взятый из этой жизни великий, возвышенный гимн красоты, правды и счастья».

    Если таким людям некуда приложить свои силы и устремления, если политику общества они не понимают и не приемлют, то они становятся равнодушными, и даже враждебными обществу. Тогда они начинают верить в какое-нибудь, по их мнению, единственное и верное учение. Верят в бога, в черта, в сатану, в мировую справедливость, в свое особое предназначение, в мировую революцию, в коммунизм, в нацизм, в конец света, да во что угодно, лишь бы верить во что-то. Причем, верят в это истово, фанатично, до конца и полностью. Слепо поклоняясь своей «единственно верной истине», они становятся ее активными проповедниками и борцами. Для массового распространения своей «идеи фикс» они считают «все средства хороши». Эти люди составляют основной стержень революционных и контрреволюционных организаций, террористических групп типа «красных бригад», сект вроде «белого братства» или «Аум сенрике» и фанатичных представителей религиозных учений, из них в последнее время у всех на духу — Аль Каида, Исламское государство, Боко Харам… Этих людей проще убить, чем переубедить. Вот что значит последнее достижение природы – инстинкт веры в идею…

     Вроде бы все с основными инстинктами, других крупных и значительных движущих сил у человека я что-то не замечаю…

   «Ну, наконец-то нашли мы основные инстинкты, а дальше что? Что с ними делать и как их применять?» – возможно, спросите вы. Но мы ведь не до конца в них разобрались! Сами смотрите, один и тот же инстинкт по-разному действует  утром, в обед или вечером. Например, с утра не всегда хочется есть, а к обеду целого барана подавай… То есть наши инстинкты —  это не постоянные цифры, а переменные величины – условно — х, у, z… Поэтому прежде чем выяснять, каким образом они подталкивают людей к действию или соединяют нас в единую семью и, в коллектив, или скрепляют общество надо бы разобраться — а как они меняются? Ведь на самом деле мы знаем что наши чувства и желания (это завуалированная сторона инстинктов) переменчивы, но как они переменчивы и от чего зависят это не всем ясно. Поэтому мы дальше будем искать нечто, объединяющее наши инстинкты и позволяющее их сравнить между собой. А затем, уже выяснив как  наши переменные х1, х2, х3… , то есть наши инстинкты могут изменяться, мы сможем пуститься на поиски их совместного действия или же выявления способа их сложения и вычитания (х1+х2-х3+х4… +х18=?).

       Краткие итоги главы:

     Здесь мы выделили инстинкты: инстинкт получения удовольствия,  инстинкт обладания вещами,  инстинкт лидерства, потребность в славе и почете, чувство долга перед людьми.

Самые ценные и древние части человека — 1

   Таким образом, в предыдущей главе, путем несложных рассуждений, мы пришли к выводу, что для понятия сущности человека, надо заняться выделением его общих черт – точнее говоря, его инстинктов. Конечно ветвей и веточек «древа жизни» (то бишь инстинктов, рефлексов и привычек) очень много, поэтому обратим внимание лишь на самые главные «ветви» — на самые сильные инстинкты, определяющие главные направления и формирующие наш характер. Слышу-слышу понуканье самых нетерпеливых – «мол, давай ближе к делу!». Все это верно. Однако, нам с вами надо  четко уяснить, что, не поняв и не разобравшись с основами человека, мы никогда не сможем понять его поступки, а не понимая человека о  нашей главной цели придется забыть!

  Итак, что же мы унаследовали? Начнем с самых примитивных инстинктов, отвечающих за выживание нашего «любимого тела», то есть организма. Они, древние, «замшелые и обросшие мохом», ответвляются от инстинкта выживания точно также, как самые нижние и мощные сучья от дерева. Какие они? Проще простого их найти, рассматривая примитивные существа, озабоченные лишь проблемами своего выживания, например микроорганизмы. Переходя на математический язык, мы приступим к поиску основ арифметики, то есть, определим для  человека цифры 1,2,3…

     1.Самый первый из основных инстинктов выживания, – каков же он? Долго искать его не будем. Ну, конечно же это инстинкт питания. Ведь для того чтобы жить надо есть, и для этого не надо чьих-то указаний, все должно происходить само собой.  Естественно, данный инстинкт предполагает, что мы должны есть, пить и дышать. Причем достаточно много. К вашему сведению, — за всю свою жизнь человек съедает около пятидесяти тонн всевозможных продуктов. Естественно вокруг пищевого рефлекса возникает масса привычек и пристрастий. Более того, данный инстинкт образовал целую сферу обслуживания, так называемого общепита, вспомните всевозможные забегаловки, кафе, рестораны, столовые, массу работающих в них поваров, официанток и другой обслуживающий персонал. А сколько людей сеют, выращивают, пекут, мелят, доят, ловят, солят и т.п. и   все лишь для того, чтобы ублажить этот самый единственный инстинкт – инстинкт питания… Управляемые им многие толстеют, набирают лишний вес, а с ним и проблемы. Вот один из них: на родине его считают самым толстым человеком. Его зовут Альберт, ему 33 года, вес – 380 килограммов. Ходит толстяк с трудом, в автомобиль его переносят два крепких родственника, мать с утра до вечера готовит пищу для обжоры. Но лучше задумаемся вот над чем: дикие звери никогда не толстеют. Почему? Инстинкт подсказывает им, сколько надо съесть. В организме человека тоже есть подобного рода регулятор. Но, как мы видим, не все им пользуются умело. Теперь другая сторона действия этого инстинкта. Статистика показывает, что каждая десятая девушка в возрасте от 12 до 18 лет оказывается на грани нервного срыва из-за страха перед лишними килограммами. Еда для них уже не «наслаждение вкусом», а нечто опасное угрожающее. В таком состоянии она рискует заболеть анорексией, трудноизлечимым заболеванием, при котором может даже полностью отказаться от еды…. Проще говоря, у них инстинкт питания совсем слабеет. Кстати, в число таких девиц, в пору своей молодости входила и леди «Ди». Бывает еще такой способ использования инстинкта еды, слово газете: «…Неберг, вступив в пенсионный возраст, продолжает экстремальные тренировки, проводя сутки в болотах без капли чистой воды и крошки нормальной пищи… Во время 350-400 км переходов он питался только тем, что растет на обочине. А что там есть? Дикая трава, сорняки, лопух покрытые пылью и  пропитанные выхлопами. Из животного мира попадались только лягушки… Причем, он потреблял их целиком и, не только лапки…».  В целом, для удовлетворения инстинкта еды человек затрачивает как минимум 1.5 часа в сутки, т.е. не менее 1/16 своей жизни.

     2. Следующий, не менее нужный инстинкт — потребность удаления отходов и поддержания организма в чистоте. Оно обязательно — раз мы едим и движемся, значит надо очищать организм, освобождаться от накопившихся отходов и грязи. Но посмотрите, как это делают животные, особенно красиво процесс ухода выглядит у кошек, – с каким удовольствием они чистятся и умываются, просто блеск!… У нас развитие этой потребности привело к появлению стремления к аккуратности, к порядку, к желанию быть чистеньким, умытым, подстриженным, подтянутым. На все эти дела люди (от самых неопрятных до чистюль) затрачивают времени не меньше, чем на питание – от 5 до 8 %  всей жизни.  Но, до чего в этом стремлении доходят передовые страны!… Просто слов нет! Приведу выдержки из газетной  статьи: «… современные японские общественные туалеты могут причинить массу неудобств и хлопот (естественно для незнающих – прим. авт.), … и тут наступает первый культурный шок – сиденье подогрето… Справа от толчка обнаруживается целая компьютерная панель с кнопками и надписями… Вашу нижнюю половину может окатить холодный душ – если не отрегулировать температуру подачи, или подсушить струей воздуха… Сиденье может изменять угол наклона и интенсивность подачи струй… Может взять анализ мочи или кала – на предмет обследования здоровья, и тут же распечатать анализы… Такие туалеты имеют помимо всего прочего, подсветку, ароматизирующие впрыскивания и даже дистанционное управление…». Да-а, это целый минизавод… И все это основано лишь на одной привычке к чистоплотности.

     3. Далее, у многих примитивных организмов, есть потребность движения, стремление переместиться, перебраться в другое место или область. У нас эта манера тоже в крови. Ведь человек не может быть абсолютно недвижимым, он всегда должен быть чем-то занят — либо читать, либо смотреть, либо двигаться, либо даже просто болтать ногой или шевелить пальцами. Даже философы говорят: «Движенье – это жизнь!». Чтобы проверить это попробуйте против воли закатать кого-нибудь в ковер. Да он тут же впадет в панику и начнет всеми силами рваться из него! Однако, постоянно свободно двигаясь, мы как-то не ценим этой свободы движения. Между тем, ученые приводят  следующий факт: после 40 минут бега человек начинает испытывать эйфорию. Таким образом природа лишний раз пытается подсказать, что движение очень нужное для организма занятие. У некоторых людей способность к движению доведена до небывалых высот. Так живущие в Мексике индейцы племени тарахумаро свободно пробегают по 270 км за 27 часов. Так они загоняют дичь, которая, не выдерживая погони под палящим солнцем, падает замертво…  Таким образом, мы с вами выделили еще один очень нужный инстинкт – инстинкт движения.

     4.Естественно, все живое стремится как-то защититься или укрыться от капризов природы и от врагов. Для этого у них есть рога, клыки, раковины, панцири, шерсть, мех и другие приспособления. А у человека всего этого нет, зато инстинкт остался. Поэтому, чтобы как-то защититься от холода, непогоды и  острых предметов мы носим одежду, обувь и строим дома. Больше того, в стремлении вообще не зависеть от погоды, мы дошли до  создания искусственного климата в помещениях и сезонной — зимней, летней, осенней и весенней одежды. На таких обыденных вещах сегодня паразитируют целые индустрии модной одежды, обуви, строительства элитных домов и дворцов. Наверное, из-за этого среди нас появились люди очень чувствительные к переменам погоды, так называемые «метеопаты». Они с изменением метеусловий становятся совершенно недееспособными. И хотя все физиологические показатели в норме и их организм совершенно здоров, они в этот период порой даже двигаться не могут. Внешне: вид цветущий, розовые щеки, кровяное давление в норме, а человек буквально с ног падает. Некоторые врачи их даже к симулянтам причисляют. В противоположность к ним, встречаются среди нас чудаки вроде Вячеслава Черных, который зимы не боится и в одежде не нуждается, потому что круглый год ходит в шортах и майке. Но, он в этом не одинок, вспомните «моржей» – любителей закаливания и зимнего купания. Наверняка, у них организм очень здоров и почти не нуждается в защите от холода. Вот за эти вещи у нас отвечает инстинкт защиты тела от неблагоприятных условий.

     5.«В последнее время я совершенно не высыпаюсь, встаю с постели с чувством усталости, разбитости и лишь усилием воли заставляю себя выполнять обычные дела. Может быть это авитаминоз?» — Отвечает психолог: «Несмотря на то, что витамины попить никогда не вредно, вряд ли в этом случае они помогут радикально. Чувство усталости, бессилия и разбитости являются признаками депрессии, что говорит о сильном снижении энергетического уровня человека…», то есть о том, что организм человека устал и находится на грани истощения… Отчего это происходит? Начнем с основ. Обычно после периода активной деятельности наступает время отдыха и сна. За это отвечает инстинкт восстановления сил. У кого-то он очень силен, тогда этот человек ленив и слывет изгоем. У других наоборот, он слаб, и тогда… Вот как об этом пишет писатель с мировой известностью: «Никаких любимых занятий, кроме работы… Я плохо сплю, встаю в четыре утра и пишу до семи-восьми, затем несколько часов отдыхаю и снова к столу. И так все время, потому что Я – трудоголик…». В конце концов, инстинкт усталости может не сработать и, у человека  развивается описанное состояние, так называемое физическое истощение. Оно наваливается подобно параличу, человек начинает чувствовать сильную слабость во всем теле, его дыхание становится прерывистым и он может потерять сознание… Но не о том речь. Мы здесь говорим об инстинкте усталости. Из вышеприведенного мы видим, что этот инстинкт есть у нас,он нам весьма нужен и без него нам наверняка пришлось бы туго. Наверное поэтому, с этим инстинктом у нас очень многое связано. Из-за него более одной трети жизни мы проводим в неподвижности. Вспомните комнаты отдыха, спальни, гостиницы, кровати, одеяла, подушки и другие вещи необходимые для спокойного отдыха. И все это  требуется лишь для одного — для отдыха и накопления сил.

     6. Наконец, еще один важный первобытный инстинкт — желание избежать боли или как его еще называют «инстинкт воли к жизни». Боль –  сторож и верная нянька человека… Вы не верите в это? Напрасно… Существует заболевание при котором человек не чувствует боли. Такие больные, сами того не замечая, постоянно наносят себе вред – сильно обжигаются, ранятся, отлеживают руки и т.п. Мы же, в отличие от них, из-за чувства боли стараемся избежать болезненных вещей. Даже такая вещь, как необходимость идти к зубному врачу для лечения зуба, у многих и очень многих портит настроение. У некоторых же перспектива испытать сильную боль вызывает не просто страх, а настоящую панику. Отсюда вы видите, что инстинкт боли может изменяться от полной нечувствительности до панической боязни даже незначительной боли. Эту человеческую особенность отмечал еще З.Фрейд. Он выделял у человека такие состояния: испуг, страх, боязнь.

    Ну вот, вроде бы, все основные инстинкты, отвечающие за целостность нашего бренного тела перечислены. Надо бы их как-то обозначить. Давайте назовем их группой жизненных инстинктов, то есть инстинктов отвечающих за сохранность нашей жизни.  «А как же родительский, стадный и другие инстинкты?»: — наверное, спросите вы. О, это более поздние приобретения и они связаны с другими целями организма. Так, к примеру, перечисленные инстинкты отвечают за продолжение рода и посему, мы будем их рассматривать отдельно.

    Итак, инстинкты, обеспечивающие продолжение человеческого рода, появление и выживание наших детей. Они, конечно, появились и закрепились гораздо позже первородных рефлексов. Когда они у нас образовались сказать трудно, но то, что у нас с вами имеется, было полностью оформлено и завершено в животном мире. Это означает, что эти инстинкты заложены на генном уровне и имеют большую власть над нами, то есть они тоже определенным образом кодируют наше поведение. Но все же!  Эти инстинкты моложе и слабее тех первородных, следовательно, и программируют наше поведение значительно меньше. Значит, нам легче сопротивляться и не подчиняться их внутреннему давлению.

    В первую очередь к ним относится половой инстинкт — инстинкт продолжения рода. Этот инстинкт или потребность у всех животных в том или ином виде встречается. Ученые для него придумали разные названия — спаривание, гон, случка, половое сношение и т.д. Но суть одна — в основе этого действия лежит продолжение рода. А то, что с этим инстинктом связано получение сильного удовольствия (оргазма) далеко не случайно. Это не слепая игра природы, это по сути дела, ее приманка или ловушка, гарантирующая зарождение новой жизни и появление последышей. Именно действием или бездействием инстинкта деторождения можно объяснить такие факты: Например, москвички Тамара Баранова и Галина Маврина имеют по 15 детей, Ольга Авдеева и Мария Ильященко по 12…. А австриячка фрау Шейнберг родила аж 69 штук… Благодаря тюменским врачам, использующих метод искусственного оплодотворения, почти полторы сотни отчаявшихся семей смогли обрести собственного здорового ребенка. Но вот Клаудиа Шиффер, хотя ей уже за 30 лет, явно не горит желанием обзавестись собственным чадом.

     Да, но вот как мы совместим с этим инстинктом следующий факт: «По замыслу  организаторов… должен был состояться своего рода секс-рекорд: порнозвезда из Бельгии Сабрина Джонсон собиралась за 24 часа «обслужить» ни много, ни мало 2000 мужиков, потратив на каждого по 40 секунд». Или  такое: «… Среди 30-летних женщин множественный оргазм испытывает примерно 10%, а к 50-ти годам уже более 30. Чувственность расцветает, приобретает новые краски…».  Или например: всемирно известный «овальный» секс Клинтона… Эти факты указывают  на то, что половой инстинкт, кроме деторождения и создания семьи, стал служить еще и для других, совершенно новых целей. Он стал источником получения удовольствия. Это не мой вывод, это мнение З.Фрейда. Вот оно дословно: «… Прежде всего сексуальный инстинкт совершенно не зависит от функции размножения, целям которого он служит впоследствии. Он преследует только достижение удовольствия различного рода.». Понятно, что в столь деформированном и гипертрофированном виде, данный инстинкт встречается только у людей. А мы грешные, не понимая подоплеки этого,  видоизмененный инстинкт, причем полностью оторванный от природной функции и используемый только для получения удовольствия, назвали сексом. И даже придумали для его обозначения много расхожих выражений, типа: сексапильность, сексуальность, привлекательность, любвеобильность и т.п. Этот видоизмененный инстинкт сегодня среди нас имеет очень большое влияние. А многих даже обеспечивает работой, вспомните порноиндустрию, стриптиз и т.п. Кстати, вы знаете сколько стоит секс? Он обходится человечеству в миллиарды и создает миллионы рабочих мест. Только в США ежегодные медицинские и социальные затраты на него составляют 83 млрд. долларов.

      Вот эти факты послужили тому, что половой инстинкт был разделен на две независимые части:

     7. На потребность продолжения рода, отвечающую за количество детей в семье и за желание или нежелание их иметь.

   8. И на сексуальный инстинкт, который, как сами понимаете, преследует лишь получение удовольствия. Самое забавное заключается в том, что этот деформированный половой инстинкт у многих из нас является ведущим мотивом поведения. Видимо, эта особенность человеческой натуры дала Фрейду повод считать его, наравне с инстинктом выживания, основным мотивом поведения.

     9. Следующий важный инстинкт — потребность в общении с себе подобными или как его еще называют — стадный инстинкт. Да и я не могу себе представить, как бы я существовал один! Один, ни с кем не общаясь, не видясь, не прикасаясь. Кто-то ухмыльнется, кто-то недоуменно пожмет плечами, но все же подумайте! Скольким обязаны мы этому инстинкту! Подумайте, ведь без него мы не хотели бы разговаривать с людьми, общаться с друзьями, с женой. Да и не только говорить, но, наверное, даже находиться рядом не пожелали бы. Из-за действия этого инстинкта, мы порой готовы многое вытерпеть, лишь бы не потерять возможность пообщаться. На этой привычке даже возникло наказание, при котором с человеком перестают общаться, иначе говоря, ему объявляют «бойкот». Не всем «по зубам» подобное испытание. Ведь нас друг к другу притягивают феромоны, так называемые гормоны общения, своеобразные химические почтальоны. Только «информацию» они передают не от клетки к клетке, а от одного живого существа к другому. Но вот интересное различие между мужчинами и женщинами, заключающееся в различной степени развития этого инстинкта: «…Женщины в общении нуждаются намного больше мужчин. Как показывают исследования, дама совершенно не напрягаясь может произносить до 600-800 слов в день. При этом она использует вздохи, жесты, мимические ужимки, движение головой и массу других сигналов, которые называются языком тела. Что в целом составляет более 20000 «слов» в день. Мужчина же ежедневно произносит около 200-400 слов и гораздо скупее на жесты. Особенно наглядна разница вечером, когда муж и жена садятся вместе поужинать. Он скорее всего, истратил все слова на работе и не имеет ни малейшего желания общаться. В таких случаях мужчины обычно прикрываются газетой или упираются в телевизор, изображая отсутствующее выражение.»… А жена, скажем просидев дома, в лучшем случае использовала 2000-3000 «слов» и у ней осталось в запасе еще около 15000!… Вот тут – то и начинается общение!… Наверное, не случайно психологи утверждают, что причиной мужского одиночества чаще всего бывает бессознательный страх перед слишком тесными эмоциональными отношениями с женщиной…

         10.Родительский или материнский инстинкт. Здесь я думаю объяснять ничего не надо. Это общеизвестно. Все мы, так или иначе, стараемся одеть, обуть, накормить своих детей, а кроме них, мы также заботимся о своих немощных родителей. И за это ничего ни от кого не требуем. Более того, мы даже благодарны им за эти обязанности. Ведь, если  нас лишить этих забот, то нам станет очень и очень плохо (начнут терзать нехорошие мысли, предчувствия и т.п.). Кстати, американскими учеными недавно обнаружено вещество, ответственное за силу родительских чувств — так называемый гормон «пролактин». От его величины зависит сила родительского чувства, чем его больше, тем это чувство сильнее в нас, и тем больше мы любим своих детей…. Вот, как пишет любящая мать о своем сыне: «…Кирюше почти два года. Мало сказать, что я люблю его – он мне очень нравиться. Часто ловлю себя на том, что смотрю на него как бы со стороны и до сих пор не могу поверить: такой замечательный, умненький, красивый мальчик и мой сын? За какие такие заслуги нам с папой досталось это сокровище?»… Вот еще пример большой родительской любви: Больше двух лет, Наталья Захарова, бывшая актриса МХАТ, добивалась выдачи ей дочери, отобранной у ней французским правосудием. Она даже не остановилась перед обращением к президенту России, с просьбой быть посредником в деле возвращения любимой дочери…  Но вот другой полюс материнства, точнее его отсутствие: «В один из роддомов Москвы доставили молодую женщину – прямо со свалки, где она собралась рожать. Паспорта при ней нет…» Едва оправившись после родов написала заявление: «Полностью отказываюсь от родительских прав»… Ушла и не взглянула на ребенка…». В качестве дополнения – в московских роддомах практически ежедневно регистрируется хотя бы один случай отказа от младенца. Ежегодно в нашей стране примерно 32 тысячи человек лишаются родительских прав. У таких матерей – другая психология. Они — как кошки. Готовы рожать каждый год, а потом тут же забывать о собственных детях…

   И, наконец, группа «верхних, самых тонких веточек «древа жизни», находящихся на его верхушке». По этой причине их инстинктами называть еще рано, для этого им не хватает одной-двух сотен тысяч лет. Всего-то ничего по меркам природы… Но это также означает, что их действие в нас настолько размыто, настолько слабо и незаметно, что их влияние мы приписываем кому угодно и чему угодно — окружающей среде, воспитанию, условиям жизни, но только не инстинктам. Но как бы их мы не игнорировали, именно они соединяют и скрепляют наше общество. Видите ли, причина этого лежит в том, что данные инстинкты отвечают за выживание и обеспечение уже не детей, а их потомков — внуков, правнуков и их детей. То есть эти инстинкты работают на перспективу человечества, точнее говоря, нашего общества. Поэтому весьма часто их называют общественными потребностями или нуждами.  Как вы помните, мы эти инстинкты выделили в группу человеческих свойств, служащих главной цели человечества — его выживанию!!!

     Наверняка вы заинтригованы, что это за инстинкты, т.е. потребности?… Тогда к ближе делу! Продолжение следует…

    Краткие итоги главы:

     Для изучения человека выделим лишь на самые главные,   самые сильные инстинкты, определяющие главные направления поведения и формирующие наш характер. Первая группа —    самые примитивные инстинкты, отвечающие за выживание нашего  организма. Они, самые древние, образуют самые нижние и мощные ветви «древа жизни». К ним можно отнести — инстинкт питания, потребность удаления отходов и поддержания организма в чистоте, инстинкт движения, инстинкт защиты тела от неблагоприятных условий,  инстинкт восстановления сил, инстинкт боли.        Вторая группа инстинктов — инстинкты, обеспечивающие продолжение человеческого рода, появление и выживание наших детей. Они включают в себя: потребность продолжения рода,  сексуальный инстинкт, стадный инстинкт, родительский или материнский инстинкт. Последняя, самая молодая, группа инстинктов — инстинкты служащие главной цели человечества — выживанию человечества, общества в целом.

Обоснование физиологической, животной части или 90%

    Если бы я стал тут приводить готовые ответы и формулы, то естественно вы мне не поверили бы. Поэтому мы с вами начнем с элементарных понятий. Ведь никто не занимается бухгалтерией, не изучив предварительно арифметики, или не берется писать письма и сочинения, не зная азбуки. А здесь человеческий характер, душа и другие тонкие трудноуловимые материи. Именно поэтому, прежде чем лезть в человеческую область нужно установить определенные элементарные вещи. Конечно, от этого наша задача намного усложняется. Ведь многие вещи очень сложны в объяснении, а  их надо изложить так, чтобы они были понятны любому среднему человеку… Из-за этого мы будем двигаться не торопясь, постепенно, так же, как школьники, которые прежде чем делить и умножать, долго-долго изучают 1,2,3…, потом сложение, вычитание и т.д. То есть, мы начнем с самых основ. Ученые утверждают, что около 90% поступков человек совершает неосознанно, т.е. инстинктивно. То есть очень большая часть наших поступков – это инстинктивные желания. Именно этот неосознаваемый, глубинный, «кипящий» пласт могущественных стремлений, влечений, желаний нам приоткрыл незабвенный З.Фрейд. Вот как раз этой частью, этим громадным, глубинным, неосознанным пластом, естественно с определенной целью – с целью выяснения как она руководит нами при поиске идеального партнера, мы с вами и займемся. Изучение же оставшейся человеческой части, то есть верхнего человеческого пласта (оставшихся 10%), мы оставим для другой части виртуальных поисков. Итак, что объединяет все вышеперечисленные вопросы?… То, что происходят они с людьми, то есть с человеком. А кто он? Тут-то вы наверняка призадумаетесь и, может быть скажете: «О-о, это вопрос сложный,  с ходу и не ответишь!».

                                   Кто такой человек?

    Начнем с самого простого и общеизвестного – «человек — это вершина природы». То есть природа, долгие-долгие тысячелетия совершенствовала все живое и сущее, отбрасывая в стороны «тупиковые пути» (микроорганизмы, насекомые, животные и другие), чтобы селективным путем вырастить типа вобравшего лучшие природные достижения и задающего этот вопрос.  Но, что мы понимает под лучшими природными достижениями?… Прежде чем ответить на этот вопрос, нужно понять и выяснить, а что же нас всех, от микроорганизмов до животных и человека, роднит и объединяет в одно целое?   «Фэ…, что за проблема?! Конечно жизнь, вот что нас всех роднит!» – фыркните вы и будете правы. Но, что такое жизнь, желание жить или существовать? Ученые называют (в том числе и сам «дедушка» Фрейд) это свойство инстинктом жизни, или точнее — инстинктом самосохранения. Это то, что заставляет нас изо дня в день, делать и повторять одно и тоже, только лишь с одной целью — жить, дать возможность выживания своему организму. Этот инстинкт в нас сидит очень-очень глубоко, так глубоко, что нами попросту не осознается, но именно он двигал наших предков и прародителей сквозь тьму миллионов лет. Конечно, о том, как стремятся выжить примитивные существа и животные, мы все преотлично знаем. Но вот насколько сильно это чувство у человека и вообще, каково оно, можно представить из следующего. Наверное, многим из вас приходилось плавать и нырять, так вот представьте себе, что вы нырнули глубоко, очень глубоко и, у вас кончился воздух. И тогда вы, подстегиваемый желанием выбраться на воздух, впав в панику начинаете суматошно работать руками, ногами, телом и рваться вверх, вверх и вверх… Вверх, туда к долгожданному глотку воздуха, даже пусть маленькому, малюсенькому, лишь бы это был воздух… И, наконец…, вырвавшись на поверхность и судорожно глотая воздух, вы ощущаете как прекрасен мир, как хорошо вокруг и какое это «бесконечное блаженство…  блаженство жить… просто так жить!… Просто жить и существовать!…» Вот это и есть ощущение самой жизни, самого  смысла существования, то первозданное, древнейшее и могучее чувство, двигавшее наших предков по ступеням эволюции. Именно это чувство позволяло выживать и развиться нашему человеческому роду. В силу этого мы станем считать, что  инстинкт самосохранения есть тот стержень, на котором держится само существование человека.

   Да, но одного желания выжить, как вы понимаете мало. Надо организм обеспечивать, защищать, очищать, оберегать и т.п. Для этого одного инстинкта самосохранения явно маловато. Здесь нужны какие-то дополнительные приспособления, и они, конечно же, не замедлили появиться – сейчас у нас есть органы чувств, руки, ноги, язык, глаза и др. То есть наш первородный инстинкт самосохранения окутался всевозможными штучками обеспечивающими прекрасное существование организма. Таким образом, наш первородный инстинкт, оказался даже не стержнем, о нем более уместно говорить как о стволе, «о громадном и толстом стволе» несущем крону из наших чувств, желаний и ощущений, спасающих тело от безвременной кончины.

   Отсюда первое положение: основной стержень или «несущий ствол» человека – это первородный инстинкт выживания организма. 

   «Ну и что?» – предвижу ваш вопрос, — «Что с этого возьмешь, для нашей-то темы они не подходят».  Подождите, мы же еще не разобрались в самом человеке! Мы только еще начали…

      Далее… Во-вторых. Почти столь же древнее, как и жизнь на Земле, разделение живых существ на два пола. Сегодня практически все живое на земле имеет двуполую структуру… И не только имеет, но и соединяется для продолжения рода! Одни ненадолго, лишь на несколько секунд, другие на время гона или случки, третьи на года, а некоторые порой на всю жизнь. Но у всех соединение происходит совсем не случайно, а строго на основе каких-то признаков: у певчих птиц такую роль могут играть оперение или трели, у волков положение в стае, у бабочек рисунок на крыльях, у журавлей брачный танец ухаживания… Человек как наследник животного царства, тоже не избежал этой предопределенности. Он, прежде чем соединиться семейными узами, проводит обязательный процесс ухаживания. Между тем, ухаживание –  сложный психологический «танец», смысл которого в том, чтобы определить подходят партнеры или нет. В этот психологический «танец» Природа заложила особые принципы отбора нашей второй половины. Какие такие принципы? – спросите вы. Ну, раз человек наследник животного царства, то эти принципы конечно заложены в лучшем, в самых совершенных природных достижениях, доставшихся нам от животного мира!

   Итак, мы с вами вернулись к изначальному вопросу: что же за такие, лучшие природные достижения скопились в нас? Где они находятся? И как они выглядят? Единственное, что может нас направить на путь истинный, так это то, что люди и все живые существа, как утверждает наша наука, произошли от одних корней, то, очевидно, эти лучшие природные достижения должны иметься и в других организмах. Тут же возникает вопрос: в каких организмах? Трудно с ходу их определить…  Не будем напрасно гадать, а обратимся к теории эволюции  Дарвина.

    Согласно ей, от зари эволюции до нас протянулась целая цепочка организмов: от примитивных амеб до кровожадных динозавров и юрких обезьян, постепенно видоизменявшихся, пока они не превратились в человека. И при этом, все эти существа передавали потомкам наследство, причем обязательно самое лучшее из того, что они могли передать. Но, что они могли передать своим детям? Деньги? Золото? Дома? Земли? Знания?… Конечно,  это абсурд! Они передали своим детям вещи гораздо лучше и ценнее, чем вы даже сможете себе представить. Они передавали потомкам свой жизненный опыт,  закодированный в бессознательное, инстинктивное поведение. В поведение обеспечивающее выживание почти в любых условиях и ситуациях. Это закодированное поведение, т.е. наши инстинкты, обеспечило выживание наших предков в ледниковый период, в африканской жаре, в борьбе с пещерными медведями и саблезубыми тиграми, а также продолжение человеческого рода. И сейчас все они с нами. И совсем нам не мешают! Причем эти инстинкты всегда остаются с нами, до самой последней минуты и секунды они не покидают нас. Больше того — они умирают вместе с нами. Конечно, некоторые из инстинктов предтечей терялись и пропадали, как например инстинкты выживания в воде, зато оставшиеся закреплялись еще прочнее и сильнее. Причем, на нашем «стволе жизни» (т.е. на первородном инстинкте выживания) они не превращались в нелепые наросты или паразиты. Нет, совсем не так. Все полученные нами инстинкты действующие и помогающие нам в повседневной жизни, при этом они опирались и опираются на главный стрежень выживания человека — на наш инстинкт самосохранения — и точно также как ветви дерева на его стволе  образуют крону, так и наши инстинкты на главном инстинкте выживания образуют крону и образуют вместе «древо жизни человека».  (Рис. )

Новый рисунок (1)

      На нем, все инстинкты возникая также как ветви из ствола, зарождались в виде маленьких почек, превращались в веточки, и постепенно вырастали в мощные несущие ветви. При этом самые первые инстинкты оказались самыми крепкими ветвями, более молодые «побеги» или инстинкты доросли до размера средних, менее крепких ветвей и, наконец, последние наши приобретения – «молодые веточки» образовали верхушку «древа жизни». И точно также как каждая мощная, толстая ветвь ветвится мелкими веточками и покрывается листвой, так и наши первобытные инстинкты окутались всевозможными рефлексами, навыками и привычками, нуждами и потребностями. Сегодня все эти «веточки и листики» управляют нами и образуют неуловимую ауру нашего индивидуального поведения или, как его мы называем, характера человека. Вы, конечно, понимаете, что любое дерево в лесу неповторимо. Точно также и «древо жизни» каждого человека имеет свои особенности. Если мы задумаем описать такое дерево, естественно не будем говорить о его особенностях. Мы начнем с того, что сначала расскажем какие у него ветви, ствол, листья, корни. И только потом скажем о его особенностях. Т.е. мы, описывая дерево, упомянем вначале об его общих чертах, которые встречаются у всех деревьев и лишь потом о его отличии от них. Человеческие «древа жизни» (первородный инстинкт, его ответвления – инстинкты древние, помоложе и самые последние), равно как и деревья в лесу, тоже имеют общие черты, позволяющие их классифицировать и описывать в самом общем и очень несложном виде. Иметь-то общие черты имеют, но! Нет для этого самого главного! Нет обобщенных понятий для описания человеческого характера, т.е. нет понятий, для описания обобщенного «древа жизни» человека.

      Краткие итоги главы

    90% поступков человек совершает неосознанно, т.е. инстинктивно. Это связано с тем, что сама наша жизнь, желание жить — это действие инстинкта самосохранения. Это то, что заставляет нас изо дня в день, делать и повторять одно и тоже, только лишь с одной целью — жить, дать возможность выживания своему организму. Это ощущение жизни, смысла существования, это первозданное, древнейшее и могучее чувство, двигавшее наших предков по ступеням эволюции —  позволило выживать и развиться нашему человеческому роду.

  Отсюда главное условие выживания человека — его основной стержень или «несущий ствол» на котором все держится – это первородный инстинкт выживания организма. Под его действие, от зари эволюции до нас протянулась целая цепочка организмов (от примитивных амеб до  юрких обезьян превратившихся  в человека). Все эти существа передавали потомкам в наследство самое лучшее из того, что они могли передать. Они передавали потомкам свой жизненный опыт,  закодированный в бессознательное, инстинктивное поведение. В инстинкты обеспечивающие выживание почти в любых условиях и ситуациях. Эти инстинкты всегда остаются с нами, до самой последней минуты и секунды  — они умирают вместе с нами. Полученные нами инстинкты опираются на главный стрежень выживания человека — на наш инстинкт самосохранения — на нем образуют крону и образуют вместе «древо жизни человека». На нем эти инстинкты возникая, зарождались в виде маленьких почек, превращались в веточки, и постепенно вырастали в мощные несущие ветви. При этом самые первые инстинкты оказались самыми крепкими ветвями, более молодые «побеги» или инстинкты доросли до размера средних, менее крепких ветвей и, наконец, последние наши приобретения – «молодые веточки» образовали верхушку «древа жизни». И точно также как каждая мощная, толстая ветвь ветвится мелкими веточками и покрывается листвой, так и наши первобытные инстинкты окутались всевозможными рефлексами, навыками и привычками, нуждами и потребностями. Именно они управляют нами и образуют неуловимую ауру нашего индивидуального поведения — характера человека. Индивидуальные человеческие «древа жизни» (первородный инстинкт и его ответвления – древние инстинкты, инстинкты помоложе и самые последние), равно как и деревья в лесу, имеют общие черты, позволяющие их классифицировать и описывать в самом общем виде.